Новости

31.08.2003 15:29
Рубрика: Общество

Атипичную пневмонию "рассекретили" наши военные

Впервые в мире наши вирусологи создали уникальную тест-систему, способную безошибочно диагностировать смертельный вирус

     Глобальная тревога

     Впервые о странном заболевании, впоследствии названном атипичной пневмонией, стало известно в ноябре 2002 года. Сколь-либо достоверную информацию о возбудителе болезни ученым удалось получить к марту нынешнего года. Выяснилось, что ее переносчиком является неизвестный короновирус. Болезнь расползалась по планете, и уже 16 апреля 2003 года Всемирная организация здравоохранения объявила так называемый "режим глобальной тревоги". По закрытой внутренней сети ВОЗ начался обмен информацией между микробиологическими центрами восьми стран мира, в частности США, Канады, Сингапура, Китая. А вот Россию, несмотря на огромную протяженность границ с Поднебесной, миллионы китайцев, проживающих в стране, в этот список не включили. Впрочем, наши военные ученые предполагали такое развитие событий. С первых дней стало ясно, что наибольшей проблемой станет именно диагностика. Обычными способами трудно отличить, с какой пневмонией врачам приходится иметь дело - обычной или атипичной. Симптомы весьма схожи.
     Первую, сколь-либо похожую на достоверную, информацию российские вирусологи в погонах получили из открытых публикаций в зарубежных медицинских изданиях. Объявив войну атипичной пневмонии, "коллеги" из других стран не удосужились предоставить российским ученым самое главное - штамм вируса, именуемого за рубежом SARS, а в России - ТОРС. Пришлось буквально "на пальцах" создавать виртуальную модель, пытаясь понять, какая очередная напасть обрушилась на человечество. За пять месяцев удалось полностью прочитать генетический код вируса. Но где взять штамм?
     - Первую пробу мы получили от Минздрава 5 апреля, - рассказывает начальник Вирусологического центра института микробиологии Министерства обороны РФ полковник Владимир Максимов. - Работая с ней, удалось "отсечь" 7 различных гепатитов, 3 возбудителя гриппа. Круг микроорганизмов, которые могли вызывать атипичную пневмонию, сужался, Министерство здравоохранения передавало нам новые и новые пробы. На протяжении многих дней мы получали анализы от госпитализированного в Благовещенске с подозрением на АТП Дениса Сойникова.
     Тогда, узнав о новой болезни, россияне на протяжении пары месяцев разглядывали в телеэкранах прикрытые белыми марлевыми повязками лица и гадали: добереться ли до нас смертельно опасный вирус, грозит ли стране эпидемия, обрушившаяся на многие государства?

