14.10.2003 11:26
    Рубрика:

    Аудит за околицей

    Почему ставропольские сельхозкооперативы не любят пускать посторонних в свои дела

           Закон предназначался для решения непростых проблем жизнедеятельности сельскохозяйственных кооперативов, особенно актуальных в свете последних событий: вала банкротств, нередко злонамеренных и фиктивных, посягательств на кооперативную собственность, бурного роста мошеннических операций, жертвами которых зачастую становятся именно селяне. Оградить их от подобных неприятностей мог бы аудиторский союз, членами которого по требованию законов "Об аудиторской деятельности" и "О сельскохозяйственной кооперации", принятом еще в 1995 году, в обязательном порядке должны стать сельскохозяйственные кооперативы.

         Возможности и права у аудиторского союза огромные. А изменения, внесенные Федеральным законом от 11 июня 2003 года N 73-ФЗ в статью 32 закона "О сельскохозяйственной кооперации", еще более ужесточили требования к проверкам сельхозпредприятия, определив своей главной задачей "налаживание его финансово-хозяйственной деятельности, предотвращение возможных нарушений, ведущих к ущемлению интересов членов кооператива, союза кооперативов или к их банкротству".

         При таких-то замечательных гарантиях кооперативы, казалось бы, должны были наперегонки рваться в члены аудиторского союза. Однако дело сегодня обстоит с точностью до наоборот: руководители сельхозпредприятий под всевозможными предлогами отказываются от такой чести. Истинной причины они не называют, но она довольно очевидна и связана, по мнению председателя Наблюдательного совета аудиторского союза сельскохозяйственных кооперативов Владимира Гурьянова, с некоторыми четко прописанными и обязательными для исполнения законодательными нормами, которые воспринимаются руководителями многих сельхозпредприятий как ограничение их всевластной роли в управлении кооперативами.

    Когда руководитель кооператива оказывается под контролем аудиторского союза, то это ставит мощную преграду на пути злоупотреблений

         По закону, в частности, результаты аудиторской проверки в семидневный срок обсуждаются на совместном правлении кооператива, союза кооперативов, наблюдательного совета, затем докладываются на очередном общем собрании их членов.

         Более того, если правление кооператива в течение месяца не созывает общее собрание по результатам проверки, или если о них трудовой коллектив, по мнению аудиторского союза, осведомлен не в полной мере, то последний имеет право сам созвать общее собрание для обсуждения указанного вопроса. А на таком собрании председательствует лицо, назначенное уже аудиторским союзом. Понятно, что при таком раскладе тайное (в деятельности руководителей) становится для коллектива явным, что называется, в обязательном порядке.

         Но самую большую для себя опасность руководители сельхозпредприятий видят в 13-м пункте ст.32 Закона "О сельскохозяйственной кооперации", который дословно звучит так: "Заключение аудиторского союза по обоснованию досрочного освобождения от должности председателя кооператива или исполнительного директора кооператива должно быть оглашено на общем собрании членов кооператива. Общее собрание членов кооператива правомочно учесть или не учесть заключение аудиторского союза, но не правомочно рассматривать вопрос о досрочном освобождении от должности председателя кооператива или исполнительного директора кооператива без оглашения на этом собрании соответствующего заключения аудиторского союза".

         Другими словами, руководитель кооператива оказывается под прессом жесткого контроля аудиторского союза. Это положение ставит мощную преграду на пути серых сделок с их впечатляющими "откатами", сомнительных финансовых операций ушлых хозяйственников, которые за последние годы вошли во вкус бесконтрольного и полновластного правления коллективным имуществом, всеми его активами. Тому свидетельство - вал криминальных банкротств по всей стране, особенно на юге России, что не так давно вызвало резкое заявление Владимира Путина и заставило зашевелиться правоохранительные и надзорные структуры. Огромное количество предприятий-банкротов (порядка 130) и на Ставрополье, в связи с этим возбуждено более полусотни уголовных дел, судьба которых, впрочем, обществу не вполне ясна.

         Между тем полнокровная, последовательная реализация на местах Закона "Об аудиторской деятельности" могла бы резко затормозить этот пока неостановимый поток банкротств и масштабное разорение села. Конечно, можно понять сопротивление сельских "генералов". Но необъяснимо бездействие надзорных органов, чья главная функция пристрастно бдить, как исполняются законы на подведомственной им территории. Прокуратуру должно было давно насторожить игнорирование законов налоговыми инспекциями. Федеральные законы "О сельскохозяйственной кооперации" и "Об аудиторской деятельности" требуют: к годовому отчету сельхозпредприятий обязательно должно быть приложено заключение аудиторского союза. Любое другое заключение недействительно и не может приниматься налоговиками для отчета. Тем не менее, не моргнув глазом, эти "другие" все-таки принимают.

         Можно, конечно, допустить, что у налоговиков есть свой интерес: работать с независимыми аудиторскими фирмами им проще, нет особой мороки. Между тем как аудиторский союз, являясь союзом кооперативов, особенно пристрастен к точности и обоснованности налоговых притязаний, а следовательно, будет до конца "биться за свою копейку" с инспекторами, добавляя им лишнюю головную боль.

         Но ситуация такая, какая она есть. И несмотря на то, что стоимость услуги по проверке годового отчета аудиторской фирмой обходится кооперативу минимум в два раза дороже, чем такая же работа аудиторского союза, руководители предприятия упорно противятся членству в нем.

         Впрочем, созданный в Ставропольском крае пока единственный на всю страну аудиторский союз пробивает эту брешь медленно, но верно - пополняется все новыми и новыми членами.