Новости

04.03.2004 04:00
Рубрика: Общество

Дети казармы

Сегодня Правительственная комиссия во главе с Галиной Кареловой займется армейскими воспитанниками

Время сирот

Небо в клеточку светило Саше Комякову сызмальства. Мальчишка рано остался без родителей. Ему бы в школу, а он уже получал суровые уроки беспризорщины по чердакам и подвалам. Что ждало его в такой жизни? Путь, к сожалению, известен...

Судьба улыбнулась ему добрым взглядом из-под военной фуражки. Саша, как и десяток других пацанов из приволжской Кинешмы, оказался в тамошней воинской части - бригаде химической защиты, став ее воспитанником. Там первым делом перешили рослый армейский мундир под его детские плечи. Так и носит он военную форму уже шестой год. Сегодня Саше Комякову девятнадцать лет, он - курсант Новосибирского военного института, заключил контракт на профессиональную офицерскую службу в Вооруженных Силах. Саша в своей судьбе не одинок. Десятки детей, воспитанных армией, уже выбирают самостоятельную дорогу в жизни, и в своем будущем они уверены.

Первое детское подразделение в Российской армии появилось в 1997 году. Командир 202-й зенитно-ракетной бригады ПВО Московского военного округа полковник Алексей Валов взял на воспитание в свою часть сразу двенадцать малолетних бродяжек и детей из плохо обеспеченных семей. Вскоре нечто похожее появилось и в других воинских частях.

"Российская газета" увидела в этом не блажь отдельных командиров, а новое, и весьма показательное, явление. С публикации "Дети полковника Валова" ("РГ" от 23.05.1998 г.) шестой год мы следим за тем, как институт воспитанников Российской армии становится нормой жизни Вооруженных Сил.

Опыт по воспитанию сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, накопленный армией за последние годы, изучит и оценит Межведомственная комиссия по делам несовершеннолетних при Правительстве РФ. Планируется, что ее заседание пройдет сегодня под председательством и.о. вице-премьера Галины Кареловой.

Одной из самых страшных расплат за политическую наивность, за некую перестройку без цели и конца, за сумасшедший парад суверенитетов, за скороспелые реформы и шоковые терапии стало появление в мирное время такой массы обездоленных детей, какой страна не знала даже в жуткие годы Гражданской войны. Подсчитать точное количество сирот практически невозможно. По оптимистичным оценкам, сегодня в России - до миллиона беспризорников, по пессимистичным - несколько миллионов.

Как-то незаметно армейские казармы, как во времена Великой Отечественной, вновь стали местом приюта обездоленных мальчишек. И это было почти невероятно, так как сами-то защитники Отечества нуждались в социальной защите, как никто другой. Однако факт остался фактом - в середине девяностых годов понятие "сын полка" возродилось на качественно новом уровне.

Солдатский паек - мальчишкам

И сразу возникла серьезная проблема. Воспитанники появились, а соответствующих приказов, которые закрепили бы их статус, не было. Бдительные инспекторы стали накладывать взыскания и даже финансовые начеты на командиров, кормивших сирот будто бы за счет урезания солдатского пайка. Формально финансисты были правы, хотя, по сути, такая принципиальность была издевательством над здравым смыслом. И мы об этом тоже писали, стараясь защитить взявших на себя груз ответственности командиров от охочих на взыскания начальников. Первым из государственных деятелей (за всю, считай, историю) обратил внимание на полное юридическое бесправие детей, согретых армией, а также беззащитность их командиров тогдашний председатель Правительства РФ Владимир Путин.

Досье "РГ"

14 февраля 2000 года вышло постановление Правительства РФ N 124, утвердившее "Положение о зачислении несовершеннолетних граждан Российской Федерации в качестве воспитанников в воинские части и обеспечении их необходимыми видами довольствия". 19 мая 2001 года министр обороны РФ Сергей Иванов издал приказ N 235, согласно которому статус воспитанника в армии и на флоте был наконец-то узаконен. Вскоре аналогичные приказы появились в погранвойсках и МЧС.

Стать сыном полка с того времени вполне официально могли физически здоровые дети-сироты и дети, оставшиеся без попечения родителей, достигшие четырнадцати лет. Одна воинская часть может взять не более восьми воспитанников. Перечень армейских подразделений, которым разрешается зачислять в свой состав подростков, включает части постоянной боеготовности, учебные центры, а также подразделения обеспечения учебного процесса военных институтов и академий.

К началу этого года во всех Вооруженных Силах насчитывается около четырехсот воспитанников. Больше всего их в Сухопутных войсках и ВВС, меньше - на флоте.

Милосердие по договору

У нашей газеты есть "свое" детское подразделение, с которым коллектив редакции по-настоящему сдружился: это взвод воспитанников 3-й бригады РХБЗ из Кинешмы. Вообще военные химики оказались едва ли не самыми отзывчивыми воинами России, в каждом соединении РХБЗ МВО живут и воспитываются от шести до двенадцати сирот. Детскому подразделению из Кинешмы идет уже шестой год, и на его примере вполне можно делать определенные выводы.

Процедура

Прежде чем брать на воспитание сирот, необходимо документально оформить целый ряд положений, без которых невозможно обеспечить полноценную жизнь и развитие ребенку, оказавшемуся в казарме. Где будут воспитанники учиться, лечиться, отдыхать? Грамотно оформленный договор между воинской частью и местной городской администрацией является просто обязательным документом.

По мнению майора Евгения Афонина, пять лет бывшего командиром взвода воспитанников в Кинешме, самое трудное - найти офицеров, способных не по приказу, а по своему характеру, по велению сердца, заниматься воспитательной работой с детьми. Подчас это гораздо тяжелее, чем командовать солдатами.

Другая немаловажная проблема - финансовая. Бюджет Минобороны может дать воспитанникам минимально необходимую материальную поддержку. Если же мы хотим в казенной казарме, где живут воспитанники, создать домашний уют, то без благотворительной помощи не обойтись.

Опять же пример детского взвода в Кинешме свидетельствует, что есть немало очень солидных организаций и частных лиц, в том числе зарубежных, готовых оказывать безвозмездную финансовую поддержку тем частям, в которых воспитываются сироты. Наверное, пришло время подумать над созданием координирующего органа, который занимался бы привлечением спонсорской помощи и следил за тем, чтобы без дополнительной поддержки не остался ни один детский взвод в Российской армии.

Не ясен вопрос дальнейшей судьбы тех сынов полка, которые оканчивают школу и начинают самостоятельную жизнь. Их сверстникам из детских домов государство предоставляет жилплощадь и помогает с трудоустройством. А воспитанники воинских частей фактически сразу предоставляются сами себе и могут рассчитывать лишь на доброе отношение к ним бывших командиров.

Пришло время внести коррективы в принятые документы с учетом накопленного опыта. Надо расширить перечень соединений и воинских частей, которым разрешено зачисление воспитанников, включить в него части сокращенного состава, где солдат мало, а офицеров много и казарменный фонд в избытке. Пока же получается, что 3-я бригада РХБЗ, в которой удалось создать один из лучших взводов воспитанников, до сих пор формально вне закона и на ее командира продолжают делать финансовые начеты за то, что дети питаются в солдатской столовой.

Общество Семья и дети Защита детей