20idei_media20
    29.08.2003 23:00

    Мертвый дедушка, волки и живые дети

    Малолетние ребята провели 10 дней в глухом вологодском лесу и выжили

         Из Питера по грибы

         Живут в Нижней Ножеме 150 человек. И все друг другу родственники. Хоть и дальние. Почти все посельчане сидят без работы. Зарабатывают местные летом и осенью сбором грибов и ягод. За килограмм сушеных грибов - аж 18 рублей дают. Какая-никакая копейка в дом. За ягоды плата выше, но и критерии строже. Да местные и не ропщут: "ягод и грибов - пруд пруди, конечно, не каждый год урожайный, но этот удался". Поздней осенью и зимой ножемцы охотятся - шкурки у них частные предприниматели скупают, а мяса кусок - в дом. Весной же, как правило, в своих огородах дело есть. А если повезет, то можно и на чокеровку наняться - сосны валить в местный лесопункт. Но люди там не всегда нужны: то есть спрос на сосну, то нет.

         Домик Макаровых стоит почти у самой кромки леса, на отшибе поселка, у разобранной столовой и местной школы, где учатся всего человек пятнадцать, с первого по четвертый класс, причем все вместе. Когда-то в столовой кормили рабочих, занятых вырубкой леса. Собственно говоря, поселок и возник только благодаря лесному производству.

         Летом Нижняя Ножема оживает. Возвращаются разъехавшиеся от невыносимой тоски и печальной красивости здешних мест бывшие местные жители. Кто привозит детей погостить к бабушкам и дедушкам, кто сам вспомнит, как выглядят настоящие лесные грибы и ягоды. В начале августа с сыном Кириллом приехал из Питера и Алексей Саябин. Приехал, оставил отпрыска на бабу Веру и тетку Людмилу и на троюродного брата Кирюши - Артема Макарова. И уехал.

         Девятилетний Тема поселился на время в соседний дом к братцу и старикам. Вместе ходили по ягоды, катались на "великах". Утром 6 августа ничего не предвещало беды. Дед - 56-летний пенсионер и охотник Владимир Богданов, - взяв с собой внуков, собаку Соболя, отправился привычной тропой в лес по грибы.

         Начало смеркаться, а ушедшая компания все не возвращалась, да и дождь начал накрапывать, первый с начала июля. Домашние заволновались. Воспоминания о недавних событиях нагоняют на лоб Людмилы тень.

         - Уже вечером было ясно: что-то случилось, но именно что, не знали, - хмурится она. - А на второй день поисков нашли моего отца. Он мертвый лежал невдалеке от тропки, по которой обычно пролегал маршрут, рядом с ним кружился и пес Соболь. Но детей не было - это было страшнее всего. Вернулись, позвонили начальнику пяжозерского лесопункта Василию Трошину с просьбой помочь людьми в поиске. Но нам отказали - люди все в рейде, никого свободного нет. И милиция только труп забрала, и все. Даже в розыск детей не объявили.

         Ближе к вечеру 8 августа также всем поселком, вернувшись из леса без результатов, звонили отцу Кирилла в Петербург. На следующий день он примчался в Нижнюю Ножему с друзьями.

         - Если бы не отец Кирюши, наверное, детей и не нашли бы, - продолжает мама Артема. - У Леши оказался очень хороший приятель Дмитрий Климовский. Он умудрился поднять на уши не только местные власти и служителей правопорядка, но еще и подключить питерский отряд МВД и череповецкий отряд спецназа "Рысь"! Человек двадцать приехало в общей сложности. В самый последний день ребят искали на трех вертолетах, с двумя поисковыми собаками, народу было более двухсот человек. Конечно, если бы потерялся в лесу мой один, ничего бы подобного не было.

         Здравствуй, лес, привет, гриб

         Жители Нижней Ножемы внешне неотличимы от каких-то других обитателей Вологодского края. Одеваются с местных барахолок, на которые товар привозят из Москвы, также говорят скороговоркой и растягивая немного "о". Но есть у них, "ножемцев", одна необычная черта, видимо, из-за близости к природе. Верят местные в различные сказания, сказки, в духов леса, заговаривающих бабок и многое другое.

         - Мы просто так в лес не ходим, - говорит одна из забежавших на чаек соседок Татьяна Макеева, местный завхоз, - мы подходим к лесу, кланяемся, и "здравствуй" ему говорим. А иначе нельзя, может впустить и не выпустить. А так даже если заплутаешь, кто-нибудь да дорогу покажет. С грибами здороваемся, чтобы они не обижались, что мы их срываем. А потом у нас одно место есть нехорошее, туда стараются вообще не ходить - Чертов угол. Там, кстати, любил ходить дедушка Темин. Он там себя как дома чувствовал. Сколько раз там люди терялись.

         Когда мальчиков искали, объехали всех окрестных знахарок, но они в один голос твердили, что на девятый день детей отпустит. Кто, не сказали, но что живые они придут, никто не сомневался.

