04.10.2003 08:14

    Мрачные тайны

    В бывшем дворянском гнезде новые русские хоронили своих врагов

              Под липами

         Желтые листья столетних деревьев уже замели плиты здешних дорожек ровным ковром. Тишина такая, что звон стоит в ушах. Но птиц почему-то не слышно. Молчат здесь птицы.

          Из-под листьев местами пробивается еще зеленая трава. Но даже она за год не смогла затянуть следы от двух могил. Первая, ощетинившись поднятыми плитами, уже раскрыла людям свою страшную тайну. Вторая могила, крохотная, явно детская, свою тайну сохранила. Кроме этих двух, под старыми липами искали еще две могилы, но не нашли. Четыре с половиной гектара старинного имения - огромное пространство для тех, кто знает, что искать, но не знает где...

          Принято считать, что захватывающий детектив - это плод воображения автора, но придуманные самой жизнью сюжеты иногда бывают страшнее самой буйной фантазии человека. Наверное, потому, что все в них - правда.

          Четыре судьбы - на выбор

          Залитый ярким светом софитов спортивный зал, восторженные зрители и гимн Родины. Медали, улыбки и аплодисменты. Вот она - долгожданная и трудная победа и самая высокая ступенька пьедестала почета, до которой она так долго шла! У девочки от гимна на глаза наворачивались слезы, и кажется, что теперь впереди будут только счастье и победы. Так и случится. Пройдет несколько лет, и она станет мастером спорта международного класса по художественной гимнастике. В спорте действительно все будет здорово...

          Обжигающий мороз и грохот, от которого закладывает уши. Неохватные просторы Севера, от которых замирает сердце. Черными муравьями отсюда, сверху, из окна прорабской, видны сотни копошащихся внизу людей. Бьющая ключом жизнь большой стройки по-своему завораживает. Особенно, когда ты чувствуешь себя не рядовым "муравьем", а главным дирижером всего этого огромного оркестра. Кажется, что ты построишь еще черт знает сколько домов и заводов. От одной этой мысли - мурашки по коже. И впереди еще вся жизнь и много строек.

          Женщина у окна прорабской угадала свою судьбу - строек в ее жизни будет действительно много.

          Серое промозглое утро. Тот ранний час, когда уже не спят только разжиревшие московские голуби и дворники. Метла гулко шуршит по влажному от дождя асфальту, сметая первые мертвые листья. Из утреннего тумана мрачной громадой нависает старый дом с башенками, прозванный в народе "сталинкой". В такие часы спокойно работать и спокойно думать о том, что метла - это не навсегда и ее личное утро все равно разгуляется. Дворничиха верно угадала свою судьбу, правда, на это ушло несколько лет.

          К огромному дому выложенная плитами дорожка поднимается вверх, а оттуда, сквозь вековые деревья, такой открывается вид, что хочется развести руками и крикнуть, чтоб услышать эхо. Хозяйка осмотрела дом, прикидывая сегодняшний объем работы для строителей и усмехнулась, вспомнив, что в деревне за ней прочно закрепилось прозвище - Помещица. А что? Так оно и есть. Помещица самая настоящая, и все вокруг на гектары ее собственное. Это называется - жизнь удалась!

          Все четыре судьбы, таких, казалось бы, разных женщин, на самом деле принадлежат одной-единственной - Галине Ивановне Степановой. Бывшей спортсменке, бывшему инженеру, бывшей дворничихе, бывшей помещице...

          Спорт - занятие не на всю жизнь, и Галина Ивановна это поняла быстро. Получила образование и хорошую профессию. Как главный инженер строек в Сибири и Казахстане переквалифицировалась в московские дворники - тайна, которую Степанова носит с собой. А о том, как дворничиха стала помещицей, - речь впереди.

          Зять - опасная профессия

          Ахмед исчез аккурат в День космонавтики. Именно так написали в своем заявлении в милицию сразу две обеспокоенные женщины - жена и теща. Выходило, что опять уехал к родственникам на Кавказ, как бывало, но оттуда ни слуху ни духу. Когда пропадает близкий, то милиции, как правило, житья не дают, то жалобы на бездействие катают, то у порога сутками дежурят. А эти женщины вели себя прилично, особо милиции не досаждали. И на том спасибо. Никаких подозрений ни у кого в тот момент не возникло. Семья-то у всей округи на виду и на слуху. Словом - новые русские.

