Новости

20.02.2004 06:00
Рубрика: Общество

В меню медведя входит человек

О презумпции невиновности самого опасного зверя России
Текст: Олег Нехаев (Красноярск-Усть - Баргузин - Петропавловск-Камчатский)

Французы сняли о нем фильм. Назвали его "Человек, который разговаривает с медведем". Только никто не предполагал, чем закончится такое общение. Перед самым Новым годом Виталий Александрович как всегда вышел на связь из своей избушки в Кроноцком заповеднике. Праздник он планировал встречать в Петропавловске-Камчатском. Но к прилетевшему вертолету Николаенко не вышел. Причину поняли, когда отправились на его поиски...

Растерзанное тело нашли на снегу. И в том, что его убил медведь, сомнений ни у кого не было. Но как раз в этом и была величайшая несправедливость. Его убил один из тех, кого он оберегал всю свою жизнь. Поразительно, но незадолго до этого в Америке, в национальном парке Катмай, бурые медведи растерзали двух человек. Один из которых Тимоти Тридуэлл был таким же, как Николаенко, страстным исследователем и защитником этих животных.

Два превосходных специалиста погибли во время наблюдений за медведями, повадки которых они знали, казалось, лучше, чем кто-либо.

Охота на людей

За многие годы путешествий по Сибири и Дальнему Востоку у меня скопилась большая коллекция рассказов очевидцев об их встречах с медведями. Собирать такие рассказы нетрудно. Почти в каждом лесном поселении поведают вам о драматических и трагических столкновениях с бурыми медведями. Лет двадцать назад во время фотоохоты была и у меня подобная встреча с хозяином тайги на эвенкийской речке Укстэ.

Огромный черный медведь будто вырос из кустов, приподнявшись на задние лапы. Через мгновение он уже несся на меня. Запомнился только хруст сучков и еще как медведь схватил на лету брошенный в него накомарник. Все. Дальше меня несли ноги. Через речку. Через камни...

В одном из последних изданий о Камчатке написано: "...медведь любопытен, неагрессивен... К человеку относится настороженно, при встрече в девяти случаях из десяти предпочитает уступить дорогу". Фразу эту нужно продолжить жизненной статистикой: только в прошлом году на Камчатке медведи убили трех человек.

В единственном фотоальбоме Виталия Николаенко, который был представлен уже после его смерти, есть такие слова: из моих "разговоров с теоретиками безопасного поведения следует: если они встречают медведя, не имея оружия, то в реальности сами уносят ноги, забывая о рекомендациях, которые дают другим (стоять, кричать, петь, плясать)". Директор Баргузинского заповедника Г. Янкус, опытнейший таежник, в разговоре со мной вовсе не собирался скрывать, что ему приходилось дважды "взлетать" на дерево и наблюдать оттуда, как медведь в клочья разрывал его рюкзачок-понягу.

- Причем один раз атаковала медведица, защищавшая медвежат, - вспоминает он. - А второй - без всяких причин. Правда, нас этим не удивишь. Например, в 95-м году подобных случаев было много. Медведи разрушали зимовья, заходили в дома... Давили домашний скот, нападали на людей и сами съедали друг друга.

Однажды Янкус даже вывесил в Давше, на центральной усадьбе заповедника, объявление: "После девяти вечера на улицу не выходить! Гуляют медведи".

Инспектор-охотовед Ушканьего архипелага Юрий Будеев тоже с содроганием вспоминает, как поехал ставить сети у побережья Святого носа. Но как только лодка ткнулась в галечник, он увидел выскочившую из-за валунов косматую тень.

У него даже мысли не возникло заводить мотор. Еле-еле успел оттолкнуться от берега. На глубину выгребал всем, что попалось под руку. А медведь плыл за ним в ледяной байкальской воде еще метров семьдесят, пока не повернул обратно. Спустя несколько дней та же история повторилась с его отцом. Звери устроили настоящую охоту на людей.

- В 93-м году, в июне, ударил десятиградусный мороз, - начал свой горестный рассказ директор Забайкальского национального парка Владимир Мельников. - Даже молодые побеги сосны почернели... Всю ягоду "побило" - она как раз в цвету была. И медведи к осени стали совершенно голодными и разъяренными. Заходили в поселки и ничего не боялись. Собаки от них разбегались. Люди из ружей палили. Отбивались от них как могли. А первого сентября у меня сын возвращался из школы. Пошел к аэродрому. И там на него напал медведь... Сын выжил чудом, навсегда оставшись инвалидом...

