Новости

27.02.2004 02:30
Рубрика: Экономика

Без отговорок на ржавый водопровод

Об особенностях российского коммунального бизнеса в интервью "Российской газете" рассказывает заместитель председателя правления ОАО "Российские коммунальные системы" Юрий Хардиков.

- С момента основания "Российских коммунальных систем" не прошло и года, а в ЖКХ вслед за РКС устремился крупный капитал. Почему вдруг старая разбитая российская "коммуналка" стала привлекательной для корпораций?

- Рассказы о вечной и неизбежной убыточности ЖКХ - это миф. Невозможность превращения коммунальных услуг в эффективный бизнес - это еще один миф. И удобны эти мифы тем, кто привык жить за счет растаскивания ресурсов коммунальных предприятий и затыкать дыры за счет бесконечного повышения тарифов. В действительности коммунальные услуги - это такой же бизнес, как производство или торговля. Во всех развитых странах ЖКХ - это современное рентабельное производство, приносящее немалую прибыль. Например, в России ежегодный объем коммунальных услуг превышает 10 миллиардов долларов.

Разумеется, работа в коммунальной сфере имеет свои особенности. Сроки окупаемости проектов в ЖКХ выше, чем, например, в торговле. Но зато и ситуация стабильнее - спрос на отопление, водоснабжение, канализацию, электроэнергию не меняется. И, естественно, крупный бизнес устремился в эту потенциально прибыльную сферу.

Рождение таких компаний, как РКС, напоминает появление в сфере розничной торговли крупных супермаркетов, которые более эффективны, чем ларьки или неорганизованная торговля вдоль обочин дорог. Кроме того, в России давно появился политический спрос на прозрачный и социально-ответственный бизнес.

Руководство РКС просто оказалось первым, кто увидел эту перспективную сферу. И мы рады, что сегодня у РКС появилось много последователей в сфере оздоровления ЖКХ и превращения этой отрасли в рентабельный бизнес.

- Но пока успешный бизнес в сфере российского ЖКХ - это все же фантазия...

- Я скажу так: если такая команда менеджеров, которая сейчас есть в РКС, не выведет компанию на безубыточную работу, то нам всем предстоит жить в пещерах. Если российское ЖКХ не заживет по рыночным законам, то деградация отрасли продолжится, и ни к чему хорошему это не приведет. В Москве не все знают, но в стране много регионов, где вода подается в дома 2-3 часа в день. Вы можете представить европейскую страну, где нет воды? А у нас есть регионы, где вода подается 2 часа в день. Не из-за аварий, а просто таково наше водоснабжение - оно не способно обеспечить круглосуточную подачу воды для 100 процентов регионов.

Поэтому я считаю - наш проект весьма значим для страны. Если РКС как первая ласточка выйдет на уровень безубыточности, то за нами пойдет остальной бизнес. А если мы уроним проект, например, из-за саботажа местных властей или жуликов, то бизнес-сообщество поймет: в этой сфере делать нечего, там не интересно, туда не надо, там стреляют.

Сами инвестиционные проекты у нас считаются очень грамотно. Достижение точки безубыточности (так называемый break-even point) у нас намечено на 2005 год. По таким масштабным проектам, как наш, два-два с половиной года выхода на безубыточность - это весьма хороший результат.

- Команда управленцев уже сложилась?

- Для меня команда сложилась уже давно. Я по первому образованию инженер-энергетик. И когда я в 1999 году пришел на руководящую работу в РАО "ЕЭС России", то там и сформировалась интересная динамичная команда, с которой я по большому счету и работаю по сей день.

Когда работал в Красноярске, то зона ответственности у меня была от Омска до Читы. Это полстраны - четыре тысячи километров - две тысячи в одну сторону и две тысячи в другую. Я тогда два с половиной года практически прожил в автомобиле: спал в своем джипе, где вместо задних сидений был устроен спальный диван. С тех пор привык к командному режиму работы. Но должен сказать, что такие штурмовые проекты, как, например, РКС так и делаются - командой единомышленников, в которой ты уже сам работу не выбираешь.

