Новости

22.01.2004 05:00
Рубрика: Экономика

Супермаркет и авоська

Проблема бедности решается не в собесах, а на эффективном рынке труда

По этой проблеме даже планируется принять целевую федеральную программу. Но, прежде чем выписывать рецепт, хорошо бы четко поставить диагноз. Ведь сегодня эксперты по-разному оценивают масштабы российской бедности. Корреспондент "РГ" встретился с директором Всероссийского центра уровня жизни (ВЦУЖ) Вячеславом Бобковым, который много лет занимается этой проблемой.

Слоеный пирог неравенства

На первый взгляд все мы буквально купаемся "в шоколаде". По предварительным данным, экономический рост в 2004 году превзошел все ожидания, значит, государство может тратить больше средств на социальные нужды. В среднем показатели жизни россиян тоже значительно выросли.

- Вячеслав Николаевич, что же вас настораживает в этой ситуации?

- Поскольку в рыночной экономике существует высокое экономическое неравенство, надо смотреть, как складывается жизнь отдельных групп населения. Первая - это бедные, то есть люди с доходами ниже прожиточного уровня (по состоянию на третий квартал 2003 года это в среднем 2121 рубль, для трудоспособного населения - 2300 рублей, для пенсионеров - 1600 рублей в месяц).

Далее наш Центр выделяет еще несколько слоев: низкообеспеченные, среднеобеспеченные, а также состоятельные и богатые. Кроме ВЦУЖа, пока никто систематически не отслеживает жизнь этих слоев. Госкомстат "насчитал" 31 миллион бедных - это примерно 22 процента населения. А о других никто не говорит, вроде бы у них все нормально. Но это не так. Второй слой, то есть низкообеспеченные люди, имеют на одного члена семьи доходы выше прожиточного минимума, но ниже более высокого социального норматива - минимального потребительского бюджета.

- Этот норматив - изобретение вашего Центра?

- Да, мы разработали его для социально-ориентированной рыночной экономики, чтобы более объективно оценить степень экономического расслоения общества. Минимальный потребительский бюджет по деньгам примерно в два раза выше, чем прожиточный минимум (4400 рублей). Сюда, по сравнению с "официальной" потребительской корзиной, заложен более широкий набор товаров и услуг, который позволяет семье на протяжении всего жизненного цикла существовать скромно, но удовлетворяя свои основные потребности. Как вы понимаете, на доходы, равные прожиточному минимуму, семья долго не продержится. Не более 5-7 лет. Но как только встанет проблема платного обучения детей или, например, нарушения здоровья, даже замены одежды или домашнего имущества, - денег на это уже может не хватить. Минимальная потребительская корзина или не предусматривает таких расходов, или их затруднительно сделать исходя из реальной жизни бедных людей.

- То есть семьи, причисленные вами по доходу ко второму слою, относительно благополучны?

- Вовсе нет. Это низко обеспеченный слой, а значит, он все равно неблагополучный. Выше - начинается средний слой. Он заканчивается доходами бюджета высокого достатка, который составляет семь прожиточных минимумов (15 000 рублей) на члена семьи. Это развивающий бюджет, который позволяет жить на уровне благосостояния по российским меркам. Например, отдыхать на курортах, совершать турпоездки, приобрести новую квартиру или построить дом.

- Какова же "толщина" всех этих слоев?

- По нашим оценкам, в России примерно 30 процентов населения - бедные. Еще по 30 процентов - низко- и среднеобеспеченные. И до 10 процентов - состоятельные и богатые.

- Интересно, почему бедных у вас получается больше, чем у Госкомстата?

- Все дело в том, что Госкомстат считает официальные доходы. Предприятия дают данные о заработной плате, Пенсионный фонд - о пенсиях и т.д. Потом берут макроэкономические показатели, например, объем розничного товарооборота. Есть еще данные о потребительских расходах 49 тысяч домашних хозяйств. И на этой основе строятся ряды распределения населения по денежным доходам. Но официальная отчетность несколько занижает показатели бедности, так как она берет во внимание лишь тех, кто имеет официальные, фиксированные доходы. Не учитываются, например, неофициальная занятость, дети-беспризорники, бомжи. Теневая экономика тоже может по-разному учитываться. В ней работают не только те, кто получает большие зарплаты. Из 74 миллионов занятых в стране примерно 10 миллионов имеют хотя бы частично теневые доходы. Эксперты ВЦУЖ пытаются все это учесть. И слой бедных становится больше чем 22 процента.

