Новости

19.11.2003 05:00
Рубрика: Власть

Мужчины, вы куда?..

Главнокомандующий указал людям в погонах направление

Конференц-зал в здании Министерства обороны на Знаменке - в центре "Арбатского военного округа" - был похож на карту небесных светил: сплошь звезды мелкими группами и поодиночке. В зале присутствовали военачальники чином не ниже подполковника, и забит он был до отказа. Некий генерал-лейтенант сорванным на плацу голосом попытался согнать корреспондента "РГ" с бокового места: "Девушка! Вы сюда технически сели или стационарно?"

Впрочем, "технически севшие" наблюдались и в первых рядах. Ввиду особой важности обсуждаемых вопросов на совещание помимо "детей Арбата" с погонами и лампасами были приглашены секретарь Совбеза Владимир Рушайло, глава администрации Президента Дмитрий Медведев, спикеры Госдумы и Совета Федерации Геннадий Селезнев и Сергей Миронов, ключевые министры. С глубоко штатским Германом Грефом на входе вышел конфуз - не узнали в лицо и пытались попридержать: "Мужчина, вы куда?" Греф смущенно предъявил какую-то помятую бумажку - пропуск, наверное. А оба спикера в президиуме на бархатно-кумачовом фоне выглядели как на собственном предвыборном плакате: смотрели, будто по Уставу, строго прямо и в одну сторону. Значительно молчали. Слово им так и не дали. Военачальники готовились к встрече со своим Верховным главнокомандующим, Президентом РФ Владимиром Путиным, и ожиданий он не обманул. Пришел по-военному точно, речь произнес по-военному четко.

По словам Президента, личный состав Российской армии и флота в целом "достойно справился со стоящими перед ними непростыми задачами". В Вооруженных Силах глава государства видит "реальные перемены к лучшему". Однако, считает он, современная армия должна быть готова "к отражению угроз завтрашнего дня, а не к войнам образца прошлого века". Среди прочих армейско-флотских проблем Президент особенно важной считает подготовку квалифицированных кадров. Учитывая, что к концу 2007 года ВС должны быть наполовину укомплектованы контрактниками, а срок службы по призыву сократится до года, задача и впрямь становится "ключевой". Несколько внушительных слов Верховный главнокомандующий произнес по поводу морального климата в Силах и огрехов воспитательной работы, призвал крепить воинскую дисциплину и строго соблюдать уставные требования. От духовной стороны военной службы Президент перешел к сугубо материальным вопросам: "инвентаризации и оптимизации имущественного комплекса". По его мнению, Минобороны должно избавляться от "непрофильных объектов" - прежде всего коммунальных. Решения требуют и жилищные проблемы военнослужащих. Здесь, по мнению Путина, надо "накапливать не права, а реальные средства".

"Правильно сказал, коротко и ясно", - прохрипел сзади сорванный генеральский бас, а на трибуну вслед за Президентом поднялся министр обороны Сергей Иванов. В лаконизме он несколько уступил непосредственному начальству, но по части конкретики тоже оказался на высоте. Главный вывод из не слишком длинной речи Иванова - период кардинального реформирования ВС закончен, пришло время нормальной работы и военного строительства, а черный день Российской армии, похоже, сменяется светлой полосой.

Главный подвывод из главного вывода: далеко не все военачальники это осознали и должным образом перестроили работу. Министр оперировал конкретными именами и цифрами, и, похоже, ряд главкомов, названных в числе проштрафившихся, каменели в креслах и мысленно причисляли себя к 30 тысячам военнослужащих, уже уволенным в рамках "сокращения и оптимизации" структуры ВС. Сильно досталось Военно-воздушным силам - за авиакатастрофы, расхлябанность, за то, что "средний налет составляет 12-43 часа в год при норме не меньше 150", за утрату навыков и загробленную, хоть и устаревшую, технику. В передовиках постоянно оказывались силы ядерного сдерживания, Ракетные войска стратегического назначения, тыловое обеспечение и ВМФ. Адмирала Куроедова глава Минобороны похвалил особо - правда, не за поддержание тонущих подлодок на плаву, а за "открытость для прессы". К такой же открытости министр призвал всех присутствовавших в зале. Необходимо, сказал он, "прислушиваться к обществу" - "каждый налогоплательщик должен быть уверен, что его рубль идет на укрепление обороноспособности страны". И пообещал поддерживать идущие из гражданских глубин "все, даже самые неожиданные и нестандартные предложения", направленные на то, чтобы преодолеть "ведомственную корпоративность" военных структур.

