Новости

05.02.2004 04:10
Рубрика: Экономика

Административно-бараночный ресурс

Регионы взвалили на себя сдерживание цен на хлеб. Пока справляются, но к лету могут надорваться

В понедельник Президент РФ потребовал от Минсельхоза принять оперативные меры по обузданию хлебных цен. В ответ Минсельхоз смог предложить только стратегические методы: налог на экспорт зерна (который уже вступил в силу) и намеченная на февраль продажа по дешевке запасов из госрезерва. Президент дал понять, что его интересуют тактические, то есть быстрые решения. Как и предполагала наша газета (см. материал в номере за 3 февраля), этим быстрым ответом стало массированное использование административного ресурса на уровне регионов..

Только несколько примеров. В правительстве Пензенской области образована комиссия, которая призвана доказать, что торговцы преднамеренно завышают хлебные цены. Затеяли расследование и в Оренбурге, где за год хлеб подорожал вдвое: там склонны во всем винить энергетиков с галопирующими тарифами. В Татарстане объявили, что замораживают цены на хлеб для малоимущих. В Ставропольском крае комиссия уже успела "прошерстить" хлебопеков, которые цену повышают. Из Орловской области рапортуют: там административный ресурс и не выключался, в результате чего за полгода хлеб подорожал всего на 50 копеек.

Комиссии, по рекомендациям которых губернаторы, скорее всего, будут принимать экстренные меры, а также вливания из местных бюджетов, безусловно, дадут быстрый результат.

Вопрос в том, насколько этот эффект окажется устойчивым. Понятно, что при малейшей попытке прямого запрета на рост цены хлеба многие хлебопеки просто прекратят работать, что вызовет дефицит продукции, а значит, опять-таки новый виток цены. С другой стороны, даже беглый обзор рынка показывает, что Россия, похоже, страдает от глобальных проблем на рынке мирового продовольствия, справиться с которыми в долгосрочной перспективе не получится ни у одного губернатора.

Действительно, за границами России, в Украине и в ЕС, хлеб еще дороже. Несмотря на посильную помощь, которую оказала Россия Украине, хлеб и там продолжает стремительно дорожать (за последние четыре месяца цены выросли почти на четверть). В крупных городах малоимущим выплачивают денежные компенсации, а в процветавшей некогда Одессе первыми ввели хлебные карточки для бедных. Дефицит зерна в Украине оценивается примерно в 4 миллиона тонн. Правительство этой страны пытается в эти дни заключить джентльменский договор с хлебопеками, дабы они не повышали бы отпускные цены до 1 августа, а также старается как-то простимулировать "зерновых спекулянтов", чтобы они ввезли в страну до марта хотя бы 700 тысяч тонн, неважно откуда и по какой цене. Молдавия, которую потрясли хлебные бунты, силовым решением обязала хлебопеков снизить цены. Этой стране также не помогла экстренная помощь России, которая, впрочем, составила всего 10 тысяч тонн при дефиците зерна в миллион тонн. Несмотря на хороший урожай в Узбекистане, хлеб дорожает и там, причем правительство уже давно прибегает к административным рычагам. Наконец, даже в благополучной Латвии, где практически всю хлебопекарную промышленность контролируют финские фирмы, пользующиеся щедрыми субсидиями ЕС, в этом году ожидается 30-процентное подорожание буханок, что расценивается местными наблюдателями едва ли не как катастрофа.

Итак, мировой продовольственный кризис перешагнул и наши границы. Давно ли аграрные чиновники констатировали: миру не хватает хлеба; Россия с ее ресурсами могла бы стать кормилицей всего мира. Отсюда проистекала политика поощрения экспорта. Из рекордного урожая 2002 года Россия продала за рубеж 16 миллионов тонн и намеревалась продолжать в том же духе. В строительство зерновых терминалов черноморских портов пошли нешуточные частные инвестиции. Теперь, как оказалось, "кормилица" сама хоть и не ходит с протянутой рукой, но и не роскошествует.

Ключевой вопрос заключается в том, правда ли, что Россия наступила на украинские "грабли", что зерно было, но "все вывезли". Экспортеры рапортуют, что успели выполнить львиную долю своих обязательств перед партнерами до введения в начале этого года российским Правительством фактически запретительного вывозного налога на зерно. В текущем сельхозгоду уже вывезено 4,7 миллиона тонн, так что экспортные планы в размере 5-6 миллионов тонн будут реализованы, несмотря на вывозной налог, - немного осталось. Вице-премьер по АПК Алексей Гордеев с легким сердцем доложил Президенту, что с 15 января вывоз зерна из страны практически прекращен. На этом фоне несколько дней назад в одной из украинских газет появилась статья, где утверждается, что Россия превысила свои экспортные возможности 2003 года где-то на 2 миллиона тонн. Украинцам есть с чем сравнивать: именно бесконтрольный вывоз зерна из этой страны довел ее до продовольственного кризиса. Проверить выкладки украинских коллег автору этих строк вряд ли по силам: расчетами обоснованности объемов экспорта занимается целый штат экспертов, и судить, в какой мере они "прогнулись" под лоббистским давлением экспортеров, а в какой мере были объективны, нам, конечно, не с руки. Но интересно отметить, что украинские наблюдатели рассматривают меры Правительства РФ как "пожарные" и говорят о том, что Россия, на которую минувшим летом обращались украинские взоры, реально столкнулась с дефицитом зерна, а значит, и хлеба. С этим мнением солидарны и некоторые российские эксперты. Так, руководитель Института аграрного маркетинга Елена Тюрина полагает, что ограничивать экспорт надо было не в январе, а еще в августе, но тогда помешало давление зернотрейдеров. Теперь же они, как полагают наблюдатели, испугались ответственности за кризис, которую на них могут возложить, и давят на Правительство с тем, чтобы оно поскорее продало (причем по дешевке) свои 1,5 миллиона тонн из госзапаса.

Сработает ли эта мера? Наблюдатели смотрят на это со скептицизмом, указывая как на незначительный объем самого госрезерва, так и на несвоевременность расставания с ним. Например, Андрей Сизов, один из авторитетных экспертов, полагает, что государству еще понадобится нетронутый резерв в июне, когда цены достигнут пика, и рекомендует с интервенциями подождать. Но, похоже, решение уже принято. Если Сизов и его коллеги окажутся правы (не дай бог), то мы получим следующую неприятную картину: февральский выброс дешевых полутора миллионов тонн действительно на время выправит ситуацию, однако в июне страна столкнется с еще более серьезными проблемами. И справятся ли с ними губернаторы, которые сегодня с таким рвением рапортуют о предпринимаемых мерах, еще большой вопрос.

И если далее урожай-2004 окажется также не столь хорошим (а на этот счет есть "полународная" примета: два удачных года приходятся в России на два провальных), об экспортных планах придется, наверное, забыть и начать закупать зерно за границей. Причем если на экспорте заработали частные компании, поделившиеся своими доходами с государством разве что путем начисления налогов, то закупки, скорее всего, будут напрямую осуществляться из госбюджета. О том, что процветающий зерновой бизнес пора заставить делиться доходами (скажем, побуждая его развивать не экспортную инфраструктуру, а само зерновое производство), заговорили еще два года назад. Но с тех пор социальная ответственность этого бизнеса мало продвинулась вперед.

Экономика Товары и цены Правительство Минсельхоз Цены на хлеб и зерно