Новости

04.11.2003 04:40
Рубрика: В мире

Кашмир в заложниках

Пакистанские власти впервые разрешили российским журналистам побывать на "линии контроля"

     Выехав из пакистанской столицы, вскоре двинулись в гору. Узкая дорога - серпантин, хуже не сыскать, вдобавок ко всему непривычное левостороннее движение. Однако открывшаяся справа и слева красота погасила все страхи. Голубая дымка, высоченные деревья, бурлящая река - нет даже намека на мятежность, напротив, райский уголок с мирной жизнью. Рабочий люд строит дороги, мосты, дома, торговый - зазывает приобрести по-восточному красочные товары. Даже не верится, что здесь могут гибнуть люди.

     Но, увы, это действительно так, хотя в канун нынешнего года и затеплилась надежда. Индия и Пакистан завершили отвод своих войск (почти по одному миллиону с каждой стороны) от межгосударственной границы. Любой неосмотрительный шаг мог бы привести к губительному столкновению (надо ли напоминать, что обе стороны располагают ядерным оружием). К счастью, и Дели, и Исламабад вняли призыву международного сообщества, прежде всего США, Китая и России. Это открыло путь к переговорному процессу, а следовательно, и к решению застарелой проблемы Кашмира. Над ней бьются уже более полувека. Была уйма проектов: установить совместную ответственность и контроль Индии и Пакистана над Кашмиром, провести плебисцит, провозгласить независимость Кашмира под эгидой ООН... Однако тот, кто решится на уступки, тотчас попадет в разряд изменников и предателей. По мнению наблюдателей, наиболее приемлемым вариантом могло бы стать признание нынешней "линии контроля" госграницей между Индией и Пакистаном. Такой компромисс закрепил бы то, что уже существует более полувека в реальности. Но пока никто не решается на юридическое оформление фактического положения Кашмира.

      В городе Музаффарабаде нас встречают военные патрули. Вслед за их джипом сворачиваем вправо, чтобы еще дальше двинуться в горы. На окраине города - огромная ракета. Конечно, бутафория, но нацелена она не куда-нибудь, а, разумеется, именно на Индию.

     Последние десять километров к сектору Чакоти добираемся грунтовой, узкой - не разъехаться - дорогой. Командующий сектором бригадный генерал Ифтихар Али Хан приветлив, но и по-военному четок. Пока под шатром расставляют стаканы с соком, минеральной водой, он вводит в курс дел. "Линия контроля" протянулась на 67 километров, на карте она демаркирована, на земле - нет. Далее следует перечисление общих потерь (о них сказано выше). По годам и месяцам. Последний раз снаряды (бьют вон из-за той высокой горы шрапнелью) взорвались 14 и 22 октября. Генерал приглашает осмотреть три стенда с фотографиями, на которых изображены в самом деле впечатляющие "зверства индийских военных".

     - Господин генерал, а вы отвечаете на огонь?

     Ифтихар Али Хан утвердительно кивает, но о том, что и на индийской стороне наверняка случаются потери, - молчок. У пропаганды, как и антипропаганды, понятное дело, свои законы. Надо высказать, разумеется, свое наболевшее - пакистанское. В конце концов не зря же приглашали.

     На лужайке - десятки осколков, фрагментов снарядов, мин, посланных с "индийской стороны". "Вот это дерево, - показывает генерал, - срубило под корень. Чудом солдат не задело".

     - А как живется местным жителям?

     - Нередко урожай не дают убирать. И на индийской, и на нашей стороне живут родственники. Раньше можно было наведываться друг к другу, даже свадьбы играли. Теперь - визовый порядок.

     - Но ведь тропы через перевалы наверняка есть?

     - Проход через "линию контроля" исключен. Индийская сторона по примеру израильтян возводит проволочные заграждения, высокие стены, заборы устанавливает...

     Вдруг генерал умолкает: доносится усиленный динамиками проникновенный голос муэдзина, призывающего совершить молитву. Застывают и другие военнослужащие. Как только голос муэдзина смолк, продолжилась беседа. И хотя понимаю, что генерал не вправе отвечать на политические вопросы, все равно спрашиваю:

     - Каково ваше мнение на счет признания "линии контроля" в качестве межгосударственной границы?

     - Это неприемлемо. Нельзя решать за местных жителей. Индийская сторона должна проявить искренность, допустить на свою территорию сомневающихся. Индия заботится о территориях, а мы о людях. Важно и то, что все реки Пакистана берут начало в Кашмире. Нарушая соглашения, Индия воздвигает на них дамбы, плотины. А что же нам, без воды оставаться?

     - Так доживет ли нынешнее поколение до решения кашмирской проблемы?

     Генерал дает понять, что вряд ли, и приглашает к брустверу. В бинокль долго разглядываем "линию контроля", возводимую стену.

     Но из головы не выходило одно: что же получается - кашмирская проблема нерешаема?

     В Институте региональных исследований донимал этим вопросом видного эксперта по Кашмиру профессора Хамида Махмуда. "Индийская сторона, - сказал он, - должна понять пакистанскую, но, увы, она даже отказывается разговаривать с нами. Признав, что у кашмирской проблемы нет военного решения, президент Мушарраф выдвинул важные принципы, в том числе диалог и признание права кашмирского народа на самоопределение. Индийскую сторону заботят территории, а нашу, пакистанскую, - судьбы людей".

     Наши собеседники старательно избегали говорить о террористах, которые из пакистанской части Кашмира переходят в приграничный индийский штат Джамму и Кашмир. Они совершают террористические вылазки не только в этом штате, но добираются до индийской столицы и других городов Индии. От их рук гибнут люди. Остались без ответа вопросы: кто посылает террористов, вооружает и обучает их?

Фото: кадр с сайта Вести.ру

В мире Ближний Восток Пакистан