20idei_media20
    19.01.2004 04:50
    Рубрика:

    Наследие Богдана

    Богданово племя

    Еще десять лет назад украинцы гордо называли себя Богдановым племенем, а в Переяслав ездили, как в Мекку, - на паломничество: одевшись во все лучшее и повязав банты детям. Теперь Переяслав - умирающий город 25 музеев. Народу в нем живет немногим более, чем в богдановые времена - около 9 тысяч. Малая энциклопедия описывает Переяслав-Хмельницкий (до 1943 года - Переяслав) как обычный райцентр, выстроенный в страшной глуши - в 30 километрах от железнодорожной станции, и как промышленный центр с маслодельным, мятным, кирпичным и лесопильным заводами. Сейчас все они остановились - работать на них некому и не за что.

    Музейщики говорят, что Переяслав - город мистический. Его не смогло затопить искусственное Каневское море, похоронившее под водой села вместе с их жителями, Переяслав не уничтожили гражданские и мировые войны, здесь был казацкий госпиталь, где людей "землей и воздухом лечили", но они выздоравливали. Переяслав обошел стороной даже ветер, в 1986-м несший чернобыльскую радиацию. Переяслав остался экологически чистой, но исторически опасной территорией.

    Появление россиян на Украине Переяслав не отразил, за это одни до сих пор благодарят Богдана Хмельницкого, а другие его хулят.

    Решения Переяслава оказались настолько актуальными, что в Киеве, переименовавшем все идеологически неблагонадежные улицы, сохранился проспект Воссоединения Украины с Россией. На нем даже мемориальную доску повесили, восславляющую Богданово дело. Нынешние поборники Хмельницкого подчеркивают: Богдан заставил русское посольство во главе с боярином Бутурлиным поклясться в верности украинскому народу. Казаки в ответ присягнули царю - все, за исключением нескольких полков и одного города - Чернобыля.

    Слово друга, верность "врага"

    "Грош цена этим присягам, - говорит знаток переяславских событий, сын основателя Народного руха Вячеслава Черновола - Тарас Черновол. - Тогда все клялись и присягали: время было лживое. Я не вижу повода праздновать 350-летие Рады. Отмечать юбилеи Переяслава начал Хрущев, чтобы доказать свою, украинскую, сопричастность России.

    Официально Переяславское соглашение денонсировал мой отец, Вячеслав Черновол. Он, выбранный гетманом украинского казачества, собрал в Переяславе "вече". Оно заявило, что под московским "царем" жить не желает и разорвало соглашение.

    Эти события можно оценивать по-разному. Я считаю, что ни Украине, ни России не стоит гордиться переяславскими итогами. Для Киева они оказались потерей независимости, демократических и культурных основ - до соглашения с Россией на Украине действовало Магдебургское право, грамотными в стране были не только мужчины, но даже дети и женщины. По уровню образования Украина была выше Франции.

    Хмельницкий стал и творцом украинской державы, и ее могильщиком. При нем перестало существовать государство, тянувшееся от Балтики до Черноморья, говорившее на украинском языке и крещенное киевскими священниками. То, что он сделал, многие трактуют как вторую в Европе (после нидерландской) буржуазно-демократическую революцию. Он разрушил на Украине династические традиции, но соседство с агрессивной Польшей и союз с самодержавной Россией не дали Хмельницкому развернуться. После Богдана родилась замечательно-правдивая поговорка: "Где два украинца - там три гетмана и четыре Рады".

    Идеи Черновола характерны для Украины. 350-летие Рады здесь не отмечают. О нем вспомнят только 23 января, когда в Киев прибудет Президент России Владимир Путин.

    Россияне и украинцы за 350 лет научились желать одного и того же - достатка и спокойствия.

    На юбилей отреагировал только национальный банк. Выпустил монеты к 350-летию Переяславской рады. Их сразу назвали сребряниками - сделаны из серебра. Их номинал - 10 гривен, меньше двух долларов. Правые говорят, что это нынешняя цена переяславских договоренностей. Один из лидеров Руха, экс-глава МИДа Украины Геннадий Удовенко объявил Переяславскую раду "фатальной и печально известной".

    С ним не согласны украинские левые. По их мнению, Переяслав стал для Украины и России отправной точкой развития. Вливаясь сейчас в единое экономическое пространство, Киев лишь реализует договоренности 350-летней давности.