Совсем недавно красноярский ученый, доктор биологических наук Марк Смирнов, в своей монографии первым напишет то, что до него не решались заявить другие: в пищевой рацион медведя входит человек.

Кто-то когда-то должен был сказать эту правду.

Безумный аттракцион

Ставшие догмами выводы многочисленных ученых о том, что на людей нападают только шатуны, медведицы или подранки, - опровергаются действительностью. Медведи в последнее время атакуют человека в любое время года, голодные и сытые. Зачастую без всяких очевидных причин.

Они стали врываться в города, как это было в Усть-Илимске и Радужном, убивать людей на центральных улицах поселков - такое случилось в Томской области. Неоспоримым остается только один факт: в период бескормицы медвежья агрессивность резко возрастает.

Неурожай на кедровую шишку и ягоду в тайге повторяется каждые 3-7 лет. Таким был во многих местах позапрошлый год. Печальный итог: медведи искалечили двадцать семь человек, девять - убили. Статистика эта далеко не полная, потому что ни одно федеральное ведомство подобного подсчета не ведет.

Проблема есть, но ею в России никто не занимается. Но когда начинается такое нашествие, в страхе живут целые поселки, прекращают работу буровые и лесозаготовительные бригады.

На севере США в последнее время тоже отмечают возрастание медвежьей агрессии. Правда, там другой масштаб. По официальным данным, за двадцать лет "медведи убили 13 и ранили 75 человек". Но отношение к проблеме очень серьезное. Проводится большая научно-исследовательская работа. Изучают мельчайшие нюансы, вплоть до реакции медведя на запах женщины в "критические дни". Кому-то это покажется смешным, но разработанные меры и рекомендации помогают резко снизить фактор опасности и наносимый ущерб. Причем защищаемой стороной является не только человек, но и медведь.

За посещение заповедников, национальных парков и природных объектов у нас быстро научились брать плату. Но при этом никто не разъясняет, как нужно вести себя, чтобы не переступать опасную границу. Уровень нотаций: не рубить деревья и быть осторожным с огнем - ликбез вчерашнего дня.

"Медведь, прикормленный человеком, - мертвый медведь!" Это предупреждение из американских буклетов - врезается в память. Проведенными исследованиями доказано: зверь, попробовавший человеческую кулинарию, становится своеобразным наркоманом. Причем для появления такой зависимости достаточно порции объедков, оставшихся после пикника. Высококалорийная ароматизированная белковая пища начинает притягивать медведя как магнитом.

Такой топтыгин теряет осторожность. В "лучшем" случае он выйдет на окраину какого-нибудь ранчо и будет убит за покушение на чужую собственность. В худшем - его убьют по законам штата, после того как появятся человеческие жертвы. Но в любом случае даже убитый медведь - собственность американского государства. И обязательно будет проведено расследование происшествия. Потому что закон запрещает "преследование животного человеком, его провоцирование и неблагоразумное вторжение в среду обитания". Причем к провоцирующим факторам будут отнесены даже пищевые отходы. В этом случае виновным окажется человек, а не медведь.

У нас по причине полнейшей экологической безграмотности туристы кормят медведей возле палаточных лагерей в Чивыркуйском заливе на Байкале, в Саянских Ергаках, на Камчатке... Есть даже "аттракцион": угостить мишку сгущенкой. Медведь махом прокусывает банку и становится пожизненным попрошайкой. Когда туристический сезон закончится, в его пасти с такой же легкостью затрещат позвонки невинного человека.

Феномен топтыгина

За два минувших столетия, по моим данным, российский медведь стал "героем" более трехсот научных трудов. Но только в 3-4 работах рассматриваются взаимоотношения зверя и человека. Несмотря на казалось бы многообразие отечественных исследований, профессор Марк Смирнов делает обобщающий вывод, звучащий как диагноз:"Роль медведей в биоценозах тайги велика, многостороння, но очень слабо изучена". Единственно где у нас нет пробелов, так это в данных по медведю как объекту промысла.

