Новости

21.11.2003 02:53
Рубрика: Экономика

Смысл природной ренты не в том, чтобы отнять и поделить...

Система налогообложения в нефтяной отрасли нуждается в коренных изменениях, считает Ралиф Сафин

Сегодня, наверное, нет ни одной партии, претендующей на место в Государственной Думе, которая бы не включила в свою программу требование об изъятии природной ренты у нефтедобывающих и газодобывающих компаний. Аргументы в поддержку этой позиции приводятся самые разные: от доводов экономических до соображений моральных. А что по этому поводу думают сами нефтяники? Наш корреспондент беседует с представителем Республики Алтай в Совете Федерации РФ, вице-президентом НК "ЛУКОЙЛ" Ралифом САФИНЫМ.

 

- Совершенно очевидно, что в связи с предстоящими выборами в Государственную Думу эта проблема до крайности политизирована. Многие кандидаты в депутаты Государственной Думы, ученые, специалисты создали у людей впечатление, что природная рента целиком и полностью оседает в карманах владельцев нефтяных и газовых компаний. Но ведь это не так. Когда российская нефтяная или газовая компания платит налоги, экспортные пошлины, другие обязательные платежи, то в них заложена и природная рента. Вопрос, следовательно, не в том, присваивают или не присваивают топливные компании природную ренту, а в величине производимых топливными компаниями платежей: достаточны ли они для того, чтобы можно было говорить об изъятии рентной сверхприбыли, или же их следует сделать еще более высокими.

Во сколько можно оценить суммарную величину природной ренты России по нефти и газу? Какими следует пользоваться критериями при установлении той величины ежегодных рентных платежей, которую можно считать справедливой? Должна ли быть эта плата единой для всех предприятий или дифференцированной в зависимости от качества добываемого углеводородного сырья и условий добычи? Следует ли ее варьировать в зависимости от мировых цен на углеводородное сырье? Вот реальные вопросы, которые требуют обоснованного, просчитанного ответа.

- И все же ваше мнение: природная рента - реальная для нашей страны проблема или же искусственная, придуманная политиками?

- Только имея на руках обоснованные подсчеты, можно понять, каковы могут быть ее объемы и механизмы ее изъятия в пользу общества. Это, как говорится, обсуждению не подлежит, потому что богатства недр принадлежат всему народу.

Иное дело, как эта проблема преподносится сейчас. Людям внушается, что именно в ее решении - ключ к процветанию и благоденствию России. Это не что иное, как предвыборный миф. Судите сами. Основной смысл дискуссии вокруг природной ренты сводится к формуле "отнять и поделить". Один раз она уже была реализована в нашей стране. Процветающим государством это Россию не сделало, народу благоденствия не принесло.

Проблема ренты не есть нечто самостоятельное. Это составная часть действительно ключевого вопроса: какой должна быть стратегия экономического и социального развития России в XXI веке? И каковы место и роль ТЭК в этой стратегии. С учетом этого необходимо ставить и решать проблему природной ренты.

- А как вы представляете себе решение этой проблемы?

- Высокие прибыли предприятий нефтегазового сектора - результат не только благоприятной ценовой конъюнктуры. Это результат грамотной, эффективной работы. На протяжении ряда лет топливно-энергетический сектор демонстрирует устойчиво высокие темпы роста - самые высокие в российской промышленности. В сентябре рост промышленного производства составил 6,7 процента, рост в нефтедобывающей отрасли - 9,8 процента. Именно топливно-энергетический сектор обеспечивает основную часть поступлений в бюджет. Именно здесь генерируются главные инвестиционные ресурсы, которые растекаются по всем остальным секторам и отраслям хозяйства. У России нет и, похоже, еще долгое время не будет сектора, столь же динамичного и конкурентоспособного, как ТЭК.

Однако и в этой отрасли существуют многочисленные проблемы. И это уже не проблемы отдельных компаний, пусть и очень крупных, это проблемы отраслевые и государственные. Две самые важные из них - это возобновление природных ресурсов и проведение природоохранных мероприятий.

На протяжении последних десяти лет не было разведано ни одного нового нефтяного или газового месторождения, - все существующие месторождения были открыты еще при советской власти. Практически разрушена система геологоразведки в стране. Если не возобновить разведку новых месторождений, то через 20-25 лет страна останется без нефти и газа. И нефтегазовые компании не могут выполнять эти функции, это - задача государства. Другая задача государства - охрана экологии. Необходимо обеспечить государственный контроль за этой сферой деятельности нефтегазовых компаний. Но расточительно относились к природе в нашей стране не только на протяжении последних десяти лет, это же происходило и в Советском Союзе. Еще с тех времен загрязненными остались огромные территории. Если мы думаем о будущем нашей страны, необходимо заниматься этой проблемой уже сейчас.