    Глава Компартии Крыма Леонид Грач организовал и возглавил движение "Наследники Богдана Хмельницкого". К юбилею Переяслава он намерен приурочить подписание договора с российским "Конгрессом русских общин". Это, по словам Грача, "повлечет за собой создание союза двух братских государств".

    Нынешние переяславские перспективы лучше прочих знает глава Международной ассоциации славянского единства им. Петра Столыпина князь Андрей Меликов-Колчак. Он уверен - украинско- российское единение началось с Рады: "Путь Хмельницкого был прогрессивным, народы выигрывают только в единении, у России и Украины общее прошлое и будущее. Прошедшие 350 лет - не история предательства, гибели культуры Украины и аннексии ее территории. Украина выросла в объятиях России. До вхождения в Московское царство гетманат не имел выхода к морю, а при Екатерине Великой он получил Крым. Императрице нужно памятник рядом с украинским Национальным банком поставить за пополнение державной казны.

    Если Украина обвиняет Россию в захвате территорий, пусть Киев вернет Турции ее исконные земли в Крыму, Одесской, Запорожской, Херсонской и Донецкой областях.

    Украина была не вассальной страной, а развитой территорией, самой зажиточной республикой бывшего Союза, а теперь превратилась в очень среднюю европейскую страну.

    Я думаю, в союзе с Россией Украина еще сможет сыграть великую роль, стать славянской Швейцарией. Я продвигаю эту идею: Швейцария развилась меж трех великих держав, Украина тоже может использовать свою транзитную составляющую".

    В спор о роли Хмельницкого включились украинские антропологи. Они утверждают - 350-летнее единение украинского и российского народов сделали их очень похожими.

    Пусть и не родные, но братья

    Украинцами, согласно переписи населения, себя считают большинство детей, рожденных в смешанных с россиянами браках. Половина потомков казаков считает родным русский язык.

    По подсчетам демографов, в ближайшие годы 48-миллионное население Украины сократится еще на 8 миллионов за счет оттока людей в Россию. Как подчеркивает доктор социологии Сергей Макеев, "цвет нации, элитарные, энергичные, инициативные едут на заработки в Москву и домой не возвращаются". Как во времена Хмельницкого, украинские "казаки" живут на московские деньги.

    В Киеве долго пытались доказать: что украинцу хорошо, русскому - беда. Но, как выяснилось, россияне и украинцы за 350 лет научились желать одного и того же - достатка и спокойствия.

    Казаки и свинопасы

    Ортодоксы из организации УНСО (Украинская народная самооборона) разделили всех нынешних украинцев на воинственных казаков и мирных свинопасов. Сейчас мало кто из украинцев похож на бойцов, давших "добро" Переяславскому соглашению. Историки слепили их образы: бритые наголо головы с чубами-оселедцами и длинными усами.

    К тому же далеко не все в Украине теперь хотят "под власть православного царя". Нынче в моде греко-католицизм, вышедшая из подполья вера Западной Украины.

    Украина с Россией явно "проторговалась": несмотря на 350-летнее единение, товарооборот между Москвой и Киевом за год упал на 20 процентов. Самой бедной частью Украины оказалась Западная, наиболее удаленная от России, самыми зажиточными - "приближенные к Москве" Киев и Донбасс. Украинские деньги пытаются штурмовать Москву, входя в строительство и торговлю.

    Горилка-интернэшнл

    Как утверждает Украинский союз промышленников и предпринимателей, эти попытки малоуспешные. Украинцы пытаются играть на чужом поле, открывая в Москве универсам "Сельпо", выкупая Липецкую и Брянскую кондитерские фабрики, импортируя в Россию сахар, трубы и горилку.

    В то же время российский "Газпром" получает право играть на украинской транзитной трубе, РАО "ЕЭС России" намерено участвовать в приватизации крупнейших украинских облэнерго, а российская компания "Новое Содружество" выкупает контрольный пакет крупнейшего Харьковского тракторного завода. "В нагрузку" к нему предлагаются харьковские заводы тракторных двигателей и "Серп и молот". Киев хочет и может работать с Москвой: для него Россия утратила свою загадочность и стала доступной для понимания умом.

    На 350-м году совместной украинско-российской жизни произошло взаимопроникновение массовых культур. Российская эстрада получила главные украинские телеканалы и сцены. Украинские артисты "взяли Москву", прицепившись "паровозом" к "проводнице" Верке Сердючке. Украинская речь, все чаще звучащая с российских экранов, напоминает: 350 лет совместной истории прошли не зря, даже если их оценили всего в 10 сребряников.