Новости

04.11.2003 02:05
Рубрика: Экономика

Нельзя жить одной нефтью, одним днем

Но если парламентарии и госчиновники из года в год говорят о том, что экономика страны нуждается в десятках миллиардов долларов инвестиций, а на деле вкладывается на порядок меньше, то не в инвестиционном ли режиме дело? Деньги идут туда, где им комфортно, где есть гарантия возврата вложенных средств, равно как и гарантия прибыли. В нашей же ситуации нефтедоллары вопреки похожим на шаманство призывам продолжают "покидать" Россию, радуя чужие банки.

Больше того, проблема улучшения инвестиционного климата в стране искусственно отодвигается на второй план. Зачем ломать копья, если многие во властных коридорах и сейчас плохо представляют, что делать с избытком нефтедолларов? От добра добра не ищут?

Всеми экономическими успехами последних лет мы целиком и полностью обязаны высоким мировым ценам на нефть и газ. Мы привыкли к тому, что за баррель нефти на мировом рынке нам платят 26 долларов, и почему-то не хотим вспоминать, что бывали и очень тяжелые времена, когда цена барреля нефти падала до 12 и даже 10 долларов.

Россия не может и не должна жить одним днем, уподобляясь легкомысленному персонажу из известной басни: "лето красное пропела, оглянуться не успела...". Но, к сожалению, если забыть о пресловутом стабилизационном фонде, сами "правила игры", задаваемые нефтегазовому производству действующими законами, игнорируют вполне реальную перспективу обвала мировых цен на энергетическое сырье.

Продолжающиеся уже не первый год кабинетные споры подчистую вытеснили содержательную работу над базовыми для добывающих отраслей законами. На деле совершенствование "правил игры" сведено к решению одной обыденной задачи - обеспечить исполнение федерального бюджета с последующим дотационным перераспределением нефтедолларов. Хотелось бы отметить, что на самом деле это не только не укрепляет, как принято считать, федеральный центр и вертикаль власти, а создает прямо противоположные предпосылки.

Если три года назад нефтяные компании отдавали в бюджет менее четверти своих доходов, то сейчас - более 40 процентов. И это, пожалуй, предел. Дальнейшее ужесточение налогового пресса вряд ли возможно, так как наверняка усугубит тенденцию последних лет: выплат нефтяными компаниями своим акционерам баснословных дивидендов и приобретения зарубежных футбольных клубов. И этика поведения российских миллиардеров здесь ни при чем - бизнес ведет себя так, как ему позволяет государство.

Россия, практически единственная богатая ресурсами страна, не имеющая собственного нефтегазового законодательства. А несовершенство даже тех немногочисленных законов, которые у нас регулируют недропользование, провоцирует нефтегазовые компании жить одним днем.

Возьмем для примера Закон "О недрах" - своего рода конституцию для компаний, ведущих разведку и добычу минерального сырья. Разговоры о необходимости привести этот закон в соответствие с требованиями времени ведутся так давно, что уже мало кто помнит, когда они начались и что, собственно, собирались менять. Множатся законопроекты - один экзотичнее другого. То предлагается полностью перевести взаимоотношения между государством и недропользователем в гражданско-правовое русло (это когда работы ведутся не по общим для всех правилам, а как договоришься). То возникает идея руководить разработкой всех месторождений непосредственно из Москвы... На практике же - затянувшийся на годы простой в геологоразведке, выборочная разработка наиболее богатых месторождений, отсутствие ясности по самому главному вопросу: кто, за что и чем отвечает.

И таких примеров в нашей законодательной практике немало. Скоро мы "отметим" 10-летие указа президента Ельцина о соглашениях о разделе продукции. В развитие этого указа после многолетних споров был принят одноименный закон, обещавший открыть дорогу разработке десятков новых месторождений, многомиллиардным долларовым инвестициям, созданию тысяч рабочих мест. Но что-то недоделали, в чем-то не захотели поступиться принципами... А в конце концов "обиделись" на инвесторов, которые все это время ждали нормальных "правил игры", объявили закон невыгодным для государства, добавили в него запретов и положили на полку. И это при том, что механизм раздела продукции не может быть невыгодным по определению: условия работы формируются в ходе переговоров между государством и инвестором - когда нет баланса интересов, проект не начнется. Получается, что на деле мы обиделись сами на себя.

Но законодательные отраслевые проблемы на этом только начинаются. Законы, направленные исключительно на то, чтобы с минимальными усилиями собрать в казну побольше доходов, в принципе приемлемы с точки зрения крупного нефтегазового бизнеса. Но они губительны для малых и средних предприятий, которые осваивают куда как меньшие по рентабельности нефтяные и газовые месторождения. И это еще одно свидетельство нерационального подхода государства к недропользованию: эффективность работы малых компаний могла бы эффектно отразиться на собираемых налогах.

Ликвидация отраслевых законодательных пробелов - прямая задача депутатского корпуса России. Необходимо сделать все возможное для того, чтобы эти вопросы стали приоритетами работы его нового состава. Россия практически полностью зависит от эффективности разработки своих нефтегазовых ресурсов, следовательно, отрасль заслуживает особого к себе отношения.

Экономика Отрасли Ресурсы