20idei_media20
    19.01.2004 01:30
    Рубрика:

    Блокадный натюрморт

    История блокадной семьи в дневниках, фотографиях и портретах художника Юрия Белова

    Сегодня о тех страшных днях холода, голода, лишений, терпения, мужества и героизма говорят свидетельства немногочисленных участников жестокой битвы за освобождение Ленинграда. Их рассказы, документы, а также книги, картины, кинофильмы, созданные блокадниками, - бесценны.

    Художник-блокадник Юрий Белов провел в осажденном городе все 900 дней. Организаторы выставки выделили в отдельную экспозицию раздел, посвященный жизни его семьи. Здесь представлены семейные документы, вещественные экспонаты, фотографии, живописные работы художника.

    Юрий Белов родился в 1929 году в семье врачей. Мама и папа Юрия Владимировича окончили Томский университет, где и познакомились. В 1921 году они поженились, а спустя семь лет чета Беловых переехала в Петербург. Мама работала участковым терапевтом в 32-й поликлинике Приморского района. Папа - в поликлинике Кировского завода.

    Мама в свободное время увлекалась рукоделием. Она и привила сыну любовь к художественному творчеству.

    -Все в нашем доме было сделано ее руками, - вспоминает Юрий Владимирович. - Дорожки, подушечки, панно...

    Уже с раннего детства в мальчике просматривался талант будущего художника. Перед самой войной в 1940 году он поступил в подготовительный класс средней художественной школы для особо одаренных детей при Всероссийской академии художеств. Начавшая война прервала образование, но не погасила любви к искусству.

    В осажденном городе двенадцатилетний мальчик делал наброски с натуры. В его работах пейзажи освобожденного города перемежаются с изображениями участников обороны: конкретных и обобщенных лиц - типичных для той нелегкой поры. Основу творчества составляют собственные впечатления и переживания военной поры. В каждом своем сюжете, в зарисовке, в акварели Юрий Белов стремится передать сконцентрированный дух того времени, где рука об руку шли человеческое горе и высота духа.

    В 1941 году отца Юрия Белова Владимира Ивановича мобилизовали и отправили на фронт в медсанбат. Он прошел всю войну.

    - Папа награжден боевыми наградами: орденом Отечественной войны II степени, орденом Красного Знамени, орденом Трудового Красного Знамени и медалями различных степеней, - говорит Юрий Владимирович.

    Старший брат Юрия Белова записался добровольцем в народное ополчение. После недолгого обучения он был отправлен на фронт. Его артиллерийский батальон защищал рубежи Ленинграда. После полного снятия кольца вокруг города на Неве старший брат Юрия Белова продолжал воевать в Эстонии. Там первого августа 1944 года в возрасте двадцати двух лет он погиб.

    Во время блокады еще юный Юрий Белов и его мама остались в Ленинграде одни. С восьмого сентября немцы проводили массированные артиллерийские обстрелы и авианалеты.

    - Я не смог ездить в школу. Страшные были времена, кто не испытал подобное на себе, тому трудно будет представить все те ужасы, через которые прошли ленинградцы. Люди находились в огромном напряжении. Непрекращающиеся бомбежки, страшный голод и лютые морозы ежедневно уносили множество жизней. Благодаря усилиям мамы я остался живым. Я, как мог, помогал ей по хозяйству. В канун нового года, 31 декабря 1941года, мы с мамой решили навестить родственников. Последний раз мы общались с ними еще до начала войны. По лютому холоду (в тот день на улице стояла температура тридцать градусов мороза) пешком отправились на Театральную площадь. Радостный момент встречи с родственниками побудил меня написать семидневный дневник - этот драгоценный для меня документ сохранился и тоже представлен в экспозиции.

    В доме у родственников были все условия: свет, печное отопление, чернильница и чернила. В дневнике описывается моя жизнь во время блокады. Перемещения по городу, в частности, походы в гости. Много места уделено описанию еды. К Новому году мы готовились загодя. Копили продукты. Отец прислал нам посылку: килограмм крупы, банка консервов, буханка хлеба - все эти яства мы принесли с собой к родственникам. Пока я с двоюродным братом играл в карты, наши мамы сварили суп с фрикадельками. Помню, как за длительное время я первый раз наелся досыта. Не дождавшись наступления нового года, мы легли спать.

    Посетители выставки непременно обратят внимание и на то, что в дни блокады Юрий Белов рисовал натюрморты с фруктами и с различными съедобными предметами, мечтами о которых было наполнено его детское сознание.

    - Самое голодное время, - продолжает Белов, - мы пережили в сорок первом году. А первые пятнадцать дней января сорок второго года, кроме хлеба, вообще ничего не выдавалось. Из столярного клея мы делали студень, бывали случаи, когда студень не получался, слишком много воды добавляли.

    Истинную радость я испытал, когда Ленинград полностью освободили от вражеского кольца. Помню, как мы с мамой смотрели салют. От радости и у нас текли слезы.

    Когда я говорю о себе и своей семье, я чувствую, что говорю я о многих - о десятках тысяч ленинградцев, о семьях, которые также хранят в душе опыт незабываемых дней и ночей, похожие горестные переживания... И я надеюсь, что мои картины, представленные на выставке, выразили то общее, что было в личном и общем опыте ленинградцев. Тех, кого я считаю родными, может быть, братьями и сестрами "во блокаде".