          А теща с женой уже который месяц ходили чуть ли не по могиле некогда любимого зятя, тем более что покоился он прямо под стеной собственного дома. А как все безоблачно начиналось!

          Появился Алимов в семье Галины Ивановны Степановой еще в Москве, когда будущая теща и по совместительству руководитель весьма преуспевающей фирмы была на пике всего - денег, уважения, известности.

          Жизнь Галины Ивановны - пестрый калейдоскоп взлетов и падений. Но бывшая спортсменка была и оставалась очень сильной женщиной и всегда умела вставать после очередного удара судьбы. Новая российская мечта - стать богатой и знаменитой вне зависимости от возраста, это все про нее, Степанову-старшую. Про то, как, десять лет отмахав метлой, обыкновенная московская дворничиха одной из первых учуяла в воздухе дух перемен и с головой и руками ринулась в неизвестное - в коммерцию - и победила. Ее небольшая фирма ворочала большими деньгами, обслуживая московские "сталинские" высотки. Тогда, в начале девяностых, именно в них селились самые богатые и знаменитые люди. Загородные дворцы у столичной элиты появятся позднее.

          Но вот с личной жизнью у Степановой не все было гладко. С мужем развелась, дочь с двумя детьми и тоже "разведенка" была слабой тенью своей матери во всем - от внешности до характера. Так Галина Ивановна и тянула всех - и дочь, и внуков. Ахмед сначала ей очень приглянулся. Вежливый, деликатный, вроде деловой. Рассуждала она просто - дочь пристроит и себе помощь. После свадьбы в молодой семье один за другим родились трое детей.

          Как же со своим знанием жизни, умением разбираться в людях Галина Ивановна так ошиблась в Алимове? Это единственное, за что она корит себя до сих пор и скорее всего будет корить до конца дней.

          Ад в райском месте

          За деревней Ивашково асфальт кончается. Дальше пыльная грунтовка все петляет и петляет до самой деревни со странным названием Хлопово Городище. Просторы вокруг необъятные - поля, перелески, тишина и благость. Скромные домики, оттеняют своей серостью блестящую свежей краской отреставрированную церковь. А чуть в удалении, на холме, старый барский дом в окружении таких же древних разлапистых с дуплами лип. Зеркалом блестит заросший тиной задумчивый пруд.

          По нынешним меркам Тверской области это самая что ни на есть глубинка. Говорили, что принадлежало Хлопово Городище знаменитым Нарышкиным. Может, когда и принадлежало, но архивы Тверского областного музея сохранили имя последней владелицы имения - Анны Федоровны Ремер, жены сенатора и тайного советника. Владела она Хлоповым Городищем до самой революции, вплоть до 1917 года. Кто знает, с какими мыслями покидала сенаторша дом и парк? Может, не чувствовала беду, будучи уверенной, что скоро все успокоится и она вернется, а может, прощалась с домом навсегда? История ничего не сохранила. Канула в Лету прежняя хозяйка усадьбы, а новая появилась спустя 70 лет.

          Нет, все эти десятилетия старый дом и парк не пустовали. Построила новая власть вокруг барского дома одноэтажные домики-палаты и отдала все детям. Пионерский лагерь назывался "Воробышек". Потом и эта власть кончилась. Исчезли дети, но до сих пор на стене дома ветер полощет выцветший флаг с портретом маленького кудрявого Ленина.

          Галина Ивановна Степанова купила Хлопово Городище в 1993 году. Узнала про него от одного из своих работников: есть, мол, такое замечательное место - дом огромный, парк на четыре с половиной гектара, но никому не нужный. Сделка обошлась Степановой тогда в 35 тысяч долларов. Помещицей ее в деревне нарекли практически сразу.