Кроме того, я считаю, что работаю в команде Центрального федерального округа (ЦФО). Есть поручения полпреда Президента заниматься коммуналкой ЦФО в первую очередь. Именно поэтому большинство проектов РКС географически сосредоточено в ЦФО.

Режим работы в пилотных проектах, вроде РКС, не всегда комфортный. Просыпаешься в шесть утра, возвращаешься с работы в час ночи. И так в течение минимум шести дней в неделю. Наш проект требует от управленцев больших ресурсов: физических и ресурсов времени, но работа всех увлекает.

- Каковы нынешние риски коммунального бизнеса для крупных компаний?

- Сфера моей ответственности - это взаимодействие с региональными властями и аппаратами полномочных представителей Президента в федеральных округах. В этой сфере среди главных проблем я назову две: чрезмерную политизированную реакцию на появление новой компании в регионах. И вторая проблема - нежелание мелких чиновников расставаться с коммунальной кормушкой.

У РКС сегодня созданы 24 дочерних предприятия в регионах. И в каждом регионе взаимоотношения с местными властями складываются очень индивидуально. РКС - довольно молодая компания. Естественно, что в отношениях к нам есть доля здравого пессимизма у глав региональных администраций. Поэтому в регионах мы всегда начинали с маленьких пилотных проектов.

Проще всего для компании работать в тех регионах, где губернатор пользуется авторитетом и имеет очевидную поддержку населения. Если губернатор с рейтингом, например, 80 процентов готов решать проблемы коммунального хозяйства, опираясь на РКС, то мы можем выстраивать долгосрочные инвестиционные программы с ясными перспективами окупаемости. Пример такого региона - Орловская область, где губернатор Егор Строев пользуется солидной поддержкой населения. Губернаторы вроде Строева не зависят от местных политических склок. Они действуют по принципу "собака лает, караван идет" и решают долгосрочные инфраструктурные задачи по водо- и газоснабжению, стабильному обеспечению теплом и энергией.

- Какова общая схема работы компании РКС в регионах? Изменились ли принципы этой работы на базе уже полученного опыта?

- Общая схема вхождения компании в регион довольна проста - она обусловлена действующим законодательством и системой взаимоотношений в органах власти, в том числе с местными властями. Сначала мы изучаем ситуацию в коммунальной сфере региона, проводим маркетинг коммунальных услуг. После этого мы делаем публичное предложение - оферту, иногда печатаем эту оферту в прессе и наблюдаем за реакцией в регионе.

Как правило, все пространство, где мы работаем, сверхполитизировано. В регионах почти всегда проходят выборы либо местного, либо федерального уровня. Поэтому местные политики не столько вникают в реальные проблемы ЖКХ, сколько рассчитывают личную политическую выгоду, которую можно получить, играя на факте появления в регионе крупной федеральной компании. В органах власти каждого региона обычно есть несколько позиций или лагерей. Кто-то рассчитывает заработать политические очки на решении конкретных коммунальных проблем, в том числе силами РКС. Кто-то выбирает более примитивную демагогию - "чужие пришли, чтобы все забрать, пришли отнять и поделить муниципальное имущество".

В этих условиях мы невольно оказываемся объектом для политических спекуляций. Поэтому РКС вынуждена оценивать ментальность руководства регионов, в том числе по истории наших взаимоотношений еще с РАО "ЕЭС России". Если местные политики понимают, что их задача - реальное улучшение ситуации в ЖКХ, а не PR, то компания РКС с такими руководителями начинает работать.

А если местным властям важнее политические игры или они не готовы доверять нам - то и флаг им в руки. Мы сегодня в РКС объем работы в регионах набрали такой, что нам никого убеждать не надо. Нам сегодня есть где работать.

Что касается самой конструкции сегодняшнего вхождения компании в регион, то она в значительной мере усовершенствована. На начальном этапе компании РКС приходилось чуть ли не навязывать свои услуги местным властям: "Давайте будем делать вот это, давайте будем инвестировать туда-то". И на РКС в регионах смотрели, как на некий мешок с деньгами, которые можно быстренько поделить. Нам так и говорили: "Дайте миллиард инвестиций, дайте пять миллиардов инвестиций".