Общество с предложениями не замедлило. Пока в перерыве участники совещания подкреплялись в минобороновской столовой и смотрели на большом экране слайды патриотического содержания, в маленькой и почему-то невероятно душной комнате позади сцены Президент, министр обороны, начальник Генштаба Анатолий Квашнин и вице-премьер Галина Карелова общались с представителями ветеранских организаций, среди которых было сразу два маршала - Сергей Соколов и Виктор Куликов, генералы армии Владимир Говоров и Валентин Варенников, адмирал Алексей Сорокин, лидеры союзов ветеранов-"афганцев" и др. Генерал Говоров попытался для доклада встать, но был тут же остановлен Президентом. Отдав должное фигурам вежливости по отношению к Президенту: "Садитесь-садитесь... - "Да я привык стоять..." - "Отвыкайте...", ветераны, перешли в наступление. Жаловались на то, что поручения главы государства "застревают в недрах Правительства". Обижались на Касьянова, но делали сдержанные комплименты Кареловой. Просили поставить во главу комитета по подготовке 60-летия Победы кого-нибудь, кто "будет твердо рулить", потому что "унизительно нам просить у олигархов копеечки на празднование Победы". Допросились: рулевым Президент тут же назначил министра обороны, к некоторому смятению поднявшего вопрос генерала Говорова (тот с ходу начал перед Ивановым извиняться). А генерал-коммунист Валентин Варенников пошел в атаку на все ветеранские и общественные проблемы, как танк на безымянную высоту. Любимым словом генерала, видимо, является "обрубить". Именно так он предлагал поступить со "всем наносным", что сопровождает юбилейную кампанию празднования Победы, а также с излишними, на его взгляд, ресурсами Центробанка, которые он предложил направить на строительство жилья для военных. Без ключевого слова, но крайне жестко генерал предложил обойтись и с двумя нелюбимыми им телекомментаторами. Президент слушал не перебивая. Но в ответ на пассаж о том, что при царизме командир взвода получал втрое больше государственного чиновника, все-таки парировал: "От провала 1905 года и революции 1917-го это царизм не уберегло". И разъяснил, что как бы ни был велик соблазн немедленно потратить "лишние деньги", делать это нельзя - нарушатся базовые принципы экономики, и о ее развитии можно будет забыть. Визави, соглашаясь, кивал, но как-то упрямо и недоверчиво.

Вообще-то у армии всегда была своя математика. Министр, соглашаясь, тоже кивал, а начальник Генштаба постоянно бурчал: "По закону не положено". Вряд ли так уж легко найдутся деньги на самые юбилейные фонды - даже если очень сильно прикажут. Да что генералитет! Вот, например, одному из коллег, журналисту-полковнику (тоже присутствовавшему на заседании, отчего и вспомнилось) автор этих строк как-то прочел задачку из остеровского сборника для непослушных детей: "Генерал-майор и генерал-лейтенант вместе выпили бутылку коньяка пятилетней выдержки. Сколько звезд наблюдалось во время мероприятия?" Восемь? Как бы не так. Коллега взял калькулятор: две этикетки на бутылке... по два погона на кителях и по два на гимнастерках... плюс значки, нашивки и медали... Штатский разум был посрамлен.

Не бывает в армии легких подсчетов и простых решений.

Власть Безопасность Армия Правительство Минобороны Президент Реформа армии