Новости

29.11.2003 03:10
Рубрика: Происшествия

Доктор Смерть будет сидеть всю жизнь

В Санкт-Петербурге завершен процесс по делу "оборотня в белом халате", которому инкриминировали убийство десятка стариков

К вам пришел врач

Как следует из материалов уголовного дела, деятельность свою доктор Петров начал еще летом 1997 года. Тогда, по его собственному признанию, сделанному в ходе следствия, по адресу улица Добролюбова, дом 3, квартира 8, он ограбил В. Бурову. Однако случай этот не вошел даже в обвинительное заключение, поскольку о нем никто не заявлял в милицию (корреспонденту "Российской газеты" о первом преступлении Петрова рассказал выступавший на процессе в качестве государственного обвинителя прокурор Виталий Луценко). Правда, одинокая старушка говорила соседям, что ее обокрал доктор, но те сочли это просто проявлением старческого маразма. Бабушка после этого перестала пускать к себе врачей. А вскоре ее пришлось отправить в дом для престарелых. И лишь когда в квартиру в ходе следствия пришли представители следственной бригады для проведения следственного эксперимента, соседи вспомнили о словах старушки.

За два года доктор "облегчил" на различные суммы более двух десятков стариков. Действовал по одному и тому же сценарию. Выяснял с помощью бланков с результатами анализов (они в поликлиниках, в сущности, доступны для любого человека, стоит только изобразить, что ищешь собственные анализы) адреса пенсионеров. Приходил к ним днем, когда дома почти наверняка не будет никого, кроме стариков. Представлялся врачом, которому поручено сделать процедуры, "поскольку результаты анализов плохие". Делал разомлевшим от такого непривычного внимания со стороны нашей медицины людям укол сильного снотворного. А потом спокойно прибирал то, что представляло какую-нибудь ценность. Причем размеры добычи колебались от 86 тысяч до 145 рублей.

Петров был очень интересным собеседником: образованный, умный, хороший рассказчик. Совершенно не похож на психа.

Тем не менее в поле зрения правоохранительных органов череда загадочных ограблений питерских стариков попала только в 1999 году, когда 2 ноября в квартире на Наличной улице были обнаружены трупы бывшей примы-балерины Мариинского театра Ольги Персияниновой и ее матери. Причем с целью скрыть следы преступления преступник поджег квартиру. Через неделю загорелась квартира 123 в доме 23 по проспекту Металлистов. К счастью, жертва преступления выжила, хотя и лишилась имущества на 30 тысяч рублей. А позже выяснилось, что за десять дней до убийства Ольги Персияниновой поджог с целью сокрыть следы преступления произошел на проспекте Науки. И опять потерпевшей была пожилая женщина, и опять ее ограбили. Выявлялся некий особый почерк преступника. Причем сотрудники правоохранительных органов обратили внимание, что двери всех трех квартир никто не взламывал. Выходит, жертвы сами пускали к себе грабителя? Что, он был им знаком? Но следствие не выявило никаких точек пересечения в биографиях и круге знакомств пострадавших. Единственное, что их объединяло, это пол и возраст. Да еще то, что на руках потерпевших нашли следы от инъекций. Но у кого из пожилых людей их нет?

"Медбрат" вышел на тропу войны

Ограбления пенсионеров продолжались по всему городу. В декабре 1999 года в течение двух дней произошло два убийства (одно - двойное, а во втором случае одной из жертв удалось выжить). В каждом случае квартиры потом поджигали.

А в январе 2000 года в спокойном до тех пор Фрунзенском районе убийства пенсионеров начали происходить каждый день. 12 января преступник нанес несколько ударов топориком Лилии Максимовой, но старушка все-таки выжила. Правда, не смогла уверенно описать "врача" (в правоохранительных органах убийце дали кличку Медбрат, это уже позже пресса окрестила его Доктор Смерть). В тот же день был отравлен Константин Саулин. Позже следствие установило, что мужчина пострадал случайно, из-за путаницы адресов в медицинских документах. 13 января Медбрат убил Надежду Фонину, 14 января - Татьяну Михееву. Три убийства и одно покушение на убийство за три дня. Было похоже, что преступник "сорвался с цепи". Нужно было предпринимать решительные меры.

Как вспоминает следователь городской прокуратуры Никита Тимофеев, занимавшийся этим делом с убийства Надежды Фониной, помогло то, что все последние жертвы преступника жили рядом и лечились в одной поликлинике. Были срочно проверены бланки с результатами анализов (вернее, флюорографии, поскольку Лилии Максимовой "доктор" говорил именно о результатах исследований ее легких). Удалось определить, что некоторые из пенсионеров не забирали свои результаты и в то же время соответствующих бланков нет в поликлинике. У них на квартирах решили устроить засады.

17 января 2000 г. Зоя Крузе собиралась отмечать свой 77-й день рождения. Именно в ее дверь и позвонил в тот день около 11 часов мужчина, который представился врачом из поликлиники. Хозяйка квартиры, как и договорились, открыла дверь, а оперативники провели мгновенное задержание. "Врачом из поликлиники" оказался Максим Петров, сотрудник 5-й подстанции "скорой помощи", не имевший никакого отношения к поликлинике N 56, в которой лечилась Зоя Крузе. В чемоданчике доктора оперативники обнаружили, помимо шприцов с анаприлином, опасную бритву, кусок капроновых колготок и несколько квитанций с результатами флюорографических обследований, пропавших из поликлиники. И началось следствие.