Сегодня наша позиция скорректирована. Мы сегодня говорим: "Давайте рассматривать не объем денег и аппетиты, которые есть у всех, а эффективные инвестиционные программы и проекты".

Как в любом бизнесе, мы хотим наиболее рационально распорядиться ограниченными инвестиционными ресурсами. Нашей компании приходится сравнивать и выбирать, как наиболее разумно потратить каждую копейку инвестиций. Именно поэтому мы сегодня предлагаем региональным властям продумать и заключить договор муниципального заказа. Регионы заказывают музыку, а РКС ее исполняет. Администрации не только называют общую сумму инвестиций - они защищают и обосновывают каждый проект. Каждый инвестиционный проект должен утверждаться на областной или городской Думе как программа развития социально важных объектов региона или города, или области.

Пожалуйста, господа депутаты, утверждайте предложенную программу инвестиций, давайте будем защищать проекты, и давайте смотреть проекты, которые быстро окупаются. У нас есть примеры, когда месячные затраты на содержание старой удаленной и неэффективной котельной позволяют построить прямо рядом с домами новую блочную котельную. Такие проекты мы реализуем в первую очередь. Но мы хотим, чтобы муниципалитеты подписались под этими приоритетами.

- Но ведь проблемы РКС не только в местных политических играх? Полугосударственная коммуналка - это дармовой ресурс в руках нечистоплотных чиновников. И разве таким людям нужна РКС с декларациями ответственности и прозрачности?

- Нельзя сказать, что все региональные чиновники - жулики. Хотя есть такие случаи. Например, в некоторых городах Центрального округа директора местных коммунальных предприятий очень припеваючи жили на нищем коммунальном хозяйстве. Нередко местная элита - если ее можно так назвать - кормится с коммуналки. Вместо того чтобы инвестировать в инфраструктуру, чиновники выводят с "ничейных" предприятий десятки и сотни тысяч долларов ежемесячно. А сами эти предприятия-кормушки периодически объявляются банкротами. Причем долги по 300 или 500 миллионов рублей вешаются на государство.

Для местных чиновников это хороший бизнес, и они втихую, под покровом ночи спокойно вытаскивают живые деньги из ЖКХ, как из своего личного кошелька, совершенно не заботясь о том, что рушится инфраструктура, стареет оборудование, не получают зарплату рабочие. И, естественно, таким жуликам невыгодно заводить в растаскиваемую коммуналку наше предприятие, которое может там работать открыто, с бюджетом, с бюджетированием, с казначейским его исполнением.

В каждом городе есть мэрии, есть исполнительный аппарат, есть депутаты - вообще есть, кому следить за коммуналкой. ЖКХ у местных властей не просто под пристальным вниманием, оно фактически у них под увеличительным стеклом. Поэтому трудно представить, что о хищениях в ЖКХ местные чиновники совсем ничего не знают.

А в Томске, например, местные власти не хотят играть втемную или раздавать карты под столом. Они проводят открытые конкурсы для управляющих компаний. Хотя в городе все муниципальные предприятия здоровые, но местные власти не живут одним днем, а видят существующие проблемы и ищут пути развития. В частности, в Томске местная ТЭЦ-3 имеет запертые мощности и не знает, куда девать тепло - просто обогревает воздух. А в то же время городу - сибирскому городу, где холодные зимы, - не хватает тепла. Губернатор предложил компании РКС построить магистральный трубопровод в 9-11 километров, чтобы ТЭЦ могла подать это бесплатное тепло в город. Это очень интересный и экономически, и технологически проект. Архиважный проект и для РКС, и для региона. Сейчас готовим экономическое обоснование и совместно с "Томскэнерго" будем формировать предложения.

Таких экономически эффективных проектов по стране тысячи, но они не реализуются. Многие люди просто махнули рукой - стоят запертые мощности, ну и пусть стоят, никому не надо. А теперь в регионах есть нормальный партнер в лице РКС. И не надо фонды выбивать, не надо там, в Москве, что-то выпрашивать. С нормальным партнером можно все просчитать, договориться, решить и сделать. Директора муниципальных предприятий в большинстве своем совершенно адекватные люди, грамотные, умные.

