Новости

08.10.2003 02:00
Рубрика: Власть

Ставка на Европу

В треугольнике "США - ЕС - Россия" она для нас важнее

- Как, на ваш взгляд, разногласия между европейскими странами и США по иракской проблеме повлияют на будущее единства западных государств?

- Противоречия из-за войны в Ираке показали, что США и их традиционные европейские союзники расходятся в фундаментальных вопросах войны и мира. И эти противоречия - симптом более глубокого расхождения, ставшего результатом завершения "холодной войны" и разным представлением о будущем политическом устройстве мира в США и Евросоюзе. Конечно же, в каком-то виде западное сообщество сохранится, но я не уверен, что оно будет похоже на союз. Это будет более размытое, менее формальное образование. Идеологи неоконсерваторов в США тоже признают, что межатлантические отношения дали основательную трещину. Но они видят главную причину этого в слабости Европы, которая слишком дорожит своим высоким уровнем жизни и, долгое время находясь под военной защитой США, совершенно не хочет излишне тратиться на собственную оборону. Думаю, говорить надо о сочетании слабости и силы, где преобладает все же сила. Американцы недовольны Европой, потому что она блокирует США в ООН, потому что Ширак, Шредер и Путин продолжают выступать против единоличного господства нынешней администрации в мире. Так что более важно - постепенное становление Европы в качестве противовеса США. Неоконсерваторы утверждают, что международные институты - инструмент слабости, и европейцы используют их, чтобы противостоять нам, потому что у них нет военной мощи. Но посмотрим, о каких институтах идет речь? ООН, НАТО, МВФ, Всемирный банк - все эти организации создавали прежде всего США, а не Европа. Получается, что Америка сегодня сторонится своих собственных институтов, теряет желание вести переговоры.

- Выражение "старая Европа" появилось случайно или отражает действительно разный подход к отношениям с США западноевропейских государств и бывших стран советского блока?

- Война в Ираке сказалась не только на межатлантических отношениях, но и на положении внутри Европы. У франко-германской коалиции возникли серьезные разногласия с партнерами не только на Западе, но и на Востоке. Позиция центральноевропейских стран, по-моему, в немалой степени связана с тем, что они, во-первых, видят в США своего освободителя от коммунизма и поэтому испытывают по отношению к ним чувство благодарности. Во-вторых, они не верят гарантиям безопасности от своих европейских партнеров, помня 30-е годы прошлого века, и поэтому им нужен Дядя Сэм. Но я считаю, что страны Центральной Европы совершили ошибку. Я понимаю причину их эмоций, их поддержки Соединенным Штатам и их желание, чтобы США остались в Европе. Но не думаю, что это возможно. Будущее Польши, Чехии, в том числе и будущее России, в гораздо большей степени зависит от того, что произойдет в Европе, в ЕС, чем в США. Если бы я был советником польского президента, я бы посоветовал ему инвестировать в ЕС, а не в НАТО, потому что этому альянсу не суждена долгая жизнь.

- Нет ли противоречия между вашим прогнозом относительно судьбы НАТО и тем, что большинство бывших коммунистических стран выстроились в очередь на прием в этот альянс, в том числе и бывшие республики Советского Союза, такие, как Украина, Грузия?

- Думаю, альянс будет существовать большую часть этого десятилетия, но я также уверен в том, что он теряет свою значимость. Для США он сейчас имеет второстепенное значение. Пражский саммит НАТО, на котором были приняты решения по расширению альянса на Восток, почти не вызвал в Вашингтоне никаких разговоров, никто даже не знал, что происходило, никого это не интересовало. Потому что стратегические приоритеты Америки сегодня - терроризм, Ближний Восток и Северо-Восточная Азия.

- Получается, что НАТО имеет значение прежде всего для посткоммунистических стран, а не для США?

- Да. Здесь есть определенная трагедия, а может, ирония: как только эти страны, которые так долго ждали, чтобы стать частью Запада, начали вступать в НАТО, альянс сам стал разваливаться на части. НАТО была создана, чтобы помочь этим странам стать свободными, теперь, когда они свободны, альянс теряет свою значимость. В этом заключается парадокс.

- Раз у альянса нет врага, то у него нет и будущего?

- Я бы не сказал, что у НАТО нет будущего. Но альянс станет в гораздо большей мере политической, нежели военной организацией, будет в большей степени орудием интеграции - для создания многонациональных сил, подготовки войск и для совместного планирования. Но как серьезный военный инструмент он теряет свое значение.

- Что выгоднее для России: стараться быть ближе к США или к Европе?

- Россия, судя по всему, хочет иметь хорошие отношения как с Соединенными Штатами, так и с ЕС, и не думаю, что одно исключает другое. Но зададим простые вопросы: какие страны оказывают наибольшее влияние на российскую экономику? От каких стран больше всего зависит стабильность возле российских границ? Думаю, ответ один - от Евросоюза. Российская торговля лишь с одной Германией превышает ваш товарооборот с США, а объем торговли РФ с ЕС - во много раз больше. Так что мне представляется, что естественным для России, даже при том, что значительная часть ее населения проживает к востоку от Уральских гор, быть частью Европы.

Власть Работа власти Внешняя политика Международные организации Европейский союз Международные организации ООН Международные организации НАТО
Добавьте RG.RU 
в избранные источники