01.11.2003 05:00
    Рубрика:

    Испытание Кремлем

    Причины и последствия кадровой "рокировочки"

    Обычный график работы кремлевских обитателей в четверг был нарушен. В 14-м корпусе Кремля, где расположены кабинеты заместителей главы администрации Президента, жизнь продолжалась глубоко за полночь. И хотя нынешнюю команду администрации Президента никогда нельзя было причислить к "ранним пташкам", так поздно в Кремле задерживались только по особым, из ряда вон случаям. В четверг таким случаем стали не выборы Президента или Думы, не очередное стихийное или с участием "человеческого фактора" бедствие, а первое серьезное кадровое потрясение в Кремле за неполных четыре года президентства Владимира Путина, произошедшее на фоне активного участия правоохранительных органов в "обустройстве" российской экономики.

    Уход Волошина был делом решенным еще несколько дней назад. Логика такого поворота событий в упрощенном виде выглядит примерно следующим образом: сценарий развития событий перестал поддаваться контролю со стороны уже бывшего главы администрации Президента - принимаемые решения шли вразрез с его "представлением о прекрасном", от его советов в лучшем случае отмахивались (арест Платона Лебедева), в худшем - случалось с точностью до наоборот (арест Михаила Ходорковского). Выбор у Волошина, собственно, был очевидный: либо продолжать работать на "новую систему ценностей", либо уйти. Волошин предпочел второе. Задержка с объявлением этой новости была продиктована не только желанием продемонстрировать, что бывший глава администрации Президента не устраивает демаршев в связи с арестом "одного из олигархов". Хотя и этого, в общем-то, не получилось - Александра Волошина отставили несколькими часами позже ареста акций "ЮКОСа", приведшего к обвалу фондового рынка, закрытию торгов и резкому падению капитализации российской экономики. Оставалось еще найти Волошину преемника.

    Как только стало ясно, что Волошин готов уйти, а Путин готов с ним расстаться, в Кремле начались консультации на тему: кто сможет занять его место с известной поправкой на то, что все-таки сопоставимых по силе фигур на политполе не так уж и много - на мой взгляд, практически нет. В этой связи называли несколько фамилий, среди которых значилась лишь одна, в кремлевской работе до сих пор незамеченная - Владимир Якунин, первый вице-президент РЖД. Впрочем, шансы любого человека со стороны были крайне невелики. За четыре года Александр Волошин, хоть и выстроил администрацию Президента так, что в иных случаях мог спокойно "пить кофе", наблюдая, как и без него вполне эффективно функционирует его детище, все-таки это детище выстроил именно под себя. И чтобы понять, как вся эта система работает, надо было в ней изрядно повариться, "набить шишек", как говорят кремлевские. Любой человек со стороны, будь он хоть трижды опытен "в дипломатической работе за границей", как Владимир Якунин, все равно выглядел бы брошенным в реку котенком. А учитывая близость думских и президентских выборов, а также обстоятельства ухода Волошина, дело "ЮКОСа" и активизацию правоохранительных органов, назначение "чужака" в некотором смысле было бы опасным ходом для Путина - выстроенная Волошиным система могла дать сбой. Достаточно вспомнить, как сам Волошин начинал работать в должности руководителя администрации Президента: его же замы попросту с ним не здоровались.

    Еще одним кандидатом вроде был недавно пришедший в Кремль Игорь Шувалов, в итоге ставший заместителем главы администрации. Однако отчасти по вышеуказанным причинам, а отчасти из-за его отношения с премьер-министром Михаилом Касьяновым, руководителем аппарата которого до назначения помощником Президента работал Шувалов, этот вариант также был маловероятным. Треугольник "Путин - Шувалов - Касьянов" вряд ли стал бы "равнобедренным".

    Оставались волошинские замы. Игорь Сечин, Виктор Иванов и Владислав Сурков отпадали в связи с ярко выраженной, но различной "партпринадлежностью". Назначение кого-то из "силового крыла" администрации, влиятельность которого некоторые в Кремле считают сильно преувеличенной - не такой, как ее описывает Глеб Павловский, дало бы мощный негативный эффект, в лучшем случае только психологический. А замена Волошина на посту главы администрации Владиславом Сурковым означала бы получить этакого мини-Волошина: достаточно искушенного в кремлевской жизни, проводящего примерно ту же политику, только немного более эмоционально и порывисто.

