Новости

25.02.2004 04:45
Рубрика: Экономика

Доклад об экономике России - февраль 2004 года

Всемирный банк Российский страновой департамент

Оглядываясь назад, можно сказать, что 2003 год был годом значительного экономического роста. Сохранилось активное сальдо по всем макроэкономическим счетам России, существенно увеличилось внутреннее реальное накопление капитала, а рост охватил практически все регионы и сектора. Однако темпы реализации программы реформ снизились, а в экономике сохраняется очень сильная зависимость от углеводородного сырья. Реформы, которые еще предстоит осуществить, сложны в техническом отношении и могут столкнуться с сопротивлением влиятельных заинтересованных кругов. Бесконечный, как может показаться, рост цен на экспортируемое российское сырье грозит вызвать усталость от реформ и привести к самоуспокоению. В результате для возврата к активному осуществлению курса реформ потребуются еще более энергичные и целенаправленные усилия. Если запланированная программа реформ не будет проведена, например, в таких областях, как естественные монополии, банковский сектор, ЖКХ, образование, здравоохранение и т. д., это поставит под угрозу сохранение высоких темпов роста и повысит вероятность дальнейшего усиления зависимости  цен на углеводородное сырье.

Последние тенденции экономического развития

В целом 2003 год стал еще одним очень хорошим годом для российской экономики. Благодаря росту ВВП более 7 процентов совокупный реальный экономический рост после глубокого кризиса 1998 г. составил около 38 процентов. Как и ожидалось, бурный рост оказался мощным оружием в борьбе с бедностью, и даже самые бедные слои населения стали ощущать его последствия. В результате официальные показатели бедности снизились с 27 до 22 процентов (сентябрь 2003 г.) (по нашим оценкам, увеличение реального подушевого дохода на один процент сейчас обеспечивает сокращение масштабов бедности до 3,5 процента). Управление макроэкономикой было в целом достаточно успешным: годовая инфляция осталась в пределах запланированного диапазона (12 процентов), реальное повышение курса рубля относительно корзины валют основных торговых партнеров составило 4,1 процента, а значительный профицит федерального бюджета в размере 1,6 процента ВВП превысил запланированный показатель больше чем в два раза. Дело "ЮКОСа" не привело к резкому и продолжительному бегству капитала. А самое главное, начался рост ранее чрезвычайно низких показателей объема внутренних инвестиций и капитальных расходов, и теперь экономический рост - хотя и медленно - распространяется на самые разные сектора экономики и регионы.

ВВП и промышленное производство

Согласно последним оценкам Госкомстата, реальный рост ВВП в 2003 г. составил 7,3 процента (в предыдущем году - 4,7 процента), в результате чего объем ВВП в текущих ценах составил 13,3 триллиона рублей или 434 миллиарда долларов США. Впервые после длительного перерыва основным двигателем роста стали инвестиции. Валовое накопление основного капитала увеличилось на 12,9 процента и впервые после 2000 г. опередило рост потребления (6,1 процента). Кроме того, рост был относительно сбалансированным: промышленное производство увеличилось на 7 процентов (в 2002 г. - 3,7 процента), а рост производства услуг составил 7,4 процента (5,5 процента). Впервые после сентября 2001 г. скользящее среднегодовое значение роста промышленного производства превысило 6 процентов.

Высокие темпы роста в России по-прежнему обусловлены высокими ценами на экспортируемое углевородное сырье. В течение 2003 г. средняя цена на российскую нефть выросла с 21 до 24 долларов США за баррель, или на 15 процентов, причем наибольший рост наблюдался накануне войны в Ираке (цена на нефть увеличилась на 25 процентов в первой и на 7 процентов во второй половине года). С учетом того, что последствия изменения цен на нефть начинают сказываться на общем состоянии экономики приблизительно через три месяца, показатели потенциального роста российской экономики при неизменных ценах на нефть, вероятно, несколько улучшились по сравнению с предыдущим периодом, однако по-прежнему остаются на уровне четырех-пяти процентов. История показывает, что в отсутствие повышения цен на нефть темпы роста в России никогда не превышали 5,5 процента.

