05.11.2003 03:20

    Мор на мэров

    С первыми холодами градоначальники покидают насиженные места

    Сложил с себя полномочия глава города Воронежа Александр Ковалев. Судя по всему, в ближайшее время он займет кресло руководителя территориального подразделения транспортной инспекции.

    Депутаты Воронежской городской Думы приняли отставку мэра, больше месяца находящегося в очередном отпуске, в его отсутствие. Глава города решил уйти молча, не прощаясь - по крайней мере, публично он не произнес ни слова.

    Уход Ковалева с поста мэра был ожидаемым - и стал неожиданным. Объяснение этого парадокса нужно искать в самой личности Александра Яковлевича: импульсивный и непредсказуемый в решениях и высказываниях, он словно намеренно вызывал на себя огонь недовольства.

    С именем Ковалева так или иначе связана история становления региональной власти новейших времен. Его карьера изобилует неожиданными отставками и возвращениями. Выходец из директорского корпуса (в 80-е Ковалев руководил заводом тяжелых механических прессов - в то время заметным далеко за пределами Воронежа гигантом машиностроительной индустрии), он пришел в исполнительную власть в начале девяностых. Некоторое время возглавлял горисполком, затем был главой администрации Воронежской области, торгпредом России в Украине... Именно из Киева он заявил о своих губернаторских амбициях на воронежских выборах в декабре 2000 года, но официально зарегистрировался - опять-таки неожиданно для многих - кандидатом в мэры. И победил на этих выборах.

    Деятельность Александра Ковалева на посту главы Воронежа нельзя обрисовать монохромно, используя лишь черные и белые краски. Вне всякого сомнения, ему принадлежит немалая заслуга, к примеру, в деле благоустройства городских территорий - за три неполных года город стал значительно чище. И вместе с тем именно Ковалева обвиняли в чрезмерно активной распродаже городской собственности, недальновидной кредитной политике, сомнительных кадровых назначениях... Притчей во языцех стали взаимоотношения городской власти с энергетиками, где взаимные обвинения перетекали в "информационные войны". В апреле прошлого года на прогремевшем на всю Россию общегородском митинге против реформы ЖКХ (поводом к чему послужило увеличение тарифов на коммунальные услуги, санкционированное мэром) горожане впервые столь массово выразили свое недовольство Ковалевым, пытавшимся всего лишь приблизить уровень оплаты услуг к стандартам, которых требовал тогда федеральный центр. Все это происходило на фоне явных разногласий - впрочем, типичных для многих российских регионов - с руководством области. Общего языка с губернатором Владимиром Кулаковым (которому, по сути, он "уступил" губернаторский пост) Ковалев так и не нашел - да, похоже, особо и не старался.

    Ему нравилось быть популярным. Недаром, только вступив в должность, Ковалев объехал "места скопления" элитных коттеджей, многие из владельцев которых не спешили оформлять свои вполне пригодные для проживания - и какого проживания! - дома как "завершенку", дабы не обременять себя лишними тратами. Мэр тут же на месте распорядился отключить от мест обитания плутоватых нуворишей все коммуникации, вплоть до отопления и канализации. Жест вышел весьма робингудовский - сколь эффектный, столь и популистский.

    Впрочем, волна популярности схлынула так же быстро, сколь и накатила: в традиционных опросах общественного мнения рейтинг градоначальника падал от месяца к месяцу. Возможно, и потому, что им была задана слишком высокая планка обещаний, а ожидаемых чудес так и не произошло. Народная любовь - штука переменчивая... А сам Александр Яковлевич, объясняя проблемы города, бюджетный дефицит которого рос за это трехлетие как на дрожжах, привычно ссылался на "грабительскую" финансовую политику со стороны вышестоящих субъектов.

    При этом проверяющие структуры постоянно сигнализировали о существенных бюджетных злоупотреблениях (особенно много "признаков преступного умысла" наблюдалось в жилищно-коммунальной сфере), а правоохранительные органы заводили уголовные дела по фактам вольного обращения с муниципальной собственностью. На этом фоне уход в частные руки "лакомых кусков" городской недвижимости - кинотеатров, Дома быта и т.п. - смотрелся не как попытка пополнить казну, а как дешевая распродажа "для своих". А последней каплей, сведшей на нет все пропагандистские старания мэрии, стал арест в конце этого лета "главного идеолога" городских властей, руководителя информационно-аналитического отдела Дмитрия Нечаева по подозрению в банальной взятке. "Муниципальный рупор" захлебнулся, и объяснять явные провалы финансово-экономической политики происками недоброжелателей оказалось попросту некому. В сентябре - в канун отопительного сезона, считающегося своего рода "моментом истины" для руководителя муниципального образования - Ковалев ушел в затяжной отпуск. Именно тогда слухи о грядущей отставке, сопровождавшие мэра чуть ли не с момента вступления в должность, зазвучали с особой настойчивостью, и стали реальностью в минувший понедельник.

    При всем при том время давать оценки деятельности Ковалева на посту главы города еще не наступило. Чем было его руководство - попыткой вытащить Воронеж из финансовой ямы, оборванной на полпути? Возможностью раздать городскую собственность в "надежные руки"? Ответить на эти вопросы, не пытаясь при этом подменить собой оракула или следственные органы, пока не представляется возможным. И вместе с тем нельзя исключать, что этот опытный 61-летний политик еще раз громко заявит о себе в Воронеже - городе, в котором он испытал и народную любовь, и народный гнев.