Новости

06.02.2004 04:45
Рубрика: В мире

Как я осуществил мечту Остапа Бендера

Специальный корреспондент "РГ" недавно побывал в Рио-де Жанейро. И не только в нем одном

...И вот стою я среди Рио и искренне недоумеваю: зачем так яростно сюда стремился товарищ Бендер? Со мной все ясно: приехал по служебной надобности, в составе группы журналистов, освещавших турне главы МИДа России Игоря Иванова. Ну Остап-то чего здесь не видел? Думаю, великий комбинатор испытал бы немалое разочарование, оказавшись вдруг сейчас в городе своей мечты...

 

 

Нет-нет, и ослепительный песок Копакабаны, и пальмы на каждом шагу, и знойные мулатки - все это, как говорится, присутствует, все это на месте. Более того, к ним добавились другие достопримечательности, которых не было во времена создания Ильфом и Петровым бессмертного романа. Например, 38-метровая статуя Иисуса Христа, возведенная в 1931 году на горе Корковадо на высоте 703 метров. Любопытно, что во время церемонии открытия электроосвещение памятника было включено скульптором Гильермо Маркони по радиосигналу из Женевы. С вершины горы открывается вид на стадион "Маракана" вместимостью 180 тысяч зрителей, где одержана одна из славных побед советского футбола. В начале 1980-х наша сборная побила бразильцев со счетом 2:1.

Но все эти красоты, честно говоря, быстро приедаются. И тогда начинаешь замечать то, что не так бросается в глаза, но тоже является частью Рио и что, без сомнения, сильно бы огорчило Остапа. Прежде всего это, конечно, фавелы - настоящий бич, напасть, трагедия не только Бразилии, но и всего континента. Трущобы, где ютится беднота, жалкие дома без треугольных крыш, поднимающиеся ввысь, "лесенкой", этажи к которым пристраиваются по мере рождения детей ...

Подростки сбиваются в уличные стайки и приезжают грабить на Копакабану, всемирно известный пляж, чей белый песок, океанские волны с постоянно меняющимся цветом в зависимости от погоды делают его излюбленным местом для туристов. Грабежей боятся все - я сам видел многих иностранцев, которые бегут на пляж из отелей, едва ли ни в чем мать родила, предпочитая оставить в гостинице цепочки, деньги, часы и одежду. У бандитов на Копакабане разговор короткий. Приставят нож к животу. Не отдашь ценности - могут прирезать.

Жители Буэнос-Айреса так легки и безмятежны, что кажется, дай им выбор - хороший ужин с мясом или деньги, они однозначно выбурет первое.

Товарищ Бендер, знавший, как известно, четыреста сравнительно честных способов отнимания денег, мог бы здесь познакомиться еще с одним. По пляжу мирно перекатывают футбольный мяч два мальчика. Турист, лежащий на песочке и положивший весь свой "скарб" под голову, не видит в них объект угрозы, пока один из мальчиков не бьет в него мячом. Естественная реакция - вскочить, тотчас погнаться за малолетним оболтусом. В этот момент напарник бьющего забирает и мяч, и скарб облапошенного бедолаги, только потом вспоминающего старую истину, что за двумя зайцами никак не угнаться...

Но все-таки трое моих коллег во главе с Павлом Пчелкиным с Первого канала мирно и без последствий плескались в океане у Копакабаны во втором часу ночи. От вида смельчаков, очевидно, ошалели и сами местные бандиты, так и не рискнувшие подойти к бесшабашным репортерам из заснеженной страны!

Как нас приняли за наркобаронов

Фразу "Утром - деньги, вечером - стулья" мы переиначили на свой лад. "Утром - Чили, днем - Уругвай, вечером - Аргентина", - таков был напряженнейший график этой поездки. "РГ" уже подробно рассказывала о тех важных документах, которые были подписаны во время поездки Игоря Иванова. А сейчас вспоминается о том, что не вошло в официальные отчеты...

Чили встретил нас 32-градусной жарой и полным отсутствием в округе самой обычной, без газа, питьевой воды. На ее поиски мы, ошалевшие от 33-часового полета из Москвы в Сантьяго с тремя остановками в Лондоне, Ирландии и на Кубе, отправились с Игорем Кудриным - легендарным политобозревателем, в прошлом ведущим программы "Время", а ныне комментатором радиостанции "Голос России". В молодости Кудрин учился в Чили, а потому пешая прогулка по Сантьяго прошла под увлекательный рассказ мэтра о "местах студенческой славы", пока, наконец, мы не вспомнили о главной цели визита - поиске живительной воды.

Ее мы обнаружили на задворках одной из улочек. Небольшую площадь, основательно нагретую палящим солнцем, опоясывали два десятиэтажных дома с окнами от пола до потолка, склады и несколько небольших магазинчиков. Добродушные хозяева одного из них, продав нам желанную водичку, выставили для нас два стульчика под бетонным навесом в тенечке возле магазина.

