Новости

02.12.2003 02:10
Рубрика: Культура

Ну как же без Урюпинска!

Поскольку люди собрались интеллигентные: две либеральные партии и блок по защите русских. Словесная же перепалка носила оживленный характер: "Ты меня Димой-то не называй! Я тебе не брат и не кореш!". Патриоты нашли, где у относительно молодых либералов самое больное место - называется "Чубайс", и принялись его отбивать, как хозяйка отбивную. Их поведение рассердило известную даму-политика, и она заклеймила их за это. Самым довольным выглядел политалхимик Глеб Павловский, без чьих глубокомысленных комментариев по поводу трех кривых нам не прожить. Ах да, чуть не забыл: еще был народ. Озябшие люди из Ивановской области через спутник связи жаловались на житье-бытье. Особенно запомнилась женщина - работник роддома. Она говорила так: "Раньше было хорошо - у нас для рожениц был чай сладкий и на завтрак бутерброд с сыром. А сегодня нам их кормить совсем нечем - даже чай без сахара!". Ивановские жители никак не могли взять в толк, почему веселые, сытые, нарядные люди в теплой студии не хотят облегчить им жизнь. Адресовать этот вопрос местным начальникам, стоящим тут же, среди бедно одетых земляков, они не догадались.

Предвыборные дебаты сегодня - не самое интересное на ТВ. Даже по сравнению с прошлым сезоном стало скучнее. Тогда решался вопрос, кто будет в Думе первым. Сегодня: кто будет третьим, четвертым и далее. Цена вопроса иная. И роль ТВ куда скромнее. Где мотоциклист, убийца политических репутаций? Сегодня появление подобной фигуры на ТВ в принципе невозможно. Самостоятельность, которой пользовались иные каналы и персоналии, была ликвидным товаром. На нее имелся платежеспособный спрос. И это бросало вдохновенный румянец на лица кумиров. Сегодня - не то. У ТВ нечего взять, кроме рекламного времени. А львиную его долю политические клиенты получают бесплатно. Рекламные же бюджеты партий явно беднее прежнего. Возможно, потому что поставлены под госконтроль. Так или иначе, но ТВ отбывает политические дебаты, как повинность, вроде барщины. И мы вместе с ним.

Кроме того, создается впечатление, что российское ТВ борьбу за гражданское общество закончило. Никакой самостоятельной роли оно больше играть не хочет. И главная его забота - примирить собственную осторожность с необходимостью сохранить хотя бы видимость телепублицистики. Вспомните, какой бенефис оно себе устроило в память о Джоне Кеннеди. Кирилл Клейменов даже покинул стол ведущего программы "Время", чтобы разыграть далласскую трагедию в лицах. Архивные персонажи пользуются большой любовью нашего ТВ.

А в живую Россию ездят за варварской экзотикой и адреналином, как на сафари. Вот в программе "Неделя" на Ren TV Марианна Максимовская вновь побаловала нас репортажем из Урюпинска. Этот город с говорящим названием вынужден служить метафорой провинциальной России. Чуть выборы или еще какой судьбоносный момент, так и вспоминают про него - прикольно. Что же получается, вся страна за МКАДом - один большой Урюпинск?

В шоу "Голод" тоже события. Зурико, который все подозревал товарищей в том, что они подставные, добровольно вышел из игры. Поначалу могло показаться, что его затравили: каждый закрытый коллектив нуждается в своем аутсайдере. Но когда показали ретроспективу личных проявлений этого персонажа, картина изменилась. Реалити-шоу обладают свойством вскрывать душевные гнойники. И вот симпатичный парень, не дурак, лидер зрительских симпатий, начинает на глазах меняется. Агрессия, неспособность к адекватному общению, страшноватые то ли криминальные, то ли патологические проявления, комплексы, истерики, угрозы. С одной стороны, человека жалко - он явно нуждается в помощи. С другой, встретив такого в трамвае, пересядешь в соседний вагон.

Василий Уткин, ведущий "Голода", вспомнил, что он интересный, в меру упитанный мужчина в самом расцвете сил. И решил продемонстрировать свои "выбранные места" зрителям. Со словами "Ситуация такова, что я, как ведущий, должен вмешаться!" отважно вошел к голодающим и имел с ними беседу. Далее мы увидели его преследующим в фургоне двух потерявшихся в вечернем Берлине "добытчиц" (те мыли пол в ночном клубе). До конца "голодовки" еще далеко, но один вывод я уже сделал: наши бойкие девчонки за границей не пропадут. Чего о парнях не сказал бы.

Свой первый фильм "Любовь холоднее смерти" Райнер Вернер Фассбиндер показал сразу после студенческих волнений 1968 года.Даже прогрессивные кинокритики не поняли, что началась новая эпоха, что мировое кино уже не будет прежним. Фасбиндер не успел состариться, сгорел в 36 лет. И, вероятно, поэтому его 42 фильма так полны тестостерона, неизжитых юношеских комплексов, энергии, порой переходящей в агрессию, и молодых красивых женщин, как, впрочем, и мужчин. Как его великий современник Пазолини (чьи фильмы канал "Культура" показывал совсем недавно), Фасбиндер признавал в искусстве только сверхзадачи. Они оба заложили под буржуазное кино свои сердца - и взорвали. И ретроспектива Фасбиндера на "Культуре" стала настоящим подарком всем, кто ценит в кино не капиталовложения, а великие идеи.

Культура Кино и ТВ ТВ и сериалы Общество СМИ и соцсети