Новости

19.09.2003 16:12
Рубрика: В мире

Сотрудничать, не хмуря брови

В Пекине состоится регулярная - восьмая по счету встреча премьеров РФ и КНР
Текст: Всеволод Овчинников (обозреватель "РГ", почетный член Российско-Китайского Комитета дружбы, мира и развития)

      На предыдущей аналогичной встрече 22 августа 2002 года партнером Касьянова был тогдашний премьер Чжу Жунцзи. Тогда, в частности, было решено добавить к четырем межправительственным подкомиссиям по сотрудничеству (в области образования, культуры, здравоохранения, спорта) подкомиссию по туризму, а также создать группы по взаимодействию в области кинематографии и средств массовой информации.
     Вообще надо сказать, что такого отлаженного механизма взаимодействия, основанного на многоступенчатой системе регулярных контактов, какую создали и используют Москва и Пекин, у нас нет ни с одной другой страной. Эта система включает ежегодные саммиты глав государств, регулярные встречи глав правительств, постоянные контакты министров иностранных дел, не считая отраслевых межправительственных органов координации, структура которых постоянно совершенствуется.
     Между тем нельзя не видеть, что эффективность политического взаимодействия России и Китая существенно превышает уровень их экономического сотрудничества. Можно говорить о небывалых темпах роста товарооборота, который в последнее время ежегодно увеличивается почти на треть. Он достиг 12 миллиардов долларов и в нынешнем году может составить 13 миллиардов. Однако в Японию Китай продает в двадцать раз, а в США - в сорок раз больше товаров, чем в Россию.
     При всей насыщенности рынков этих экономических сверхдержав Китай вывозит туда много высокотехнологичных товаров (их доля в общем объеме китайского экспорта достигла 46 миллиардов долларов). В Россию же Китай за минувший год ввез на 2,7 миллиарда долларов отнюдь не первосортного ширпотреба, а вывез на 8,5 миллиарда долларов сырьевых товаров.
     В наших поставках доминировали металлолом, необработанная древесина, химические удобрения. Товаров же с высокой добавленной стоимостью с обеих сторон было очень мало. Так что и по объему, и, главное, по структуре наша торговля существенно уступает китайско-американской и китайско-японской.
     Прошли времена, когда наш Минвнешторг имел дело лишь с китайским минвнешторгом. Теперь торговля стала децентрализованной, сложились прямые межрегиональные и приграничные экономические связи. Однако это имеет не только позитивные, но и негативные последствия. Неурегулированность правовой базы так называемой народной торговли привела к тому, что почти половина фактического товарооборота ушла в теневую, или "серую", зону. Китайские челноки по туристическому каналу перемещают через границу небольшие партии товаров народного потребления и самостоятельно реализуют их на российских потребительских рынках.
     Полученная выручка нигде не фиксируется, почти не облагается налогами и таможенными сборами. Неурегулированность правовой базы подобных операций ставит челнока в бесправное положение, побуждает его или искать "крышу", то есть становиться жертвой криминальных структур, или подкупать чиновников (нередко происходит и то, и другое).
     К тому же в условиях народной торговли невозможно осуществлять надлежащий контроль за качеством, защищать законные права потребителей в случае претензий с их стороны. Некогда безупречная репутация китайских товаров, которые в 50-60-х годах продавались в нашей стране с этикеткой "Дружба", превратилась в свою противоположность. Теперь словосочетание "китайский ширпотреб" стало нарицательным понятием для низкопробной продукции.
     Нездоровые явления в двусторонней торговле, когда почти половина товарооборота оказалась в "серой" зоне, подверженной криминалу и коррупции, способны негативно повлиять не только на экономические, но и на политические связи двух государств. Они могут подорвать взаимное доверие и симпатии между двумя народами, сыграть на руку тем, кто шумит о "ползучей экспансии" китайцев в малонаселенной азиатской части России. Эта идея активно внедряется в общественное сознание россиян западными СМИ. Прежде всего не будем забывать, что сама судьба поселила наши народы рядом. "Поменять квартиру" на планете невозможно. И от нас самих зависит, сумеем ли мы извлечь пользу из этого соседства. Если же мы будем хмурить брови и смотреть на китайцев как на недругов, то в конце концов они могут стать таковыми.
     В наших интересах поступить иначе: воспользоваться динамизмом соседа, чтобы прицепить сибирский вагон к набирающему скорость китайскому экспрессу, разумно использовать трудовые ресурсы Китая, чтобы сдвинуть с места освоение необжитых районов к востоку от Урала.
     В своем выступлении на Шанхайском саммите азиатско-тихоокеанского экономического сотрудничества (АТЭС) в 2001 году Президент Путин назвал три приоритетных направления, способных резко поднять уровень наших экономических связей с Китаем и другими странами Восточной Азии. По его словам, Россия уже в ближайшее время может стать одним из самых динамичных стратегических ресурсов развития Азиатско-Тихоокеанского региона. Это, во-первых, энергетика, во-вторых - транспорт, в-третьих - фундаментальная наука.