Если разложить рост промышленного производства на две основных составляющих - рост экспортноориентированных добывающих отраслей, с одной стороны, и рост ориентированной на внутренний рынок перерабатывающей промышленности, с другой стороны - станет очевидным сохранение преимущественной зависимости роста от добывающей промышленности. Рост производства в добывающих отраслях составил в 2003 г. 7,8 процента, а в перерабатывающих отраслях, ориентированных на внутренний рынок, - 5,6 процента. Разрыв между этими двумя составляющими стал намечаться в 2002 г., когда рост сырьевых отраслей впервые опередил рост внутренней перерабатывающей промышленности. На первый взгляд, может показаться, что в 2003 г. перерабатывающая промышленность немного "подтянулась", поскольку в 2003 г. разрыв между этими двумя составляющими немного сократился.

Однако при более внимательном изучении становится очевидным, что сообщения о повышении уровня активности за пределами сырьевых отраслей свидетельствуют не о самостоятельном возрождении "внутренней" российской промышленности, а скорее являются наглядным проявлением того, как вторичные эффекты высоких цен на нефть и газ в предшествующий период распространяются на всю экономику. Несмотря на значительный рост в отраслях, производящих "новые" потребительские или капитальные товары (например, продукты питания или строительные материалы), общий скачок темпов роста в перерабатывающем секторе был связан прежде всего с его крупнейшей отраслью - машиностроением. На долю машиностроения приходится почти 20 процентов общего промышленного производства и 35 процентов производства перерабатывающей промышленности, ориентированной на внутренний рынок. В 2003 г. его рост составил 9,4 процента, дав толчок общему ускорению темпов роста в перерабатывающих отраслях с 2,5 процента в 2002 г. до 5,6 процента в 2003 г. Без машиностроения совокупные темпы роста перерабатывающих отраслей, которые указаны в таблице 1, сократились бы до 3,5 процента. Однако в самом машиностроении быстрее всего развивалось производство железнодорожных вагонов (по существу "не торгуемый" с внешним миром товар). В свою очередь, увеличение производства железнодорожных вагонов было связано главным образом с необходимостью получения дополнительных транспортных мощностей для вывоза нефти из России в целях компенсации недостатка пропускной способности государственной нефтепроводной системы. Темпы роста производства железнодорожных вагонов были просто ошеломляющими - 35,8 процента.

Высокие цены на экспортируемое сырье оказали влияние на структуру ВВП, рассчитанную методом расходов: доля чистого экспорта в объеме ВВП увеличилась с 10,4 до 11,2 процента. Наряду со снижением роста заработной платы и реальных доходов, корректировка которых в целом завершилась после достижения докризисного уровня (см. Доклад об экономической ситуации в России, 6-й выпуск), в 2003 г. сократилась и доля конечного потребления (с 69,1 до 67,4 процента). Доля валового накопления капитала - 20,5 процента - увеличилась примерно в той же степени, что и доля чистого экспорта по сравнению с 2002 г. (19,4 процента).

Необычайно высокие нефтяные доходы по-прежнему определяют рост потребления "не торгуемых" товаров, тем самым способствуя еще большему сдвигу структуры ВВП в сторону производства услуг с сокращением доли производства товаров. Оценки Госкомстата, как правило, завышают размер сферы услуг, поскольку принятое в России трансфертное ценообразование искажает показатели торговли, что приводит к непропорциональному увеличению общего размера сферы услуг. Далее в разделе II мы даем свои оценки относительной доли основных составляющих ВВП. Однако наши перерасчеты не оказывают никакого влияния на темпы роста ВВП и его основных составляющих, таких, как промышленность, сельское хозяйство и сфера услуг. Кроме того, Госкомстат - единственный источник оценок роста. Тем не менее эту информацию можно использовать для того, чтобы получить ответ на следующий вопрос: что определяет изменение структуры ВВП и, в частности, в какой степени это отражает изменение относительных цен, а в какой - изменение реальных объемов (т.е. увеличение предложения). Так, по данным Госкомстата, доля производства товаров в общем объеме добавленной стоимости сократилась в 2003 г. до 40,2 процента (в 1999 г. она составляла более 45 процентов). Это сокращение было компенсировано увеличением доли производства услуг, которая в 2003 г. достигла 59,8 процента (в 1999 г. - 55 процентов). Означает ли это, что цены на услуги повысились, вследствие чего их доля в общем объеме добавленной стоимости возросла, что вполне вероятно для страны с богатыми запасами нефти, где цена услуг (по существу, "не торгуемых товаров") растет быстрее, чем цена товаров, которые можно импортировать? Или же это означает дальнейший рост предложения в сфере услуг вследствие повышения производительности или увеличения занятости в этом секторе, что также вероятно, если учесть, что в прошлом индустрия услуг была недостаточно развита.