Глубина падения: от Москвы до Усть-Ордынского

- Известно, что в течение года эти цифры колеблются. Например, в декабре бедных становится почему-то меньше.

- Во всем мире в странах со стабильной экономикой (где инфляция, как правило, не более 5 процентов в год) бедность оценивается на основе среднегодовых доходов населения. У нас уровень инфляции 12-14 процентов. Именно поэтому в нашей стране прожиточный минимум определяется каждый квартал, так как минимальная потребительская корзина у нас фиксированная, а потребительские цены в основном растут. Существует также проблема невыплаты заработной платы. В настоящее время задолженность составляет примерно 14 процентов от месячного фонда. Но есть регионы, например, Корякский автономный округ, где долги выше месячного фонда заработной платы. Как правило, в конце года проводят дополнительные выплаты. И поэтому доходы людей ощутимо возрастают, и в декабре они "перемещаются" в слой малообеспеченных. Что характерно, примерно половина бедных не находится в своем слое на протяжении всего года - они то попадают в него, то выходят. Так что "объем" бедного слоя в России - величина непостоянная.

- Остальные, значит, тянут груз бедности постоянно?

- Есть такое понятие - "глубокая бедность". Это люди, с доходами ниже стоимости продовольственной части потребительской корзины (чуть более 1 тысячи рублей в месяц). С этих доходов и начинается застойная бедность. Она, по оценкам ВЦУЖ, примерно в три раза меньше, чем уровень статистической бедности: примерно 7-10 процентов.

- И у кого жизнь налаживается быстрее?

- Радует то, что во всех слоях мы наблюдаем положительную динамику.

- Но это, что называется, средняя температура по больнице. В каждом слое, наверное, тоже есть свои "отсеки"?

- Совершенно верно. Например, жизнь на селе и в городе складывается по-разному, причем независимо от регионов. Возьмем Москву и Подмосковье, Санкт-Петербург и Ленинградскую область. Северная столица - город с одним из наиболее высоких показателей уровня жизни в стране, а область - в Северно-Западном федеральном округе по показателям уровня бедности - одна из самых неблагополучных.

Сельская бедность - это особый феномен, на который надо обратить внимание. Она глубже городской в 1,5-2 раза. И поэтому ее необходимо серьезно изучать.

- По регионам тоже разброс большой?

- Разница в уровне жизни просто колоссальная. Мозаика такова, что люди, переехав из одного региона в другой, могут попасть совсем в другую жизнь. Прожиточный минимум различается примерно в 3,5 раза, а средние денежные доходы на душу населения - в 15 раз. Среднее количество минимальных наборов товаров и услуг, которые можно купить на средний душевой доход по регионам России, - примерно в 10 раз. Уровень бедности - в три раза. Так в Москве, Ханты-Мансийском, Ямало-Ненецком автономных округах доля бедных примерно 10-13 процентов. А возьмем Усть-Ордынский Бурятский, Коми-Пермяцкий автономные округа, Ивановскую область - там уровень бедности на уровне 50 процентов общей численности населения.

- Насколько глубока их бедность?

- Здесь надо смотреть, какой доли доходов не хватает им до прожиточного минимума. Ведь бедность тоже бывает разная. Одни имеют доходы рядом с прожиточным минимумом, другие - в несколько раз меньше. А это уже нищета. Глубина бедности в тех регионах, где она велика, в 2-3 раза больше, чем в более благополучных. Различается и уровень экономического неравенства. Например, в Агинском Бурятском автономном округе, по нашим оценкам, примерно 50 процентов бедных, еще 30 процентов - малообеспеченных, остальные - средние. Богатых практически нет.

- Вы хотите сказать, что равенство в бедности переносится легче, чем когда рядом много обеспеченных земляков?