          В барском доме Галина Ивановна жила одна. Молодой семье отдала коттедж под номером 5, самый ближний к дому. Поначалу Степанова лишь наезжала в Хлопово. Заброшенная усадьба постепенно приобретала жилой вид - посадили елочки, начали ремонтировать дом, скосили траву...

          Но другие заботы выходили на первый план, не строительные. Зять изменился на глазах. Грубость, хамство были еще не самым страшным злом. Сначала руку поднял на жену, потом досталось и теще. Лиха беда - начало. Рукоприкладство стало нормой жизни. Детей он не стеснялся - пусть видят, кто дома хозяин. Соплеменники Алимова в усадьбе не переводились, толпами приезжали из столицы погулять и развеяться. Пьянки, дебоши... В угаре Алимов даже заставлял жену стриптиз дорогим гостям демонстрировать. Все это сохранили беспристрастные милицейские бумаги.

          Работать же новый "хозяин" считал ниже своего достоинства. Нет, поначалу вроде хотел делом заняться, и теща за свои деньги покупает зятю мерседесовский грузовик. Алимов уехал на нем на Кавказ и вернулся без него и без объяснения, куда делась машина. Теща купила вторую большегрузную машину. Но и она исчезла.

          Дела же собственной степановской фирмы стали хромать. А тут еще зять избил ее так, что сломал Галине Ивановне ногу. Лежала она в тверском имении, а надо было крутиться в Москве. Дефолт довершил полный разгром.

          Продолжался этот ад почти пять лет. Первой не выдержала теща. К тому моменту стало уже очевидным, что жаловаться участковому совершенно бессмысленно. Он - соплеменник Алимова, и жалобы кончались очередным всплеском насилия, а далекая областная милиция семейные дрязги не разбирает - это забота участкового. Так в одночасье рухнуло у Степановой все - процветающая фирма, домашний очаг, здоровье... Для Галины Ивановны круг замкнулся. И она его разрубила.

          Три патрона из Ржева

          Газовый пистолет, переделанный под стрельбу боевыми патронами, Галине Ивановне подарил родной брат зятя. Подарил по ее же просьбе - страшно одной в большом доме, мало ли что случится. Так что оружие у Степановой было. Легко нашелся и исполнитель. Виктор Кузнецов числился в усадьбе разнорабочим. И сторож, и подай-принеси, брался за любую работу. До Степановой у Кузнецова была служба в армии, так что с оружием он управляться умел. Жизнь зятя теща оценила в шесть с половиной тысяч долларов.

          Три патрона Кузнецов купил на рынке во Ржеве. Жить Алимову оставалось несколько дней.

          Она решилась на самое страшное в апреле и ошибки тут быть не должно. Тем более, что угрозы Алимова ей и дочери теперь стали звучать конкретнее - убью обеих и закопаю здесь же, в парке. Кстати, по милицейской информации, он так уже поступил с двумя своими соплеменниками, и их могилы следователь потом искал под старыми липами. Не нашел, как и могилу одного из детей Алимова, который умер при рождении и также похоронен где-то недалеко от дома. Но это все будет потом.

          Черная апрельская ночь - глаз выколи. Оседает под весенним ветром последний снег, шумит старый парк. Для жертвы это был последний ужин с водкой, принесенной вдруг подобревшей тещей. Таблетки клофелина, купленные заранее и добавленные Степановой в спиртное, подействовали довольно быстро, и Алимов потерял сознание. В самообладании Степановой не откажешь. Галина Ивановна увела из коттеджа дочь с внуками в барский дом, а сама кинулась домой, к Кузнецову. Убить потерявшего сознание человека несложно - достаточно одного выстрела.

          Разобрав стену коттеджа, тело выволокли во двор и закопали тут же. А пистолет с оставшимися двумя патронами Кузнецов сам бросил в реку Шошу. Его потом будут искать с водолазами, но не найдут. В этом месте весенний оползень обрушил берег и похоронил оружие.

          Хозяин Городища - "Граф" Штакет

          Жизнь в Хлоповом Городище постепенно налаживалась уже без Алимова. Мать с дочерью по-прежнему придерживались версии своего заявления в милицию - уехал к родне и не вернулся. Алимовская родня наезжала, но ей объяснили, что он уехал к ним... Так прошел год. Может, старая усадьба и сохранила бы семейную тайну, но слабым звеном оказался Кузнецов.