Двадцать шагов до смерти

     Обозревателю "Российской газеты" удалось побывать на одном из самых закрытых объектов Министерства обороны - в Вирусологическом центре института микробиологии МО РФ. Здесь создана единственная в мире тест-система, позволяющая безошибочно диагностировать вирус SARS, вызывающий атипичную пневмонию.
     Здесь, в Сергиевом Посаде, где расположен Вирусологический центр, мир смертельно опасных микроорганизмов отделен от всей остальной планеты пятью толстыми бронированными дверями. Дорога в лабораторию, где ученые-вирусологи в погонах каждый день работают с опаснейшими вирусами первой группы патогенности, занимает около получаса. Готовятся к ней заранее, день специалиста, отправляющегося в рабочий модуль, начинается с обязательного медицинского обследования, врачи непременно заставят исследователя съесть дополнительный завтрак. "Лишние" калории не помешают, ведь иной раз за 3-4 часа, проведенных в спецлаборатории, человек может потерять до двух килограммов веса. На работу ученый отправляется в специальном нижнем белье, поверх которого одет костюм повышенной биологической защиты "Антибелок". Контроль за состоянием этих доспехов ведется постоянно, костюмы ежедневно надувают мощной струей воздуха, к которому примешан слезоточивый газ - хлорпикрин. Малейшая дырочка - запах газа моментально почувствуют работники лаборатории, где проверяют костюмы.
     Дорога к вирусу - полтора десятка метров. Соблюдаются жесточайшие требования техники безопасности. Подойдя к первой бронированной двери, ученые подключают свои костюмы к централизованной системе, подающей многократно профильтрованный воздух. Затем переключаются на автономные дыхательные аппараты, с ними исследователям предстоит преодолеть четыре дезинфекционных шлюза. Дорога обратно продлится около часа. Костюмы подвергнутся многократной обработке спецрастворами, гарантированно убивающими любые оказавшиеся на защитной одежде микроорганизмы.
     Таковы реалии современной микробиологии. Во всех развитых странах работу с вирусами первой группы патогенности доверяют только военным, на всей планете существует менее десятка научных центров, где разрешены исследования аналогичные тем, что проводятся в Сергиевом Посаде. Но история с атипичной пневмонией еще раз ясно показала, что российская военная микробиология остается предметом зависти для США и их партнеров блока НАТО.
     Стоит вспомнить историю создания профилактического иммуноглобулина против вируса геморрагической лихорадки Эбола, за считанные дни превращающей внутренности человека в кровавое месиво. Ученые Вирусологического центра создали уникальный препарат в 1995 году, в 1996 году бывший начальник центра генерал-майор Александр Махлай за эту разработку был удостоен звания Героя России. Известие о том, что с лихорадкой Эбола можно бороться, всколыхнуло весь научный мир. В полном соответствии со своими международными обязательствами Россия передала Всемирной организации здравоохранения 100 доз иммуноглобулина, предоставив все необходимые документы. Однако последующая судьба разработки печальна. По данным специалистов Министерства обороны, вся партия неожиданно оказалась в США, где и "исчезла" при невыясненных обстоятельствах. Хотя планировалось наладить массовое производство иммуноглобулина для стран Африки, больше всего страдающих от лихорадки Эбола, американцы не проявили к этой инициативе ни малейшего интереса.
     Не секрет, что США прилагают максимум усилий, чтобы обеспечить себе жесткий контроль над всеми биотехнологиями мира. Речь идет о сотнях миллиардов долларов чистой прибыли ежегодно. На протяжении ряда лет свои усилия на этом поприще американцы прикрывали "борьбой с биологическим оружием". Теперь появилась куда более современная ширма "борьбы с международным терроризмом". На протяжении 90-х годов минувшего века в Женеве специалисты разных стран по инициативе России работали над дополнительным Протоколом к Женевской конвенции 1972 года, запрещающей разработку, производство и накопление биологического оружия. Речь шла о создании действительно эффективного механизма контроля за соблюдением Конвенции. Ведь если запасы химического оружия и ядерные боеголовки можно пересчитать, то с биологическим оружием такая методика неприемлема. Удалось согласовать список из 33 микроорганизмов, считающихся потенциальными агентами биологического оружия. Но летом 2001 года официальные представители американской администрации отказались поставить свои подписи под Протоколом, неожиданно насчитав в нем аж 37 статей, якобы "не соответствующих интересам национальной безопасности США". Все работы по Протоколу были свернуты, а буквально через пару месяцев, после трагедии с небоскребами Центра всемирной торговли в США разразилась истерия вокруг почтовых конвертов с таинственным "белым порошком". Слово " антракс", суть бактерия - возбудитель сибирской язвы стало общеупотребительным. Но стоит вспомнить, что еще в начале 1991 года в армии США начались поголовные прививки от этого заболевания, однако вскоре эта программа вакцинации была неожиданно свернута. Почему - остается только гадать, но российские военные эксперты считают, что тут задействованы непосредственные финансовые интересы ведущих биотехнологических корпораций США. И широко разрекламированные конверты с " белым порошком" пришлись как раз кстати.

А между тем...

     ...Атипичная пневмония еще раз показала, что человечество стоит на краю пропасти. Уже не первый десяток лет в научной среде существует термин " пластичный вирус". Микроорганизм, как и всякое живое существо, пытается выжить, мутируя, он ведет свою собственную войну с лекарственными препаратами. В результате самые современные лекарства, на разработку которых были затрачены огромные средства, становятся бесполезными за считанные недели.
     На планете продолжают работать огромные природные биореакторы, в недрах которых родилась геморрагическая лихорадка Эбола. Но мало кто знает, что оттуда вышли еще не менее смертоносные колумбийская, аргентинская, бразильская и прочие геморрагические лихорадки. В сверхсекретных лабораториях Вирусологического центра, где, кстати, хранится единственный на всю Россию "китайский" штамм атипичной пневмонии, есть насчитывающая уже более 20 образцов коллекция возбудителей геморрагических лихорадок. Пораженных ими людей вылечить пока невозможно. Однако каждый день, облачившись в костюмы спецзащиты, ученые идут работать в спецлаборатории.
     Давно известно, что самая богатая коллекция болезнетворных микроорганизмов бережно хранится именно в Вирусологическом центре НИИ микробиологии. Начальник Генерального штаба ВС РФ Анатолий Квашнин и Главный государственный санитарный врач РФ Геннадий Онищенко прекрасно представляют себе, что может произойти, отключись хоть на несколько минут энергопитание на сверхсекретном режимном объекте. За последние годы за долги Министерства обороны перед РАО "ЕЭС России" энергетики уже не раз отключали стратегически важные объекты Космических войск, ВВС и ВМФ. Случись такое в Сергиевом Посаде - Вирусологический центр моментально переключится на "режим подводной лодки", тщательно спрятанные под землей автономные генераторы спасут уникальную коллекцию, питомник подопытных животных, а при необходимости - обеспечат энергией еще и жилой городок. Главное в конечном счете - люди, которым вплотную удалось подобраться к генному коду очередной "чумы XXI века", - вируса атипичной пневмонии.

Общество Здоровье Правительство Минобороны Эпидемии