- Задержанный заявил, что он оказался в квартире случайно, - рассказывает Никита Тимофеев, проводивший первый допрос. - Будто бы к нему на улице подошел мужчина (описания которого он дать не смог) и попросил подняться в квартиру и позвонить в дверь. Сказал, что это шутка и что заплатит за это 150 рублей. А что касается чемоданчика, так он, Петров, подрабатывал тем, что усыплял больных животных, и шел по вызову. Правда, адреса, по которому он направлялся, задержанный назвать не мог. Заявил, что его должны были встретить на улице и он не знает встречающего. Это они должны были к нему подойти.

В версию Петрова никто не поверил. Тем более вскоре эксперты со стопроцентной уверенностью установили, что след обуви, обнаруженный на квартире у Михеевой, оставлен ботинками Максима Петрова. А при обыске у него на квартире были найдены некоторые вещи, которые опознали родные и знакомые погибших. Несколько позднее эксперты-почерковеды установили, что надпись на зеркале в квартире Фониной ("Ты симпатичная, если бы ты была дома, я бы тебя ...", - написал убийца, обращаясь будто бы к дочери жертвы.) сделана тоже Петровым.

Убивал из-за маленькой зарплаты

И вот через неделю арестованный начал давать показания.

- До этого он вел себя очень сдерженно, отвечал неохотно, - вспоминает Никита Тимофеев. - А тут словно отпустило. Мы проехали по всем указанным подследственным адресам. Везде он очень подробно рассказывал, как было дело, где стояла мебель, где лежала жертва, что и откуда он брал. И всюду находились подтверждения. Либо Петрова опознавали пострадавшие, либо их соседи (например, "доктора" видел в день убийства в парадной и узнал сосед Персияниновой, первой погибшей от рук Медбрата). Или, в крайнем случае, люди опознавали вещи, найденные у Петрова. А он многое хранил у себя дома. К примеру, несколько аппаратов для измерения давления, фотоаппаратов, наручных часов. Через некоторое время Петров выдал человека, которому сбывал похищенное. Правда, оба утверждали, что тот не знал о происхождении вещей. Так были обнаружены еще вещи с мест преступлений.

- А он вообще-то вменяем? - поинтересовался я. Трудно было себе представить, чтобы все это делал человек в здравом уме.

- Врачи обследовали. Признали, что вменяем, хотя психически и не вполне в порядке. А на мой взгляд... Знаете, когда мы не одну неделю колесили по городу, то много разговаривали на разные не касающиеся следствия темы. Петров был очень интересным собеседником: образованный, умный, хороший рассказчик. Совершенно не похож на психа.

Между прочим, знаете, зачем он оставлял надписи, как у Фониной, или всаживал в тело жертвы отвертку, как у Михеевой? Пытался разнообразить "почерк" преступления, чтобы сбить следствие с толку.

- Так почему же он все-таки убивал?

- Говорил, что из-за денег. Что зарплата у врача маленькая, чтобы семью содержать. У него же трое детей. Да и не собирался он, по крайней мере сперва, никого убивать. Усыпил, взял все что нужно - и привет.

Убивал Петров сперва, только когда жертвы просыпались не вовремя или когда кто-то приходил в квартиру и заставал его за ограблением. А потом втянулся. Я думаю, если бы мы его не арестовали, он бы дальше убивал все свои жертвы.

- А я слышал от Петрова несколько другую версию, - сказал Виталий Луценко. - Будто бы после того, как у него умерла мать, старики начали его раздражать. "Почему моя мама умерла, а они живут, хнычут, жалуются, придираются к врачу. Да еще и живут порой лучше, чем я, работающий?" После первого убийства, случайного, он испытал нервный подъем. Потом еще и еще. И к тому времени, как он начал работать во Фрунзенском районе, он уже решил, что будет убивать всех.

Но на суде Максим Петров повел себя совершенно не так, как во время следствия. Он наотрез отказался признать себя виновным. Заявил, что никого не убивал, а показания давал под давлением следствия. Мол, боялся за свою семью. На самом деле он-де и не был в тех местах, в которых произошли ограбления и убийства. А на квартиру к Крузе попал случайно. Просто захотел позвонить домой жене и зашел в первую попавшуюся квартиру попросить разрешение сделать звонок. Тут на него и набросились.

- Версия не выдерживает никакой критики, - считает Виталий Луценко. - Петров будто бы поехал навестить своего крестника (у которого бывал редко), не узнав предварительно, дома ли тот. А потом, отойдя уже на солидное расстояние от дома крестника, решил вдруг позвонить жене. И пришел именно в ту квартиру, где была засада. В такие совпадения плохо верится.

Судья Валентина Кудряшова и не поверила. А поверила показаниям потерпевших. Но пока результаты анализов во многих поликлиниках по-прежнему может взять любой. А петербургские пенсионеры каждый раз оказываются перед нелегкой дилеммой: открывать ли дверь "доброму доктору"?

Происшествия Преступления Криминал Филиалы РГ Северо-Запад СЗФО Санкт-Петербург