Новости

- Борис Сергеевич, на ваш взгляд, сегодняшние отцы и дети понимают друг друга?

- Мне кажется, в наше время происходит невидимый раскол между поколениями, между отцами и детьми. Происходит некий момент разъединения в нашем обществе: одни смотрят с восторгом на Запад, а другие мечтают о возрождении тех крупиц, которые еще составляют объективную правду и красоту нашего Отечества.

- Но западники и славянофилы появились не сегодня.

- Да, конечно. Как мы помним, западную культуру нам достаточно жестко и настоятельно рекомендовал Петр I. С одной стороны, это хорошо, с другой, наверное, где-то перегибалась палка. Но мне хочется сказать о том, что внутри семьи происходит в связи с этим.

Понимаете, наше поколение (поколение тех, кому сегодня от 45 до 60 лет) - это все-таки люди воспитанные на подвигах нашего народа. Мы знали, кто такой Нахимов, Суворов, знали доподлинно историю войны 1812 года, и наше отношение к Отечеству было искренне пристрастным, искренне горячим. Оно было и осталось сейчас. Что же касается сегодняшней жизни, она дает нам яркую рекламу, как мне кажется, лукавых и обманных ценностей. Это может быть экстремальный спорт, который достаточно ограниченно определяет природу человека (а она ведь многогранна). Я не могу сказать, что я не рисковый человек, в моей жизни было достаточно таких моментов, но риск не становился самоцелью. Или, допустим, бесконечные праздники женской красоты "Мисс района, города, вселенной". Это замечательно, это красиво. Но мне кажется, это действует на психологию молодых девочек. Соблазняет их, воспитывая одно опасное чувство - неадекватного самообольщения. Может наступить момент, когда у тысячи девочек наступит разочарование оттого, что не они первые. Я уже не говорю о том, что вся страна забита сегодня местами увеселений, и нам то и дело рассказывают о том, как можно оттянуться и отдохнуть.

- Вы хотите сказать, что в ваше время не отдыхали и мест увеселений не было?

- Наше поколение очень хорошо помнит кухни. Там проходили самые серьезные разговоры о жизни, о том, что ты из себя представляешь. У нас даже на улице Правды было замечательное место, где жил наш сокурсник. Этот дом у нас так и назывался - дом правды. Мы все должны были говорить друг другу только правду. Это была такая клубная жизнь. Праздник общения друг с другом: что-то узнал, что-то прочитал, что-то увидел, что-то тебя потрясло.

- По-вашему, у современной молодежи нет такого праздника?

- Есть, но я говорю о довлеющей картинке общественной жизни. Нужно нащупать некую золотую середину между развлекательным и тем, что человеку полезно, что дает ему духовную опору, что дает ему вдохновение и в конце концов энергию. Мне кажется, что большинство молодежи попадает в какой-то хаос: что делать, куда, как! Безусловно, молодость есть молодость, и мы тоже ходили на танцы. Но сегодня для многих дискотеки, тусовки становятся точкой отсчета интересов, смыслом жизни. Вообще мне кажется, что сегодня наступило время потребителей. Сегодня ребенок спрашивает родителя: вот у Сонечки такая машина, а у меня почему нет?

- А вам лично приходилось выслушивать такое от собственных детей?

- У нас была совсем другая ситуация. Дело в том, что моя дочь недавно уехала из Москвы. Началось с того, что мы, как современные родители, устроили нашу доченьку на курсы секретарей-референтов с английским языком. Маша поучилась год и сказала - спасибо, это не мое. Родители опять озадачились - медицина нынче востребована. Отправляем Машу в медицинское училище. Маша проучилась год - спасибо за заботу, это не мое, я буду поваром. Мы пытались объяснить - Маша, это же тяжелая профессия, все время на ногах. Маша становится поваром. И как думаете, куда она пошла работать? Маша идет служить в МЧС и три года кормит 110 бойцов. За это время мы покупаем домик в деревне в Псковской области и однажды привозим туда Машу, которая заявляет: "Я буду жить здесь". И сейчас она живет в деревне. Что вы думаете она делает? Печет хлеб и носит его продавать в ближайший поселок, обеспечивает жителей поселка хлебобулочными изделиями (смеется). Я в восторге от ее смелости и решительности!

- Как вы думаете, есть сегодня что-то, что особенно дурно влияет на современных молодых людей?

- У Шиллера есть фраза "власть калечит человека, как дыба". На мой взгляд, искушение властью очень сильный момент. Вот, к примеру, многие молодые люди идут работать в милицию, где, что скрывать, появляется неожиданная возможность проявить власть. Они начинают использовать свое положение в корыстных интересах. Это чудовищно. Я недавно стал свидетелем одного такого конфликта. Молодой милиционер, явно выпивший, покрикивал на пожилых людей (как же, он власть, они никто!). Рядом с ним стояла и плакала его мать, ей было стыдно. Понимаете, если этого мальчишку вовремя не остановить, последствия могут быть чудовищными. Он должен понимать, что погоны не от всего защищают, погоны - это прежде всего невероятная ответственность.

- Кто же должен объяснять этому молодцу, кто должен его останавливать, воспитывать?

- Командир, начальник. Вообще тема командира очень важная. Я тоже был мальчишкой, характер был буйный, школа от меня столько неприятностей хлебнула. Но с нами всегда были наши учителя. Понимаете, педагог - это тот, кто ведет по жизни. А сегодня учитель ограничивается тем, что дает знания. Сегодня контакт между учеником и преподавателем утрачен. У родителей нет времени заниматься воспитанием ребенка, они постоянно работают. Ребенок предоставлен самому себе. Происходит разрыв, за ребенком ведь нужно следить все время, даже если он уже взрослый, его нельзя отпускать из сердца.

- Думаю, современные учителя могут вам возразить элементарной фразой "нам слишком мало платят, чтобы мы выкладывались полностью".

- Это опять же потребительский дух сегодняшнего времени. Вы знаете, когда мы открыли свою студию, запустили первую картину, я вдруг начал замечать, что все, за некоторым исключением, работают плохо. Зарплату в то время мы платили очень хорошую: человек получал $1000, а за $8000 тогда можно было купить однокомнатную квартиру. Я платил людям большие деньги, потому что мне нужно было качество. Однажды я собрал всех и спросил: почему вы плохо работаете? Неужели вам выгодно плохо работать? Мне лично плохо работать невыгодно, потому что тогда я лишаюсь чувства удовлетворения.

Тот же самый педагог должен решить для себя - выгодно ли ему работать плохо. Что он от плохой работы получает? Ну ведь не бедствуют же сегодня! Давайте смотреть правде в глаза! Все изменилось к лучшему! Я прекрасно помню магазин, где на полках стояли только трехлитровые банки с березовым соком.

Вы знаете, у меня была учительница (с который мы до сих пор переписываемся), у нее была такая же зарплата, как у всех учителей в советское время, может, даже меньше. Так вот ее жизнь всегда была напрямую связана с судьбами ее учеников. Она всегда думала, как там ее Женечка, Ванечка, Петечка (хотя им уже было по 50 лет). Я и артистом стал не без ее участия. У нее было особое трепетное отношение к ученикам. Понимаете, всегда присутствовал какой-то момент отдачи.

Общество Семья и дети Общество Соцсфера Соцзащита Защита детей