И здесь можно предложить разумную, на мой взгляд, систему. Если мы принимаем решение об изъятии природной ренты, то нельзя просто потратить ее на какое-нибудь, пусть и очень хорошее, но не связанное с добычей нефти и газа дело. Ведь сейчас все предвыборные лозунги сводятся к тому, что из нефтегазовой отрасли эти деньги нужно забрать и потратить на развитие других отраслей (а то и на повышение зарплаты бюджетникам)! В 70-е годы мы уже потратили все нефтедоллары на закупку импортного ширпотреба, и это не принесло ничего, кроме разочарования. Необходимо, чтобы эти средства поступали в специальный фонд, из которого должны финансироваться действия государства по возобновлению природных ресурсов и экологической безопасности. Кстати, в этот же фонд, наверное, должны делать отчисления не только газовики и нефтяники, но и все, кто использует природные ресурсы, принадлежащие народу и государству.

С другой стороны, можно отобрать у предприятий ТЭК столько, что им не останется средств на развитие, поддержание своей конкурентоспособности. А для российской нефтедобычи это критически важно, так как нефть у нас добывается в гораздо более трудных природных и климатических условиях, да и транспортировка ее стоит немало. Все это чувствительно сказывается на себестоимости продукции, рентабельности предприятий.

Опыт работы в нефтедобыче и нефтепереработке привел меня к твердому убеждению в том, что страна, бюджет получат от этого сектора больше, чем сейчас, если вопрос будет ставиться не в плане "отобрать и поделить", а иначе: "стимулировать развитие". Для этого необходимо прежде всего навести порядок в системе налогообложения предприятий нефтяного комплекса.

- Какие конкретно проблемы налогообложения вы имеете в виду?

- Одна из самых актуальных - статичность величины налогов и платежей. Они выплачиваются предприятиями независимо от стадий разработки месторождений, динамики качества запасов и изменения риска инвестора. Такая система не стимулирует предприятия на разработку месторождения до полного его истощения или на разработку месторождений худшего качества. Не обеспечивает она и изъятия сверхприбылей, которые образуются при разработке месторождений, находящихся в благоприятных горно-геологических и экономико-географических условиях, имеющих нефть лучшего качества. В результате в эксплуатацию выборочно вовлекаются наиболее качественные запасы, тогда как добыча остаточных запасов оказывается нерентабельной.

Это острая проблема для ряда нефтедобывающих регионов России. К примеру, старые нефтяные районы Поволжья, которые обеспечивали страну нефтью в 50-60-е годы минувшего века, выработали свои лучшие запасы. Но они работают в такой же налоговой среде, что и предприятия на новых территориях. Понятно, что предприятия, инвесторы предпочитают работать там, где капитальных вложений требуется меньше, а получаемая прибыль - больше.

Если вдуматься, это и есть присвоение природной ренты. Но оно стало возможным не потому, что нефтяные компании якобы захватили в собственность недра, а потому, что государство создало систему налогообложения, которая не учитывает естественную дифференциацию условий добычи и качества добываемой нефти, оставляя тем самым сверхприбыль в распоряжении тех, кто сам ничего не сделал для ее создания. Она достается им благодаря природе и действующей системе налогообложения.

- Разве власть не видит этой проблемы?

- Видит, конечно, но решать ее почему-то не торопится. Минприроды России, которое отвечает за подготовку сырьевой базы для добывающих отраслей, в своем анализе структуры минерально-сырьевой базы использует старые классификации качества сырья, которые не понятны добывающим и перерабатывающим предприятиям.

Другая проблема. Существующая система транспортировки нефти на рынки по системе магистральных трубопроводов приводит к смешению различных сортов нефти. Из-за этого предприятия, добывающие более высококачественные сорта нефти, несут значительные убытки, так как в результате смешения в трубопроводе с низкокачественной нефтью их качество и, следовательно, цена реализации снижаются. По этой причине ряд предприятий предпочитает вывозить высококачественную нефть в цистернах по железной дороге. Но это рентабельно только для предприятий европейской части России, расположенных сравнительно недалеко от потребителей.

Мировая практика знает такое средство решения этой проблемы, как ведение банка качества нефти. Этот механизм дает возможность учитывать интересы компаний, добывающих качественное сырье. Он должен быть дополнен разработкой компенсационных мер, которые обеспечивают рентабельность деятельности предприятий, добывающих худшие нефти. Пока что власть этим не занимается.

Можно было бы привести и другие примеры. Но дело не в примерах. Накоплен опыт, который говорит о том, что система налогообложения нефтяной отрасли нуждается в серьезных, я бы даже сказал, коренных изменениях.

Экономика Отрасли Нефть и газ Экономика Отрасли Ресурсы Экспортные пошлины на нефть