- Конечно. Так, в Москве - 13 процентов бедных, а разрыв между уровнем жизни бедных в сравнении с состоятельными и богатыми - в 50-60 раз. Где себя человек ощущает более комфортно? Там, где он живет плохо, но в такой же ситуации примерно все, или же, где его доходы значительно выше, но другие имеют их в десятки раз больше? Где бедный смотрит на богатого с завистью и со злобой? Экономическое неравенство - очень важный параметр, который сегодня характеризует степень социальной стабильности в стране, общую ситуацию и с бедностью, и с распределением доходов. По нашим оценкам, в России очень высокое экономическое неравенство. И оно постоянно растет. А главное - его уровень неадекватен тому экономическому потенциалу, который есть в стране.

- Он должен быть меньше?

- Чем богаче страна, тем выше она может позволить себе экономическое неравенство. Ведь при этом бедным достается не так уж мало, и они вполне могут существовать на свои доходы.

По мировым меркам, объем годового валового внутреннего продукта в России находится на среднем уровне, но тяготеющем к низкому - примерно 3 тысячи долларов на душу населения. Среди стран примерно с такими же показателями ВВП и экономического неравенства нет ни одной, которая бы показывала благополучные результаты развития. Мы должны снижать экономическое неравенство.

Богатых - на хлеб и воду?

- И что вы предлагаете - сократить доходы обеспеченных людей?

- Нет. Надо менять "правила" распределения доходов. Конечно, это очень сложно. С одной стороны, не зажать средний и богатый слои, потому что они движут развитие экономики. А с другой - не позволять им все перераспределять себе.

Какие здесь существуют механизмы? Их много. Возьмем, например, систему налогообложения. Сегодня у нас действует плоская шкала подоходного налога - 13 процентов. Но большинство стран мира живут по прогрессивным ставкам налогообложения. Это значит, богатый должен больше делиться. Почему? Да потому, что он тоже заинтересован в сохранении тех условий, которые сделали его богатым. Если он не будет отдавать более высокую долю ресурсов в общий котел государства для решения проблем снижения бедности у тех, кто не может зарабатывать, его просто сметут.

Сегодня много говорят о социальной ответственности бизнеса. Идет дискуссия о введении дополнительных рентных платежей в газо- и нефтедобывающей отраслях. Но, совершенствуя распределение потребительских ресурсов, нельзя быть Швондерами: отобрать и поделить. Кто будет тогда нести золотые яйца?

- Но вы предлагаете именно такой путь?

- Еще раз нет. Если мы хотим затормозить углубление экономического неравенства, ничего не отбирая у богатых, тогда надо ускорять экономический рост. А его результаты направлять преимущественно бедным. На мой взгляд, лучше всего одновременно использовать оба варианта.

- Хорошо, отведем часть доходов от богатых и что потом? Установим пособия на бедность?

- Смотря кому. Помогать надо тем, кто не может работать, то есть социальным бедным (например, инвалидам, старикам). Здесь должна быть адресная поддержка. Но есть бедность экономическая. Примерно 50 процентов российской бедноты - это семьи, где есть работающие, которым мало платят за их труд. И сегодня в первую очередь стоит проблема реального повышения заработной платы. И, кстати, на успешных предприятиях люди уже давно получают вполне достойную зарплату.

Кроме того, необходимо поднять и минимальный размер заработной платы (МРОТ) в стране. Говорят, что на это потребуется много средств. Хорошо, "оторвите" минималку и прожиточный минимум от тарифной сетки. На минимальную зарплату живет примерно 1 процент работающих. Это не те расходы, о которых надо говорить, как о главном тормозе для повышения МРОТ. Весь вопрос - в системе оплаты труда. Надо думать, как менять эту систему, чтобы дать людям возможность нормально зарабатывать. Однако сегодня рабочих мест не хватает не только в сельской местности, но и во многих малых городах и даже в областных центрах. Это еще одна проблема, которую предстоит решить, если мы действительно собираемся победить бедность. Эффективный рынок труда - пожалуй, один из основных рычагов преодоления бедности.

Именно поэтому и необходима государственная программа снижения бедности и повышения уровня жизни населения. Может быть, именно так и надо назвать Основные направления социально-экономического развития страны с 2006 года на последующие 4-5 лет. А в регионах целесообразно принять свои программы. Одним словом, необходимы целевые комплексные меры, чтобы сосредоточить на этом направлении все основные ресурсы страны.

Экономика Товары и цены Экономика Работа Зарплата Общество Соцсфера Соцзащита
Добавьте RG.RU 
в избранные источники