Угроза возникла справа. Стремительно выскочив из тени густых деревьев, к нам, стремительно приближалась женщина предпенсионного возраста с растрепанными волосами. По заметным признакам безумия на ее лице стало понятно, что нам предстоит нелегкий разговор. Чилийка нацелилась на вашего покорного слугу, солидность которому придавали костюм и галстук. Я спросил у Игоря Кудрина, которого иностранка упорно не замечала, чего же хочет от нас местная жительница.

"Купите мои штучки!" - грозно сказала она, протягивая нам два изделия из кожзаменителя: то ли ключницу, то ли футляр для очков. Воцарилась пауза, после которой Игоря Александровича угораздило ответить ей: "Мы - бедные люди из далекой страны. Истратили все деньги на воду". Лучше бы он этого не говорил. Едва сдерживавшаяся от гнева женщина мгновенно превратилась в фурию, взорвалась на месте и выдала тираду про то, что всю жизнь пахала на "таких вот богатых", а сейчас ... "деваться некуда, хоть иди на панель". Во время своего истошного крика-монолога она размахивала руками, отбегала от нас куда-то на середину площади и резко возвращалась обратно. Надо полагать, что больше всего ее раздражало молчание чопорного иностранца в костюме, невозмутимо пьющего минеральную воду без газа.

Венцом тирады разъяренной чилийки стала фраза, брошенная ею в наш адрес и сразившая наповал сначала Игоря Кудрина, а затем и меня: "Пока мы бедствуем, сюда приезжают всякие колумбийские наркобароны и пируют на наши деньги!". За границей меня с моей типично славянской внешностью принимали и за болгарина, и за югослава, и за поляка, как-то за француза, однажды даже за американца. Но колумбийцем, и тем более наркобароном, я стал впервые.

"Че - самый популярный Человек"

В каждой из стран этого региона - свои неповторимые сувениры и поделки. В Уругвае можно относительно дешево (до 150 долларов) приобрести шкуру черного быка. В Аргентине - нарасхват маски из меди, изделия из серебра, сувениры с изображением пар, танцующих танго. В Чили - индейские "штучки", свитера из ламы, поделки из кожи. В Бразилии - маски и статуэтки грозных божков-идолов, усыпанных фиолетовыми камешками, майки футбольной сборной. Но трудно найти хоть один торговый развал или сувенирную лавку на континенте, где не было бы маек с его изображением, плакатов и портретов этого человека.

Че Гевара - легенда, ставшая символом нонконформизма, главный бунтарь Латинской Америки, вспыльчивый романтик-аргентинец, преданный теми, кого он защищал, и попавшийся в американскую ловушку в лесах Боливии.

Один из самых последовательных ниспровергателей устоев цивилизации после своей смерти превратился в самый ходовой рыночный товар, который с удовольствием раскупается нищими студентами и сытыми буржуа.

Святая Эвита

"Не плачь по мне, Аргентина!" Эта песня стала хитом киномюзикла "Эвита" середины 1990-х знаменитого Алана Паркера с Мадонной и Антонио Бандерасом в главных ролях. Успех голливудского фильма со звездным дуэтом исполнителей породил не просто всплеск интереса к жене бывшего аргентинского диктатора Хуана Доминго Перона, а целый бум "эвитомании" не только в ее родной стране, но и на континенте. Эвита Перон, "духовный лидер нации", умершая от рака в 33 года, для Аргентины, самой, пожалуй, "нелатиноамериканской" страны в Латинской Америке, нечто вроде иконы. После ее смерти к Папе Римскому поступило около 40 тысяч писем с просьбой канонизировать Эву. Первая в истории континента феминистка, яростно отстаивавшая права женщин, "ангел-хранитель" униженных и оскорбленных, она основала знаменитый на весь континент "Фонд поддержки бедных". Мистические легенды окружали ее после смерти, дав многим право называть ее святой. Здесь ходят байки о том, что Перон, вынужденный бежать из Аргентины, в изгнании в Европе в течение пяти лет хранил гроб с телом жены в подвале! Каюсь, так и не узнал, правда это или нет. Но достоверно известно о том, что в 1973 году, триумфально вернувшись в страну и одержав победу на президентских выборах, Перон распорядился перезахоронить Эвиту в Буэнос-Айресе. После того, как гроб был открыт, присутствующие при эксгумации обомлели. Тело Эвиты не подверглось тлению. Рассказывают, что на самом престижном кладбище в центре Буэнос-Айреса, которое завораживает своими склепами, гроб с телом Эвиты, ставший местом паломничества тысяч посетителей, захоронен на небывалой глубине. От земли его отделяют одиннадцать метров, чтобы никто не мог "докопаться до святой" ...

Южная сказка, город-мечта

В Буэнос-Айрес, (в переводе - "попутный ветер"), основанный испанским конкистадором Педро де Мендосой в 1536 году, нельзя не влюбиться. Байрос, называемый "Парижем Южной Америки", где с пригородами проживает 12 миллионов человек - около трети граждан страны, в полной мере отражает традиции аргентинцев и их национальный колорит.

В мире Южная Америка Аргентина В мире Южная Америка Чили В мире Южная Америка Уругвай Россия и Латинская Америка