         Во время чаепития к дому приехал на велосипеде с друзьями Артем.

         - Мы около двух дня до зимовки добрели, там сели отдохнуть, - тихо вспоминает Артем про любимого деда. - Ему, видно, плохо было, он нам сказал, что прямо нужно все время идти - и мы к дому тогда выйдем. А потом полегчало, наверно, дальше отправились. Он впереди шел, вдруг упал. Закашлял сильно. Подбежали, а он уже не дышит. Это около трех дня было. Мы тогда раза три к нему возвращались, вдруг бы он встал. Испугались, конечно, и, видно, не в ту сторону побежали. Кирилл предлагал еще в разные стороны пойти, но я не дал, сказал, что скучно будет порознь. В первую ночь страшно ночевать в лесу было, шорохи, запахи, сырость да грязь. Но ничего, раз переночевали, а там привыкли. А потом с нами дедушка был, мы его, конечно, не видели, но чувствовали, он нам даже иногда дорогу указывал.

         - Что же вы ели в лесу?

         - Естественно, ягоды, а что же еще? Красную смороду (смородину), малину, голубику, чернику ели. Они ведь и в огороде у нас все из леса, так что я съедобные ягоды за версту узнаю. Кирюша, правда, раз пытался съесть волчью ягоду, да я ему не дал. Она же ядовитая! А вдруг бы он насмерть отравился. А вот пили мы воду из болота. Дожди лили, так что водичка не застоявшаяся была, чистенькая, можно сказать. И приспособились хорошо: кепкой черпали, а через козырек, как носик у лейки, пили. Грибы не ели, что мы ненормальные, их сырыми - нельзя. А чтобы скучно не было, представляли как будто на тропинке то батон колбасы, а еще лучше два батона и хлебушек появятся или, например, вареная картошка, а еще лучше жареная или даже целый арбуз! Но ничего, я и сейчас ягоды есть могу. Но вот в лес не пойду, может, только с родителями, а лучше только когда вырасту.

         С момента, как нашли детей, прошли уже почти две недели, а Тема иногда и сейчас во сне говорит о съестных запасах и о том, чтобы Кирилл не ныл, поскольку их обязательно найдут или они сами выберутся из леса.

         - Мы ночевали под елками - они самые пушистые деревья в лесу: под ними и дождь не страшен, - продолжает Артем, - а вот лапник не догадались подстелить, поэтому спали прямо на траве или земле. Только друг к дружке поплотнее прижмешься, тепло сразу становится. Из живности лося видели, он нас не тронул. А глухаря поймать не смогли, улетел.

         Спасатели же, когда лес прочесывали, то и дело натыкались на волков и медведей. Эти животные, кстати, в поселке частые гости, особенно зимой, когда голодные. Причем людей трогают редко, видимо только когда совсем желудок сводит: за три года только двух поселян съели. А вот местных собак, кур таскают почти ежедневно зимой. Кушать им сильно хочется.

         Под шапкой-невидимкой

         Как это ни странно, но все то время, что шли поиски, мальчишки иногда натыкались на своих спасателей. Только к чужим, наверное, по закону леса, выходить они не рискнули. Спасатели же ребят не видели.

         - Я даже в вертолете мужчину разглядел, мы ему рукой махали, - говорит Артем, - он в наушниках больших был, а нас не видел.

         И их не замечали, или скрыты они от глаз какой невидимой силой были, теперь уже никто не скажет. Можно даже предположить, что почти играли дети в прятки со взрослыми. Вышли же ребята 16 августа в 10.30 к 31-летнему Юрию Романенко из деревни Пожары, вернее, вышел Артем, сильно ослабевшего Кирилла на руках вынесли к машине спасателей.

         - Детей, наверное, просто сила духа спасла, - говорит Людмила. - Они верили, что их найдут или сами найдутся. Вот и нашли. Мне кажется, если бы испугались или веру утратили, может, у поисков другой конец был.

         Сами спасатели в шоке были, когда детей живыми нашли. Говорили, как правило, все поисковые операции найденными трупами заканчиваются, а здесь живые, да еще и дети! Собственно 16 августа предпоследний день поисков был, по графику. Многие не верили, что можно столько дней в лесу прожить. Сами спецназовцы из "Рыси" говорили, что леса тут столь непроходимые, что, наверное, окажись они в подобных условиях, может, и не выжили бы столько дней.

         1 сентября Артем пойдет в школу. Кроме него только еще один школьник будет учиться в третьем классе Нижне-Ножемской начальной школы, зато человек пятнадцать наберется с первого по четвертый класс. Зато дальше аж почти на весь сентябрь мальчика врачи от уроков освободили. Поскольку заживают натоптыши и стертые ноги медленно. Перевязки ему еще делают, правда, толку от них мало. Педали любимого велосипеда все бинты сбивают.