    Таким образом, выбор фактически ограничивался двумя людьми: Дмитрием Козаком и Дмитрием Медведевым. По данным "РГ", Александр Волошин никого не рекомендовал на пост главы администрации, просто изложив плюсы и минусы своих замов и дав короткий прогноз на то, как каждый выдержит "испытание Кремлем". Хотя определенные предпочтения у него наверняка были. В пользу Дмитрия Козака говорила его в целом успешная за четыре года работа по приведению в соответствие федеральному регионального законодательства, судебная реформа, разграничение полномочий между центром и регионами, а также отсутствие желания участвовать во внутрикремлевских конфликтах. Хотя определенного рода взаимоотношения у него и сложились, например с Генпрокуратурой. Сначала Козака прочили на пост Генпрокурора, но в итоге стал им Владимир Устинов. Потом, в ходе проведения судебной реформы, Дмитрий Козак неоднократно выступал за урезание прокурорских полномочий. Арест только по решению суда считается именно его заслугой.

    В пользу Дмитрия Медведева говорил тот факт, что не без его участия Владимир Путин выиграл выборы-2000: он возглавлял путинский предвыборный штаб. И четыре года назад именно Медведева прочили на замену Александру Волошину, назначая его первым замом главы администрации Президента. О Медведеве положительно отзываются в "Газпроме", председателем совета директоров которого он является с 2001 года. А главное - Медведев занимается реформой госслужбы, которая затрагивает проблему борьбы с коррупцией, о которой недавно говорил Владимир Путин, разъясняя свою позицию по "ЮКОСу".

    Путин выбрал Медведева. В любом случае, напуганные историей с "ЮКОСом" вздохнули свободней оттого, что главой администрации стал не силовик, "обиженные" на Волошина - от того, что Кремль возглавил человек "несемейный", а пытающиеся сохранять нейтралитет - оттого, что назначили более или менее человека нейтрального. Насколько устойчивой окажется такая конфигурация, станет примерно понятно уже в ближайшее время, а окончательно ясно - после президентских выборов, когда Путину надо будет либо "продлевать контракт" с нынешним составом Кремля, либо набирать новичков. Тогда и выяснится, был ли этот вариант переходным - намерен ли Президент всерьез стимулировать процесс смены элиты, формируемую под какие-то, может, и принципиально новые задачи.

    Впрочем, уход Волошина уже можно трактовать как начавшуюся смену элит, о необходимости которой неоднократно говорил сам, теперь уже бывший, глава администрации Президента. Но смена элит, как и смерть, может наступить вследствие естественных причин или насильственным образом. Естественным - это как было с самим Путиным. Пять месяцев подготовки в ранге премьера, три - стажировки в должности и.о. Президента, и только потом настоящая "взрослая" жизнь, кстати, с сохранением в своем окружении тех людей, которые помогли ему получить "аттестат зрелости". Насильственным образом - как это было в начале 90-х и фактически как могло произойти сейчас, если бы вслед за Волошиным из Кремля ушла большая часть команды. Ведь Волошин уходит не потому, что, скажем, отработал свой ресурс, допустил ряд проколов в масштабах страны, утратил "генерирующие мощности", устал (нужное подчеркнуть). И уж тем более не из-за Ходорковского, которого никогда не причисляли к "семейным" олигархам. Просто Волошин в течение четырех лет успешно создавал систему, работающую на усиление института Президента, которая запущена, раскручена и будет функционировать и впредь. Но, судя по его уходу, нет уверенности в том, что она не даст в будущем побочных эффектов, подобных, например, делу "ЮКОСа". В этом случае людям типа Волошина на политолимпе просто нет места.

    О крупных корпорациях хотя бы пишут, у них есть дорогостоящие адвокаты. А как быть тем, кто не причисляет себя к классу олигархов? Недавно прошло сообщение о том, как в одной российской деревне поймали и посадили "опасного преступника", не платившего за электричество и задолжавшего местным энергетикам 7 тысяч рублей. Четыре из них он вернул, трех не было. За каждую недоплаченную тысячу он получил по году тюрьмы (это вам не шесть лет условно). В другой российской глубинке за взяточничество был посажен мастер цеха - лоббировал назначение "щедрых" рабочих на более "высокие" должности. О размере "взяток", наверное, говорить излишне. Все это, конечно, вписывается в последние заявления о борьбе с коррупцией. И о том, что действия правоохранительных органов должны соответствовать букве закона. Кто проверит выполнение всего этого? Басманный суд?

    Наблюдая за реакцией российской политической и экономической элиты, диву даешься. Одни (далеко не маргиналы) рассуждают на тему, почему первым взяли Ходорковского, а не Чубайса. Другие (тоже вроде бы слывущие разумными) обосновывают собственные предположения, кто будет следующим. Телеканал в рамках социальной рекламы предлагает всем желающим поучаствовать во всероссийском опросе, заключающемся в выборе между "работать и зарабатывать" и "все отобрать и поделить" (осталось в последнем случае дописать: каждому седьмому дозвонившемуся - приз). Такая вот вышла реакция на первое событие последних дней. Вторым событием стало назначение на пост главы администрации Дмитрия Медведева. И это куда как более успокаивающий факт. Хотя поводов расслабляться все равно нет.