01.03.2004 00:40
    Рубрика:

    Корнелюк не фальшивит

    - Главное не фальшивить... Не в нотах, а в жизни, - говорит Игорь Корнелюк. - Понял одну простую вроде бы вещь: пока не врешь в жизни, не врешь и в музыке. Стоит только завибрировать, сразу начинаются "песни года", сериалы и прочая чушь...

    - А что плохого в сериалах? Они приносят справедливо оплаченную славу. Музыкой к "Идиоту" уж точно можно гордиться.

    - Музыка к "Идиоту" - это не типичная сериальная музыка. Это как кусок жизни, не имеющий никакого отношения к премиям, фестивалям. Но, кстати, именно некая цикличность, сериальность придает широкое дыхание темам, - по крайней мере, мне как автору... На юбилее оркестра, которым руководит Владимир Федосеев, один из самых великих русских дирижеров, будет сыграна моя музыка из "Идиота". И вот я сейчас превращаю эту музыку в сюиту для оркестра...

    - Почему же дурацкая это работа?

    - Да потому что приходится кое-что на слух расшифровывать, вспоминать собственные ноты...

    - Вы много сейчас пишете?

    - Как-то, обалдев от количества нот и звуков, подсчитал, что за один календарный год написал тысячу минут музыки... Сейчас начался показ телевизионного сериала "Честь имею". В этой музыке, кроме чисто киношных "стрелялок", "пулялок" и "догонялок", есть еще и песня. Она звучит от лица солдата, и в ней не должно быть сложных гармоний, - два гитарных аккорда максимум - так, как человек подыгрывает себе на гитарке... Вот это очень непросто сделать. Пришлось всю "консерваторию" запрятывать как можно дальше, чтобы образование не высовывалось... У сериала "Честь имею" режиссер Бутурлин, а продюсер - Бортко. Два очень любимых мной человека. Один тяготеет к лирике, другой больше к "милитари". А кино "про Чечню" очень просто может стать общим местом... "Уж сколько их упало в эту бездну"... Поэтому живая человеческая интонация в этой работе - самое главное для меня. Поэтому там звучит "пассакалия" - жанр трагический, катарсис.

    - Классиков цитируете. Значит, самое время поговорить о "Мастере и Маргарите"...

    - Считаю "Мастера и Маргариту" лучшим романом на русском языке. Впервые прочел "Мастера" в 19 лет. На одну ночь дали самиздатовскую копию на жуткой серой бумаге. Прочел залпом. Ничего не понял. Второй раз уже читал книгу, подаренную в Таллине, тоже почти самиздат, но уже все-таки в виде книги. С тех пор читаю каждый год. И каждый раз поражаюсь тому, что не увидел, не учуял в прошлый раз.

    - Роман написан в двух плоскостях - Москва 20-х годов и времена Понтия Пилата. Какая из них ближе?

    - Конечно, Москва! Во-первых, это читаешь, как авантюрные приключения изумительно нелепых персонажей, каждый из которых - это ты сам!

    - В переносном смысле, разумеется?

    - В метафорическом. И можно читать "Мастера" только ради наслаждения великолепием русского языка. Сколько юмора, сколько дьяволиады у Булгакова! Одна фраза чего стоит: "Степа Лиходеев пытался понять, в штанах ли он? Не понял..."! Это и Зощенко, и Чехов - одновременно. И хочется даже говорить по-булгаковски.

    - Как, например?

    - Ну, например, относись к дьяволу с усмешкой, а к юмору - со всей строгостью.

    - Могли ли в 19 лет представить, что будете сочинять музыку для этого романа?

    - Как говорится, без комментария... Это Хичкок.

    - Музыка уже начинает складываться?

    - Тут вот какая история... Лет 20 назад я написал песню на стихи Регины Лисиц, моего давнего соавтора, - "Лунная дорога". Она была сочинена как раз под очень сильным юношеским влиянием "Мастера и Маргариты". Может быть, песня эта и войдет в картину. Пока ничего не знаю, знаю, что съемки начнутся, должны начаться в мае. Как только Бортко скажет "фас" - тут же брошусь.