Новости

19.09.2003 16:50
Рубрика: Общество

Психическая атака

Подготовлены поправки к закону, позволяющие испытывать лекарства на душевнобольных

          В пресс-службе Комитета ГД по охране здоровья и спорту, по чьему ведомству должен был проходить законопроект, "РГ" заявили, что он "сырой", нуждается в доработке и посоветовали за всеми комментариями обратиться к разработчикам-психиатрам, а депутаты, мол, с этим документом плохо знакомы. Между тем новый законопроект был вполне готов к тому, чтобы предстать на суд народных избранников. Он получил, хотя и с небольшими замечаниями, положительный отзыв Правительства России, без особых придирок прошел правовое управление Госдумы, имел финансово-экономическое обоснование. Однако даже это не помогло "новорожденному": он сошел с дистанции, породив множество вопросов, слухов и страхов.
     Что же собирались обсуждать депутаты? Напомню, что несколько лет назад был принят Закон о психиатрической помощи, который при всех своих недостатках показался вполне прогрессивным даже бывшим диссидентам, отсидевшим в отечественных "психушках" не один год. Тем не менее этот законодательный акт оставлял множество лазеек для злоупотреблений, в частности с жильем психически больных людей. Полгода назад наша газета писала о трагической судьбе учительницы Татьяны Труновой из Москвы, которая лишилась жилья стараниями собственной дочери. Чтобы избавиться от старой матери и, наконец, жить в отдельной квартире, та попросту упекла ее в психоневрологический интернат. Правозащитники из Гражданской комиссии по правам человека весь минувший год пытались по суду восстановить дееспособность Труновой, было несколько заседаний суда, и в конце концов ее дело направили на новое рассмотрение. Сейчас оно на стадии повторной психиатрической экспертизы. Вполне вероятно, что Татьяне Михайловне в скором будущем удастся вернуться в нормальную жизнь, если наши депутаты не успеют принять поправки к упомянутому Закону. В противном случае у этой истории будет совсем иной конец. С помощью адвоката Марины Килиной мы попытаемся представить, какой.
     Итак, Трунову забрали в больницу хотя и варварским (за пенсионеркой приехало четверо молодцев с резиновыми дубинками), но формально законным способом. Новая редакция закона допускает принудительное лечение человека без санкций суда лишь по решению врача. То есть теперь никто не будет проверять, на самом деле человек нуждается в некоторой "корректировке" с помощью сильных психотропных средств или, к примеру, в его госпитализации больше заинтересованы родственники, положившие глаз на его квартиру.
     По предлагаемым поправкам, общественные организации, действующие в интересах граждан, в судебных делах принимать участие не смогут. Чтобы соблюсти хотя бы видимость законности, адвокатскую помощь клиентам психиатрических учреждений будут оказывать юристы из ...самих этих учреждений. Можно предположить, в отстаивании чьих интересов они заинтересованы. Как показывает богатый на подобные процессы адвокатский опыт Марины Килиной, злоупотребления "психушек" состоят в том, что они вступают в сговор с родственниками или соседями.
     Итак, Татьяна Трунова, которая сейчас всеми доступными ей способами борется за возвращение в нормальную жизнь, окажется заживо похороненной в интернате. А там жизнь невеселая, более того, если вступит в действие новая редакция части пятой статьи 11 Закона о психиатрической помощи, опасная. Поправка эта, по мнению адвоката Марины Килиной, самая одиозная из всех разработанных. Она касается испытания новых лекарств на душевнобольных людях. На текущий момент этот вопрос не регламентирован. Есть общая конституционная норма, которая вообще исключает любые эксперименты на человеке без его добровольного согласия. Причем согласие это должно быть осознанное и, как говорят юристы, информированное (ты обязан понимать, что таблетка, которую тебе предлагают, пока еще не продается в аптеках и последствия от ее применения не изучены). Поэтому до сих пор эксперименты с психически больными не проводились. Теперь же "подопытными кроликами" станут пациенты психиатрических больниц и интернатов. И согласие их на это не обязательно, потому что разрешение на эксперименты будет выдавать Этический комитет -некая структура в недрах Минздрава, до сих пор внятно себя не проявившая. Если в число "людей, страдающих тяжелыми психическими расстройствами (ТПР)" (а именно эта категория психбольных предназначена по новой редакции Закона для испытаний продвинутых медицинских методов и средств), попадет 69-летняя учительница, боюсь, что она долго не протянет.
     Такой исход вполне вероятен, если учесть, как новый закон раскрывает понятие ТПР. Приведу его полностью. Итак, "тяжелым психическим расстройством называется такое, которое лишает лицо способности дать осознанное согласие на предлагаемую психиатрическую помощь, а именно лечение, освидетельствование, госпитализацию либо отказаться от нее". Получается, что если вас хотят положить в "психушку", а вы, вот ужас, сопротивляетесь, значит, вы не способны "осознанно" и с благодарностью принять заботу о себе, а следовательно, у вас тяжелое психическое расстройство.
     Не менее "специфической", чем предыдущие, выглядит и поправка, касающаяся так называемой врачебной тайны. По действующему Закону врачи обязаны информировать больного и его ближайшее окружение о том, чем он страдает, какими методами и на протяжении какого времени его лечили. Поправки существенно расширяют понятие врачебной тайны, по существу налагая запрет на предоставление кому бы то ни было информации о методах лечения, психиатрическом диагнозе и, как записано в законопроекте, "иные" сведения. Их могут получить только так называемые законные представители больного. Кто это такие? По принятой в юридической практике формулировке, это родители несовершеннолетнего. Если же взрослый человек не успел дать доверенность матери, то ни она, ни иные инстанции не узнают, почему человек заперт в "психушке".

Общество Здоровье Законодательная власть Госдума
Добавьте RG.RU 
в избранные источники