          Виктор пил на тверском вокзале с людьми случайными, никого из которых он потом не вспомнит. По пьянке и проболтался. Информация про убийство в имении дошла до тверских бандитов. И к Степановой приехали. Командовал бригадой достаточно именитый в местных криминальных кругах гражданин по фамилии Зуев, больше известный среди друзей под кличкой Штакет.

          Потом "гости" наезжали в Хлопово Городище не раз. Объект для самого беспардонного вымогательства был идеальный. Просить милицию о помощи Степанова не будет никогда - мешал труп зятя под стеной коттеджа N 5. Было все - угрозы, побои, взятие в заложники новой помещицы. Очень хотелось золота и бриллиантов. Но именно этого у Степановой и не было. Было много другого добра. Итог закономерный. Бандиты сначала забрали в имении все, что понравилось, а потом забрали и само Хлопово Городище. Нотариус оформил "добровольную" доверенность на усадьбу новому хозяину, то есть Штакету.

          А потом уже бывшая помещица просто исчезла. Был опять жуткий для семьи месяц - апрель. Вот теперь ее дочь Марина по-настоящему обивала пороги столичной милиции с заявлением, что мать взяли в заложники, и она даже знала кто по именам и фамилиям. Но и Марине пришлось побегать. В Москве кивали на Тверь, именно там все произошло, а тверские отнекивались, что случилось все с москвичкой, вот пусть там и ищут. Но растерявшаяся безработная мать с пятью детьми пробила эту стену. Штакета со товарищи взяли. Нашли практически одновременно и Степанову. В Воронеже у дальней родни, насмерть перепуганную, но живую. Она сказала, что смогла убежать, когда ее привезли на тверской вокзал, чтобы перевезти из одного плена в другой, но бывшая спортсменка смогла вырваться и прыгнуть в тронувшуюся московскую электричку. Дочери решила ничего не говорить - боялась за нее и внуков.

          Потерпевшая становится обвиняемой

         Степановское уголовное дело было уже вторым. Сначала Андрея Зуева с коллегами обвинили в вымогательстве. А уж из его уголовного дела выделили новое. По первому - Степанова была потерпевшей от бандитов. По второму - сама обвинялась в подготовке и осуществлении спланированного убийства. Было еще и третье уголовное дело. По продаже Степановой оружия. Но брат погибшего Алимова успел скрыться на Кавказе. Это дело до сих пор не прекращено и ждет своего обвиняемого.

          - Нет, Галина Ивановна за все время следствия не проронила ни слезинки. Она сильная женщина и ни о чем не жалеет, - говорит Андрей Ипполитов, следователь, который вел дело Степановой. Да, он предъявил ей и Кузнецову обвинение, и Тверской областной суд с ним согласился, но чувствуется, что где-то в душе следователю даже жаль Галину Ивановну.

          Бывший мастер спорта международного класса по художественной гимнастике, бывший инженер, бывшая дворничиха, бывшая помещица по решению суда должна выйти на свободу, когда ей пойдет седьмой десяток. Ее срок - восемь с половиной лет.

          Виктор Кузнецов получил одиннадцать лет. Штакет - двенадцать. Его коллеги немногим меньше.

          Хлопово Городище Зуев успел до того, как его посадили, продать своему знакомому из тех же кругов, что и он сам, всего за 12 тысяч долларов. Но новый хозяин там не живет, а лишь нанял охранников, которые за парком и домом приглядывают.

          Когда после революции сенаторша покинула имение, из дома бывшие ее крестьяне вынесли все. Спустя 70 лет история повторилась. Когда забрали Степанову, местные вынесли из ее очень не бедного дома все, что смогли, оставив голые стены. Теперь из-за решетки она предъявила жителям деревни гражданские иски. Следователь думает, что получить что-то назад ей вряд ли удастся. Вражда к помещицам у нас в крови.

          А старый парк и дорожки к барскому дому опять заросли высокой травой, и палую осеннюю листву никто не сметает.

     

    Поделиться: