05.11.2003 18:05
    Рубрика:

    Магадан. След на Колыме

    Знаменитый российский путешественник Юрий Сенкевич был очарован красотами Севера

    Мы сидим в кабинете Александра Насонова — человека, сумевшего, по словам Сенкевича, затащить его в Магадан. На стене — карты Магаданской области, Чукотки, Охотского моря. Насонов вспоминает:

    — Однажды в Москву на съезд Ассоциации путешественников я привез огромного кижуча. Мы с Мишей Малаховым зашли в банкетный зал после съезда последними. Я нес кижуча. Можете представить реакцию стола. Рыбу преподнес Юрию Александровичу. Он сказал: «А как же мы разделим?». Я предложил отдать кижуча официантке.

    — Ну, нет! — возразил Сенкевич и обратился к собравшимся — У кого есть нож?

    Нашелся перочинный нож с лезвием длиной 12 сантиметров. Сенкевич вручил мне нож, кижуча и сказал: «Дели на всех!». Можете представить мои мучения, ведь ширина кижуча равнялась длине ножа. Правда перед этим все перефотографировались с рыбой в руках.

    Общие интересы сближают людей. Я часто приглашал Сенкевича посетить Магадан. Но у него каждый день был расписан, возможности прилететь на Колыму не находилось, хотя несколько раз он пытался это сделать. На приглашения отвечал: «Будет окошко — вылечу».

    Окошко такое нашлось. Прямо с самолета мы с Сенкевичем и его оператором Макаренко направились на небольшое судно «Рассвет». Судно, выйдя из бухты Нагаева, пошло к Ямским островам. Эти места живописны и известны среди моряков штормовыми ветрами...

    Надо сказать, что маршрут мной заранее был определен и проходил по местам, расска-зывающим с наибольшей убедительностью о красоте Севера и истории нашей области. В фильм, показанный по ЦТВ, вошло далеко не все. А всего было отснято видеоматериала на восемь часов.

    — На подходе к Ямским островам ветер усилился, заштормило, и судно в районе мыса Толстой развернулось и пошло обратно, — продолжил свой рассказ Насонов. — Вдоль южного побережья полуострова Кони шли малым ходом. Погода к утру улучшилась, что позволило отснять орланов, медведей, птичьи базары и уникальную красоту заповедного полуострова. Далее судно направилось к острову Завьялова.

    У мыса Южный мы проводили видеосъемку сивучей. Берег неприступный, скалистый, местами отвесно уходящий в море. Обогнув мыс Южный, судно вошло в бухту Рассвет. Съемочная группа на лодке высадилась на берег. Вдруг из-за кустов показалась мордочка молодой козы. Это вызвало всеобщее удивление. Откуда здесь коза?! Оказывается, на острове находились какие-то промышляющие люди. Козочка принадлежала им.

    Видеосъемки на острове продолжались пять часов. А Сенкевич увлекся рыбалкой. Когда на удочку попались два больших завьяловских ерша, удивлению его не было предела. Море поразительно тихое. Погода стояла ясная, солнечная.

    После этого морского рейса мы на вертолете летали на реку Челомджа, на озеро Киси, реку Яма. Все это Ольский район. Места чрезвычайно живописные. Затем были автопоездки к реке Тауй, к рыбакам в бригаду, на реку Яна, на рыбоводный завод, в Армань, на Олу. Потом у нас была Тенькинская трасса: проезжали через поселки Хасын, Палатку, Мадаун к Усть-Омчугу. Оператор вел съемки в районе Бутугычага и в старательских артелях.

    Хорошо запомнился магаданский рынок, на улице Наровчатова. Здесь Сенкевича сразу же узнали, обступили со всех сторон так плотно, что оператор не мог найти нужную точку для видеосъемки. Продавцы наперебой угощали красной рыбой, икрой.

    Большое впечатление на Сенкевича произвел геологический музей Магадана. Здесь Сенкевич из получаса посещения 20 минут беседовал с его руководителем Марием Евгеньевичем Городинским. Юрий Александрович получил возможность ознакомиться с золотыми самородками.

    Человек деликатный, Сенкевич иногда был резок. Так случилось на «Рассвете», когда один из наших местных телеоператоров, не спросив у мэтра разрешения, пытался отснять его на баке судна во время беседы с губернатором. Сенкевич тут же категорично попросил этого не делать. При этом он курил «Мальборо» (вообще, курил Юрий Александрович много... А под угощение колымскими деликатесами — под икру, кижуча на колымских просторах мог позволить себе и чарочку водки).

    …Мы, телезрители, видели Сенкевича в разных ситуациях. Он запросто входил через телеэкран в наши дома. О себе самом хорошо рассказал в книге «Путешествие длиною в жизнь». Он являлся академиком Российской телеакадемии, президентом Ассоциации путешественников России. За научную работу в Антарктиде удостоен Госпремии СССР, имел ордена «Дружбы народов», «Знак Почета», ордена Марокко и Египта.

    Но лучшая награда для него — светлая память, которую будет хранить о нем Россия и все наши соотечественники по всему миру. Ведь фильмы Сенкевича смотрят на всех континентах. И у нас, на Крайнем Севере.