Новости

27.02.2004 00:00
Рубрика: Культура

Нежный возраст

Алсу Сафина отмечает первый творческий юбилей

- Вы придаете значение датам?

- В нашей стране вообще любят отмечать годовщины. Помню, когда все только начиналось, мы отмечали каждый приз, каждый клип, каждую работу - собирались, приглашали друзей. Сейчас относимся к этому спокойнее. А "датой" я скорее воспользовалась для того, чтобы поблагодарить тех, кто меня поддерживал и заботился обо мне все эти годы: позвала музыкантов, продюсеров, весь свой фан-клуб. Не для протокола, просто хотелось собрать их всех, чтобы они почувствовали - без них не было бы всего того, что сейчас есть у меня.

- Пять лет назад вышел ваш первый клип. Вам было страшно начинать? Или вы были уже внутренне готовы к тому, что жизнь переменится?

- Я не знала, к чему готовиться, не имела ни малейшего представления о том, что такое шоу-бизнес и как это затягивает. Мой первый продюсер Валерий Белоцерковский долго отговаривал меня, все время спрашивал тогда: ты уверена? Он говорил: мы можем хоть сейчас идти в студию, но ты должна понять, что это только выглядит так завлекательно, а на самом деле - каторжный труд. Призывал подумать сто раз, говорил о бесконечных переездах, недосыпаниях, о том, что буду мало видеть друзей и семью. Я все это слушала и очень переживала - всегда была стеснительным человеком.

Перед первым выступлением у меня была настоящая истерика со слезами, дрожали коленки. Меня буквально выпихнули на сцену, сказав, что когда-то это должно случиться. Я, естественно, так распереживалась, что забыла слова. Голос дрожал, несколько раз я спела мимо нот... Зато тогда я поняла, что такое зрительская отдача: люди стали мне подпевать, и на смену панике пришла уверенность. Я очень хорошо тогда это прочувствовала, и на каждом концерте стараюсь отдавать всю энергию, причем не было случая, чтобы я не получила от зрителей обратно столько же.

- Вы стали артисткой по совету или по своему внутреннему зову?

- Можете не верить, но я все про себя знала еще с пяти лет. Меня еще пузатым пятилетним ребенком каждый день из детского сада и из школы мама или брат водили в музыкальную школу. Все мои тогдашние подружки не задерживались в ней больше двух лет, но меня не останавливали никакие сложности. Лет в десять поняла, что хочу петь, и стала копировать все, что слышала - Мэрайю Кэрри, Уитни Хьюстон. Пела везде - для семьи, для гостей, в школьном лагере. Я предполагала, что надо будет заняться карьерой - когда-нибудь, после школы или колледжа. Но судьба распорядилась иначе - появился продюсер. В таком деле жизнь двух шансов не дает, надо было зажмуриться и шагать в подсказанном ею направлении. Я же тогда не знала, что все будет так публично, что жизнь будет такая... другая. Мне просто петь хотелось.

- В вашем первом клипе, который снял Юрий Грымов, вам пришлось играть наравне с Сергеем Маковецким и Еленой Яковлевой. Может, хотели быть не певицей, а актрисой?

- Я думаю, что актрисами хотят стать даже большее количество девчонок, чем певицами. И мне хочется - я даже в ГИТИС поступила, правда, была так поглощена записью нового альбома, что практически там не появлялась, к сожалению. У меня есть любимое дело: я пою, пишу музыку и стихи, и это - на первом месте. Года через два, надеюсь, осуществлю свою вторую мечту - снимусь в кино, благо предложения уже были. Но это минимум на полгода надо все бросить и поселиться на съемочной площадке, а я сейчас это не в силах сделать.

- Неглавной роли вам теперь и не предложат...

- А я не гордая, начинать-то надо с малого: главное, чтобы сценарий был хорош. Точно знаю, кого ни в коем случае не хотелось бы играть, - певицу. Если работать в кино - надо перевоплощаться. И вообще, мне надо посмотреть сначала, как у меня это получится. Если я никудышная актриса, то не стану приносить свою самооценку в жертву собственным амбициям. (Алсу здесь немного лукавит - она как раз готовится к своему дипломному спектаклю "Ромео и Джульетта", где должна сыграть главную роль.)

- Пять лет для молодого артиста - это много или мало? Вы сильно изменились за это время?

- Это совсем не много, но у меня ощущение, что прошло гораздо больше времени - для меня это сотни городов и несколько записанных пластинок. Дело не в том, за сколько лет сколько можно успеть - у всех по-разному. Я начала в 15 лет, это возраст, когда подросток становится взрослым человеком. Мне вот досталась такая школа жизни - надо было активно расти во всем.

- Вас не раздражает артистический быт - гастроли, переезды, кочевая жизнь? Никогда не возникает желания все переиначить?

- Я фаталист и верю, что все заранее предопределено, поэтому переиначивать ничего не хочу и не буду. Не скажу ничего нового, но сцена - это наркотик: ты не помнишь, когда последний раз спала и в каком ты сейчас городе, не понимаешь, кто все эти люди и почему им всем чего-то от тебя надо, хочешь домой, прижаться к маме. Но стоит выйти на сцену - и жизнь меняется в корне. На полтора часа ты забываешь про любое "плохо", отдаешь себя целиком залу и получаешь все с лихвой обратно. И за эти полтора часа свободы можно перетерпеть все на свете. Мама мне часто рассказывает, что студенческие годы - самые прекрасные в жизни, а у меня ничего этого не было. И я об этом не жалею ни капли. Мне тоже потом будет о чем рассказать.

Культура Музыка