Новости

20.01.2004 00:00

Фаберже стал Страдивари

Кубанский ювелир создал скрипку, не уступающую инструментам знаменитого итальянца

По сути, это была авантюра. Создав уникальную коллекцию пасхальных яиц, Михаил Смаглюк приобрел славу кубанского Фаберже. Перед ним, возродившим забытую технику работы по металлу гильоше и прозрачных эмалей, снимают шляпы французские ювелиры. Он стал автором трех кубанских реликвий: булавы атамана Кубанского казачьего войска, ковчежца со святыми мощами преподобных Николая Тьмутараканского, Ильи Муромца и Нестора Летописца и реликвария с освященной кубанской землей, вручаемого при инаугурации губернатору края.

Правда, в юности Михаил Смаглюк мастерил электрогитары. В конце 60-х годов первые краснодарские ВИА играли на инструментах, сделанных 19-летним парнем. Попробовать себя еще раз в качестве музыкального мастера Михаил Иванович рискнул спустя четверть века.
Скрипка Смаглюка появилась на свет, как человек, через девять месяцев. Именно столько времени ушло на ее изготовление. Прежде, чем приступить к воплощению замысла, Смаглюк в прямом смысле под лупой изучил чертежи и изображения инструментов, созданных великими итальянскими мастерами. За образец была взята скрипка Страдивари. Ее фотография теперь висит на видном месте в мастерской реставратора.

Кубанская скрипка внешне очень похожа на свой итальянский образец: те же изгибы, те же завитки на грифе. Но она другая. Чтобы инструмент был не только красивым, но и звучал, при его изготовлении были использованы пять  пород ценных и редких деревьев. Корпус выполнен из волнистого клена. Выбирать материал Михаил Иванович ездил на Черноморское побережье. Даже смычок, который обычно делают другие мастера, Смаглюк изготовил сам – из фернанбука, привезенного из Южной Америки, и конского волоса. На смычке поставил свое клеймо и инкрустировал маленьким бриллиантом – все-таки ювелир делал.

Но главный секрет скрипичных мастеров – состав лака, которым покрывается поверхность инструмента. На его разработку ушло несколько месяцев.

Первым, в чьих руках запела скрипка Смаглюка, стал его друг – реставратор музыкальных инструментов. Зазвучала она и на открытии персональной выставки в музее. Ожидание оценки профессионалов оказалось для мастера самым трудным испытанием. «Я ведь не музыкант, – оправдывался Михаил Иванович. – Поэтому определить звучание инструмента не могу».
Специалисты оказались единодушны: на Кубани появился скрипичных дел мастер. Но чтобы инструмент зазвучал в полную мощь, на нем должны часто играть. Мастер же пока не готов расстаться со своим детищем. Поэтому судьба первой скрипки туманна.

Инструмент уже выставляли на краевом конкурсе мастеров изобразительного и прикладного искусства «Биеннале-2003» вместе с еще одной новой работой Михаила Смаглюка – терновым венцом, выполненным из серебра и эмали.

Пока специалисты спорят, станет ли кубанская скрипка музыкальным явлением, ее создатель решил пойти еще на один эксперимент. Однажды на берегу моря ему пришла идея создать ювелирные украшения, выполненные не в привычной, классической, манере, а с использованием неправильных форм. Новые работы ювелира впервые были показаны на открывшейся выставке. «Сплошной сюр», – делились впечатлениями посетители, изучая заключенного в клетку и похожего на булгаковского Бегемота кота, которого мастер использовал в кольце-кулоне. То, что далеко не все приняли эксперимент, мастера беспокоит меньше всего, потому что он «нащупал» еще одно направление в ювелирном искусстве – сюрреализм.

Филиалы РГ Кубань. Северный Кавказ ЮФО Краснодарский край Краснодар