Одним из возможных способов решения этой задачи является сопоставление реальных темпов роста различных составляющих ВВП с изменением их доли в объеме ВВП. При этом становится очевидным, что после кризиса, т.е. в 1999 - 2003 гг., совокупный реальный рост сферы услуг был меньше совокупного роста в производстве товаров (28,3 процента и 46,5 процента соответственно), однако доля услуг увеличилась (с 55 почти до 60 процентов), а доля товаров сократилась (примерно с 45 до 40 процентов ВВП). Прирост производства нерыночных услуг был еще меньше (7,4 процента), однако их доля в ВВП увеличилась больше других (с 8,9 до 10,8 процента или на 21 процент). Вывод следующий: наблюдавшееся после кризиса расширение сферы услуг было обусловлено в меньшей степени ростом реальных объемов предоставляемых услуг и в большей степени изменением относительных цен. Это относится прежде всего к началу послекризисного периода (1999 - 2001 гг.), когда производство товаров росло быстрее производства услуг, а соотношение товаров и услуг в структуре ВВП сократилось в наибольшей степени - что, в свою очередь, можно объяснить опережающими темпами роста в перерабатывающих отраслях благодаря началу активного использования ранее не загруженных производственных мощностей.

Кроме того, тот факт, что темпы роста сферы услуг значительно повысились и опередили темпы роста перерабатывающей промышленности в 2002 и 2003 гг., т.е. в период высоких цен на углеводородное сырье (и, следовательно, повышения относительных цен на услуги), когда было достигнуто стопроцентное использование имеющихся производственных мощностей и, следовательно, закончился легкий период опережающего роста в перерабатывающем секторе, также свидетельствует о том, что неиспользованные производственные мощности играли важную роль на начальном этапе восстановления после кризиса 1998 г. Наконец, цифры показывают, что доля нерыночных услуг начала расти особенно быстро в течение последних полутора лет. Нерыночные услуги - это, как правило, работа в государственном секторе относительно бедных регионов. Расширение этой сферы вызывает тревогу. В определенной степени большой объем государственных доходов, связанный с углеводородным сырьем, легко превращается в трансферты, поддерживающие занятость в нерыночном секторе.

В целях проверки такой интерпретации доли различных секторов в объеме ВВП можно пересчитать в постоянных ценах. При таком допущении "реальные" доли основных составляющих практически не меняются. Доля товаров немного увеличилась, а доля услуг немного сократилась. Низкие темпы роста нерыночных услуг, особенно в первые годы, сокращают реальную долю этого сектора до 7,3 процента. Доля ресурсоориентированных отраслей промышленности также остается относительно постоянной (около 13 процентов). В совокупности это означает, что статистические данные, свидетельствующие об увеличении доли услуг: (a) в основном отражают не столько рост реальных объемов предоставляемых услуг, сколько повышение относительных цен на услуги, в результате чего сфера услуг относительно дорожает, что является довольно типичным для ресурсоориентированной экономики; (b) говорят о том, что структурные изменения, наблюдаемые в экономике в течение последних 5 лет, носят более ограниченный характер, чем может показаться при беглом изучении статистики.

Такие результаты можно получить, если объединить реальные темпы роста и официально публикуемые доли ВВП. Анализ изменения уровней занятости в основных секторах подтверждает предположение о деиндустриализации России, если учитывать только официальный данные по добавленной стоимости. Уровень занятости в промышленности очень сильно упал по сравнению с началом переходного периода, а общая численность работников сферы услуг выросла, в основном благодаря большому росту занятости в секторе рыночных услуг. Сокращение занятости в промышленности сопровождалось ростом занятости в сфере рыночных услуг, который, однако, был недостаточным для того, чтобы компенсировать общее падение занятости. (Следует отметить, что, согласно уточненным данным, в последние годы занятость в сфере нерыночных услуг опять начала увеличиваться.) Очевидно, что при анализе этих показателей занятости в совокупности с публикуемой Госкомстатом структурой ВВП оказывается, что рост производительности труда в промышленности (куда также входят сырьевые отрасли) был выше, чем в сфере услуг.

Однако следует упомянуть, что официальные данные о структуре ВВП завышают долю производства услуг. При пересчете официальной структуры ВВП оказывается, что доля услуг в ВВП на самом деле намного меньше, а доля и производительность в промышленности больше, чем в официальной статистике.

