05.11.2003 15:46
    Рубрика:

    Нефтяной дрейф в Воронеже

    В питьевую воду может просочиться "горючая смесь"

    Виновник загрязнения – одна из ТЭЦ, расположенных в Лискинском районе. По предварительным данным, речь идет о 300-500 килограммах мазута. Вряд ли удастся установить точную цифру. Дело в том, что руководители предприятия попытались скрыть факт утечки не только от общественности, но даже от экологов и спасателей. Во всяком случае, последние узнали о происшествии спустя неделю. Так что последствия утечки работники предприятия ликвидировали самостоятельно: перегородили Термосовку, собрали, сколько смогли, горючего. Остальное – растворилось и, как можно догадаться, утекло в Дон. Спустя несколько дней измерили концентрацию нефтепродуктов в реке: она оказалась выше предельно допустимой в три раза. Как утверждают экологи, для реки это фоновый уровень, т.е. обычный. С предприятия взыскали 30 тысяч рублей штрафа, и еще столько же – как компенсацию за причиненный природе вред.

    В пятницу в экологической инспекции областной администрации прошло совещание по проблеме уже другого загрязнения, которое так же может через какое-то время «додрейфовать» до Дона. Речь идет об одном из предприятий госрезерва, где хранятся (на случай войны, чрезвычайных ситуаций и других катаклизмов) большие запасы топлива. Предприятие существует 43 года и почти все здешние емкости – производства 60-70-х годов, и вот четыре года назад обнаружилось, что две из них прохудились. Вернее, сначала заметили, что «исчезло» около 500 тонн нефтепродуктов. Для предприятия со строгим режимом секретности это настоящее ЧП. Только потом выяснили, что топливо не своровали, а оно утекло из прохудившегося резервуара в подземный водоносный горизонт. Сегодня трудно сказать, когда началась утечка, по всей видимости, – еще в доперестроечное время. Так же нельзя с уверенностью сказать, какую площадь занимает нефтяное «озеро» или «линза», как его называют специалисты. Поскольку геологи только и успели что пробурить несколько скважин, и выяснить, что толщина «линзы» составляет три-четыре метра. На этом из-за отсутствия финансирования исследования прекратились. Все это время предприятие собственными силами откачивает нефтепродукты из-под земли, и даже, говорят, продает их. Но, по мнению специалистов, от этого выкачивания мало пользы. Главную опасность представляет не столько сама «линза», сколько растворенные в воде углеводороды: эта смесь проникает в грунт, в соседние водоносные горизонты. И наконец «пятно» дрейфует. Куда? Это достойно отдельного исследования, но есть все основания полагать – что в сторону Дона и расположенных неподалеку водозаборов, которые снабжают питьевой водой город Лиски.

    Кстати, несколько лет назад в одном из воронежских сел у колодезной воды (водопровода в селе не было вовсе) вдруг появился неприятный «горюче-смазочный» привкус и запах. Оказалось, что топливо в водоносный горизонт утекло из подземной емкости котельной колхоза, про которую задолго до утечки каким-то образом «забыли».

    Два года назад была обнародована информация (до этого факт был известен лишь узкому кругу специалистов) о нефтяной «линзе» на территории Воронежа с общей площадью загрязнения 40 гектаров. Было, в частности, заявлено, что озеро дрейфует и может основательно подпортить «питьевой» водоносный слой. Тогда родилось много всяких безумных идей и прожектов: некоторые подсчитывали «запасы нефти» в цистернах, один предприимчивый деятель вообще заявил, что ему для полного счастья этих тонн нефтепродуктов как раз и не хватает, поэтому он не прочь заняться их добычей. Впрочем, тогда предприимчивым дельцам объяснили, что «линза» под Воронежем – это не потенциальные «нефтедоллары», а серьезные расходы.

    Справедливости ради надо сказать, что нынешним хозяевам предприятия загрязнение досталось в наследство от безалаберного советского прошлого. Химический анализ проб, извлеченных из сердцевины «линзы», показал, что она преимущественно состоит из 66-го бензина, выпуск которого был прекращен в начале 70-х годов прошлого века, соответственно утечки из резервуаров нефтебазы начались еще в 60-х гг. Сейчас предприятие тратит большие деньги на исследование и локализацию «линзы».

    Одним словом, если свести все эти случаи воедино, можно говорить о некой закономерности: экологическая «несознательность» привела к тому, что топливо утекало из резервуаров десятилетиями, и мы только сейчас начинаем ощущать эти последствия на себе. По словам заместителя начальника областной экологической инспекции Станислава Казьмина, раньше нефтебазы были в каждом из 32-х районов области, а сейчас их осталось всего восемь. Остальные законсервированы, либо просто заброшены – наверняка, многие из них «наследили», но эти загрязнения надо выявлять, пока они сами не проявились на каком-нибудь водозаборе. Нужна единая областная программа по реабилитации загрязненных вод и земель. Пока ее нет, приходится довольствоваться малыми делами. В ближайших планах – добиться федерального финансирования на изучение и локализацию «линзы» под предприятием госрезерва в Лискинском районе.