Когда я спрашивал у специалистов, что нужно предпринимать для разрешения "медвежьей проблемы", рецепт звучал категоричный: убивать, отстреливать, уничтожать. То есть зверь изначально лишен презумпции невиновности. Только до сих пор никто не может доказательно объяснить, почему аномальная агрессивность медведей фиксируется в отдельные периоды одновременно на разных континентах? Может быть, голод не является главенствующим фактором? Почему среди шатунов отсутствуют медведицы с медвежатами? Ведь им по логике должно быть труднее всего в период бескормицы.

Почему в тех регионах, где отмечена наибольшая зараженность медведей трихинеллезом, в основном и происходят ничем не спровоцированные нападения на людей? Причем распространению этого заболевания в дикой природе способствуют сами охотники, которые бросают туши убитых медведей, забирая с собой только "мешочки" с желчью. Этой же "культуры" поведения придерживаются и иностранные вояжеры во время трофейных туров. И действующее законодательство никак не препятствует такому изуверству. В результате в некоторых районах почти поголовно - трихинеллезные медведи. Но об этом узнают только тогда, когда, отведав медвежатины, люди сами становятся неизлечимо больными. Научен ли подход, когда единственным регулятором медвежьей популяции является карабин?

Американцы, скрупулезно изучившие разнообразные противомедвежьи средства, пришли к простому заключению: самое эффективное из них - экологическое образование. Потому что именно человек является главным виновником конфликтных отношений с хозяином тайги.

Охота на зверей

Парадокс, но сегодня никто точно не знает, сколько медведей обитает в России. Комплексные научно обоснованные подсчеты не проводились во многих регионах по десять - пятнадцать лет. В. Николаенко, например, считал, что камчатской популяции угрожает "полная деградация", так как ее численность снизилась до 6000 особей. Приблизительно этой же цифры сегодня придерживается и научный отдел Кроноцкого заповедника. Другие ведомства, для которых охота является доходным промыслом, поднимают планку до 11-20 тысяч.

В масштабах страны - та же ситуация. Многие на этом делают свой бизнес. В основном - теневой. Охота очень быстро стала валютным товаром.

В минувшем году лицензия на медведя обходилась иностранцу в 300-600 рублей. Это сумма, которая шла в доход государства за пользование "природными ресурсами". На самом деле коммерческие структуры перепродавали бумажное разрешение за 5-8 тысяч долларов под видом "обслуживания".

В нынешнем году наряду с голосами ученых наконец-то раздался и голос представителей камчатской власти. Было поддержано требование о запрещении весенней охоты на медведей. Федеральное ведомство ответило увеличением стоимости лицензии до 6 тысяч рублей. А это означает, что варварская бойня будет продолжена.

На Аляске, где обитают почти все бурые медведи США, за подобный трофей придется отдать от 12 до 24 тысяч долларов. За обслуживание - отдельная плата. И - никаких вертолетов. Причем количество лицензий настолько мизерно, что их разыгрывают в лотерею. Думаете, там мало медведей? В несколько раз больше, чем на Камчатке. И популяция стабильна. А десятки миллионов долларов зарабатывают на туристах, приезжающих посмотреть сохраненный "медвежий рай".

Справедливости ради нужно отметить, что два месяца назад вице-премьер Правительства Алексей Гордеев заявил о необходимости введения "государственной монополии на промысел некоторых видов зверей и реализацию изделий из них". Он уверен, что это "не только экономический вопрос, но и вопрос безопасности страны".

Следует напомнить, что до этого "медвежья проблема" на высшем правительственном уровне получала огласку только однажды. Да и то по иному поводу. Семь лет назад В. С. Черномырдин, по сообщениям прессы, метко расстрелял двух медвежат. Общественное мнение тогда успокоили: лицензия на убийство имелась, безопасность главы Правительства была надежно обеспечена.

Теперь видно пришло время подумать и о безопасности державы. Тем более что в Думе появилась большая популяция партийных "медведей". И скоро будет приниматься новый закон "Об охоте". Для браконьерствующих лоббистов это документ принципиальной важности, потому что от него будут зависеть и их доходы, и дальнейшее появление в Европе и Америке вот таких объявлений: "В России популяция диких животных отлична! Одержимые страстью охотники могут наконец-то добыть тех зверей, которые у нас находятся под строжайшей защитой".