Инвестиции и использование производственных мощностей

Наиболее важным результатом 2003 г. было значительное увеличение инвестиционного спроса. Теперь, когда производственные мощности, в целом, полностью загружены, дальнейший рост невозможен без инвестиций. По данным Госкомстата, инвестиции в основной капитал увеличились на 12,5 процента, что является огромным прогрессом по сравнению с 2,6 процента в предыдущем году.

По данным бюллетеня "Российский экономический барометр" и Центра экономического анализа, коэффициент использования производственных мощностей, который, казалось, стабилизировался в 2002 г., стал постепенно увеличиваться, хотя и не так быстро, как раньше. В 2003 г. он вырос в среднем приблизительно на 4,5 процента. Как отмечалось в предыдущих докладах (см. Доклад об экономической ситуации в России, 5-й выпуск), на балансе многих предприятий остаются физически и морально устаревшие основные фонды, в результате чего отчетные коэффициенты использования производственных мощностей (в отличие от темпов прироста) представляются ненадежными и заниженными по сравнению с действительностью.

Рост объема внутренних инвестиций сопровождался некоторым увеличением общего притока иностранных инвестиций, хотя Госкомстат и Центральный банк РФ приводят разные данные об их составе и временной структуре. Все сходятся в том, что в 2003 г. увеличился приток портфельных инвестиций и кредитов из-за рубежа и что этот рост замедлился во второй половине года. Возможно, такой спад был обусловлен политикой Центробанка, направленной на снижение процентной ставки, что привело к запланированному снижению темпов поступления краткосрочного капитала; и (или) это была ответная реакция на дело "ЮКОСа". Эти два фактора невозможно отделить друг от друга, однако ни один из них не вызвал резкой и незамедлительной реакции.

Что касается прямых иностранных инвестиций, то окончательный вердикт еще не вынесен: Центральный банк РФ говорит об их сокращении по сравнению с 2002 г., тогда как Госкомстат говорил об их росте за первые девять месяцев. Ясно то, что: (a) не было никакого количественного скачка по сравнению с низкими показателями нескольких последних лет - приблизительно 4 млрд. долларов США или 29 долларов США на душу населения в год (для сравнения, в Венгрии ежегодный объем ПИИ на душу населения составляет 200 долларов США); (b) многие операции в этой области не учитываются должным образом, поскольку проводятся в офшорных зонах. Например, покупка "ТНК" компанией "Бритиш Петролеум" (сделка на сумму 6,5 млрд. долларов США) до сих пор не нашла отражения в статистике ПИИ; (c) чистый объем зарегистрированных ПИИ (включая российские инвестиции за рубежом) в 2003 г. оставался отрицательной величиной, т.е. Россия по-прежнему является чистым экспортером капитала даже без учета бегства капитала.

Кредитование частного сектора

Повышению спроса на инвестиции способствовал дальнейший существенный рост объема кредитов, предоставленных частному сектору. По оценкам Центробанка, к концу ноября общий объем кредитования частного сектора составлял 2,863 млрд. рублей (96 млрд. долларов США), что на 41 процент в номинальном выражении и на 27 процентов в реальном выражении больше аналогичного показателя на конец 2002 г. Кроме того, постепенно меняется структура не погашенных кредитов: по состоянию на конец ноября долгосрочные кредиты (т.е. кредиты со сроком погашения свыше одного года) составляли 29,8 процента от общего объема кредитов (для сравнения, в конце декабря 2002 г. этот показатель был равен 25,3 процента). С января до конца ноября 2003 г. доля долгосрочных и среднесрочных кредитов в потоке нетто-кредитов увеличилась приблизительно до 41 процента (за тот же период предыдущего года она составила 31,4 процента). Относительная доля долгосрочных и среднесрочных кредитов, выраженных в иностранных валютах, по-прежнему в два раза выше доли рублевых кредитов - соответственно 44 и 22 процента, однако здесь также происходит корректировка.

Продолжает расти новый рынок потребительских кредитов физическим лицам. По данным Центробанка, с конца 2002 г. до конца ноября 2003 г. объем накопленных потребительских кредитов увеличился в реальном выражении на 79 процентов и достиг 268 млрд. рублей (8,9 млрд. долларов США). Доля потребительских кредитов в общем объеме кредитования возросла с 7 процентов по состоянию на конец 2002 г. до 9,8 процента в декабре 2003 г. С другой стороны, доля кредитов, предоставленных предприятиям, практически не изменилась (79 процентов).

Публикуется с сокращениями. Окончание в следующем номере.