Есть и другие примеры. В Архангельске, например, сложнейшая проблема в ЖКХ. Почти все предприятия коммунального хозяйства - банкроты. Вход в зиму в Архангельске был тяжелейший. Не хватало топлива, и РКС вложила 80 миллионов рублей на закупку топлива, приняла в аренду местные котельные. И в результате в самом сложном северном регионе страны проходит пик отопительного сезона нормально. Недавно глава Госстроя Николай Кошман был в Архангельске и остался доволен нашей работой.

Там, где администрации заинтересованно подходят к проблемам, они быстро готовят сами проекты, защищают и обосновывают эффективность инвестиций. Поэтому у нас практически весь инвестиционный план на 2004 год сверстан почти под завязку.

- Каким вы видите будущее "Российских коммунальных систем"?

- Это будущее много раз уже показывали по телевизору. В квартиру входит трезвый, чистый, опрятно одетый мастер (электрик, сантехник), у которого есть все инструменты, который умеет правильно разговаривать и быстро, технологически грамотно устранять все неполадки, которые есть. И выдает справку, как зубной врач - "санировано". А на спецовке у мастера написано: РКС.

А если прийти на совет директоров РКС, то там можно будет увидеть представителя мэра, представителя губернатора, представителя акционеров - местных бизнесменов, представителя головной компании. Там же сидят технолог, главный инженер, экономист и финансист. Вот такой совет директоров компаний будущего.

Не секрет, что РКС как бы сдетонировала интерес и активность в коммунальном хозяйстве со стороны крупного капитала. Многие люди, у которых есть деньги, начали думать: а почему бы и нам тоже не вложиться в ЖКХ? Мы крайне заинтересованы в том, чтобы местные бизнес-элиты сотрудничали с РКС и входили бы как акционеры в наше акционерное общество на конкретных территориях.

Мы планируем раскрывать капитал на определенном этапе и будем привлекать местные средства к финансированию того региона, где живут наши будущие акционеры. Для многих это будут политические интересы, а для многих - чисто экономические.

Еще одна мечта. Если головная компания РКС пишет письмо в Правительство о том, что есть такие-то проблемы в коммунальном хозяйстве или вносит какое-то предложение, то государственный чиновник понимает наши предложения и адекватно реагирует. Чиновник понимает, что РКС (или какая-то другая структура, которая отвечает за ЖКХ) занимается социально значимыми вопросами жизнеобеспечения населения и поэтому предложения компании нужно рассматривать серьезно и конструктивно.

Досье "РГ"

ОАО "Российские коммунальные системы" (РКС) было создано в мае прошлого года. Цель "РКС" - сокращение 20-30 процентов административных и технологических издержек на предприятиях коммунального хозяйства. Достичь этого планируется с помощью создания единой сети региональных дочерних компаний ОАО "РКС", поддерживаемых местными администрациями. По согласованию с муниципальными и региональными властями дочки "РКС" получают право на оказание коммунальных услуг, а также аренду имущества уже существующих предприятий ЖКХ.

Дочки РКС уже действуют в Ростовской, Саратовской, Свердловская областях, Республике Карелия, в Алтайском крае, в Волгоградской, Смоленской, Тамбовской областях - всего 24 региональных общества "РКС".

Учредители "РКС" - крупнейшие финансовые и промышленные компании России. РАО "ЕЭС России" и Газпромбанку принадлежит по 25 процентов акций компании. Остальные 50 процентов акций РКС распределены между пятью учредителями в равных долях: по 10 процентов акций ОАО "РКС" принадлежит холдингам - "Интеррос", "Кузбассразрезуголь", "Ренова", "ЕвразХолдинг" и "Еврофинанс". Уставный капитал РКС - 1 миллиард рублей, и на сегодняшний день полностью оплачен акционерами.

Экономика ЖКХ Экономика Недвижимость Жилая недвижимость