     Важную роль в стабильном и безопасном развитии региона должны сыграть энергомосты из России в Восточную Азию, прежде всего в Китай. Ведь при ежегодном росте ВВП на 8 процентов соответственно растут и его потребности в энергоресурсах.
     КНР добывает лишь немногим более 20 миллиардов кубометров газа. Тогда как потребность в нем к 2020 году составит 140 миллиардов. Одно лишь совместное освоение Ковыктинского месторождения в Иркутской области позволило бы ежегодно перекачивать в Китай почти столько же газа, сколько он нынче добывает на своей территории.
     Кроме того, опыт российского "Газпрома" по созданию целостной инфраструктуры газодобычи и газоснабжения способен помочь осуществить грандиозный проект прокладки трубы "Запад-Восток" от Таримской впадины до Шанхая. Этот магистральный газопровод стоимостью шесть миллиардов долларов планируется соорудить в ближайшие годы.
     Еще острее Китай нуждается в нефти, особенно в связи с начавшейся моторизацией страны (за один лишь минувший год было продано более миллиона автомашин). Потребление нефти в Китае достигло 240 миллионов тонн. Из них 170 миллионов было импортировано (наполовину с Ближнего Востока).
     Российская компания "ЮКОС" и Китайская национальная нефтяная корпорация подписали генеральное соглашение о поставках нефти по трубопроводу Ангарск-Дацин длиной 2400 километров. В первые пять лет после ввода его в строй по нему можно будет ежегодно прокачивать по 20 миллионов тонн нефти, а в последующие годы - по 30 миллионов тонн.
     Япония настойчиво предлагает тянуть трубу от Ангарска не до Дацина, а до Находки, что обеспечило бы выход российских энергоносителей в Азиатско-Тихоокеанский регион. Однако чтобы этот маршрут длиной в 3800 километров был рентабельным, по нему надо прокачивать примерно 50 миллионов тонн нефти. Это требует дополнительных затрат на разведку новых месторождений, так что тут нужно искать компромиссное решение. К примеру, сначала дойти до Дацина, а уж потом и до Находки, пусть даже двухэтапная стройка обойдется несколько дороже.
     Второе приоритетное направление - транспорт. Вместе с глобализацией экономики растут обмены между Атлантическим и Тихоокеанским побережьями Евразии. Само географическое положение России и Китая предопределяет их миссию в XXI веке - служить мостом между Западом и Востоком, подобно Великому шелковому пути древности. Объединение Транссибирской и Транскорейской железных дорог, модернизация Транссиба и второго трансконтинентального пути Ляньюньган-Роттердам обеспечат сдвиг в развитии путей сообщения в регионе.
     Наконец третьим ориентиром после энергетики и транспорта является фундаментальная наука. Россия не только богата природными ресурсами и удобна расположена. Это мировая держава с высокообразованным народом, который сохраняет передовые позиции в фундаментальной науке, в высоких технологиях. Так что не российские нефть и газ, а российские мозги являют собой наименее используемый и наиболее перспективный ресурс нашего взаимодействия.
     В годы первой китайской пятилетки мы помогали соседу прежде всего как научно-технологическая держава. При нашем содействии в Китае впервые появились собственное автомобилестроение и самолетостроение, сооружен гидроузел Саньмэнься, чтобы регулировать сток реки Хуанхэ, прозванной "горем Китая". Наши гидростроители в свое время возвели крупнейшую в мире ГЭС на Енисее. И очень обидно, что в эти годы они не получили у китайцев подрядов при строительстве на Янцзы гидроузла Санься (Три ущелья) с беспрецедентной мощностью в 18 миллионов киловатт. Иностранные конкуренты победили их лишь более привлекательными условиями кредитования.
     Зато в развитии атомной энергетики российско-китайское сотрудничество развивается успешно. В 2004 году будет запущен первый энергоблок на Тяньваньской АЭС - нашей крупнейшей стройке в Китае. Заканчивается монтаж второго агрегата, который вступит в строй годом позже. Россия готова содействовать и в строительстве третьего и четвертого энергоблоков. Продолжается помощь КНР в расширении завода по обогащению урана.
     Китай намерен вложить более 120 миллионов долларов, чтобы построить в Шэньяне Центр российской науки и техники. Через этот технопарк, который создается при участии Сибирского отделения РАН и Томского политехнического университета, будут внедряться российские высокие технологии в области авиации и космоса, биоинженерии, новых материалов, лазерной техники.
     На своих регулярных встречах главы правительств России и Китая стремятся воплотить договоренности, достигнутые на саммитах глав государств, в конкретные проекты торгово-экономического сотрудничества. Так, видимо, будет и на сей раз, причем энергетика, потребление Китаем российского газа и нефти, использование атомной энергии останутся приоритетными темами переговоров Касьянова и Вэнь Цзябао.

В мире Восточная Азия Китай Власть Работа власти Внешняя политика
Добавьте RG.RU 
в избранные источники