Новости

После двух минут общения с художницей Мартой Каменской можно ставить безошибочный диагноз: дама благородных кровей. Осанка, поворот головы, плавная речь, спокойный голос - достоинство чувствуется во всем. Людей такой дореволюционной "породы", может быть, в Париже еще встретишь среди потомков эмигрантов первой волны. Марта живет в Москве.

Она создает модели одежды, которые даже при сегодняшнем изобилии не спутаешь ни с какими другими: шубы из шелка, похожие на сон Пьеро, свитера, связанные, как половички из разорванной зигзагом ткани, жакеты-гулаги, сшитые, как натуральные лагерные, но из дорогого черного шелка, драгоценные пиджаки, будто позаимствованные из петровского зала Эрмитажа... Про свои дворянские корни Марта говорит лишь у фотографий ушедших в небытие родных через паузы: "Да, мама была дворянкой... Дед в белой гвардии был... Прадед священником служил... Родственниками Сикорскому приходились..."

В ее туалетах получают ордена из рук Президента, приходят на прием к английской королеве, ужинают у Валентино, дирижируют оркестрами и получают "Золотых орлов". В столичных богемных кругах ее имя и стиль хорошо известны - ни один великосветский прием не обходится без костюмов "от Марты". Среди ее постоянных клиентов - Галина Вишневская, Алла Демидова, Нина Русланова, Лариса Латынина... Но сама Марта никогда не делает различий между звездами и простыми смертными. Для нее каждая женщина талантлива и неповторима.

- Насколько часто за новым образом к вам приходят актрисы? Или они ищут в одежде подтверждение своим настроениям?

- Актрисы обычно исходят от своего уже сложившегося образа. Предположим, Галина Вишневская не один раз говорила: "Я русская, мне нравится русский крой, я хочу носить русскую одежду, чтобы это было ощутимей", - тем более что много времени она проводит во Франции. И ее младшая дочь Лена именно потому, что живет во Франции, хочет, чтобы все видели, что она считает себя русской. Когда Елена пришла к нам в салон впервые, она провела у нас 6 часов, купила 30 вещей за раз. Интересно, что когда мы мерили очередной костюм и встал вопрос, что его надо укоротить, то расстояние измерялось не сантиметрами, а октавами, - здесь на октаву шире, здесь на октаву уже...

- А как держится сама Галина Вишневская?

- Галина Павловна, конечно, царственная женщина. И в то же время очень проста в общении, деликатна. Она любит яркие цвета. У нее цыганская кровь, и ей нравится некоторая цыганщина в нарядах... Ее любимая вещь - жакеты. А еще было очень приятно, что на своем юбилее она была в нашей шелковой шубе.

- Я знаю, что и Мстислав Ростропович на своем юбилее дирижировал в Баку тоже в вашей рубашке.

- Это была косоворотка со стойкой и с большими рукавами, немножко напоминающая рубашки середины XIX века, такие, в которых писали письма перед дуэлью... Однажды я пришла домой к Галине Павловне на Остоженку и застала Ростроповича. Он вышел в халате кимоно. Добродушный, улыбчивый, обаятельный! И сразу мне говорит: "Я очень хочу именно такую рубашку, чтобы она была из натуральной ткани. Знаете, когда дирижируешь, то не должно быть жарко. Вот у меня есть один костюм, я вам сейчас покажу - он не мнется, я везде с ним езжу..." Пошел куда-то, принес костюм, Галина Павловна говорит: "Да не надо, Слава". - "Нет-нет, я вам покажу, костюм замечательный..." Он очень располагает к себе. А она гордая, царственная, знает себе цену. Но у меня не было случая почувствовать, что Галина Павловна заставляет соблюдать дистанцию.

- А другая ваша клиентка - Нина Русланова к чему стремится? По своей фактуре она русская женщина, и, наверное, ей не надо поддерживать этот образ одеждой.

- Нине Ивановне Руслановой нравятся лоскутные вещи, шелковые свитера, на которые идет 10-12 метров натурального шелка. Мы не ленимся, рвем шелк на полосочки и потом спицами вывязываем... Нина Ивановна настолько сама по себе самобытна и органична, что, по-моему, даже не задумывается насчет образа. Она просто хочет выигрышно выглядеть в одежде, как и любая женщина. Она сама по себе - это и есть ее образ.

- А что Алла Демидова любит?

- У Аллы Сергеевны бесконечное количество душегрей. Она любит не шить на заказ, а покупать уже готовые вещи.

- Исходя из вкусов наших актрис, можно ли вывести общую тенденцию, сделать модный прогноз, что женщинам носить? Вы ведь разрабатываете три направления: лоскутная техника, русский стиль и русский модерн...

- Когда я делаю модели, думаю о том, чтобы это не модель была красивая, а женщина. Так, наверное, все модельеры говорят, что одежда должна скрывать недостатки и подчеркивать достоинства. Уверенные в себе женщины меньше обращают внимание на мелочи в одежде, которые могут помочь им в жизни. А я, предположим, постоянно конструирую карманы, потому что не всегда знаю, что будет с моими руками, куда мне их деть. Или разрабатываю длинные юбки, потому что убеждена, что даже самые красивые ноги выглядят заманчивее, если они где-то там случайно мелькнут... Потом шали, которые помогают закрыться в сложный момент. От одежды должна мощная поддержка идти. А чем еще загородиться?

- Макияжем.

- Но макияж, напротив, подчеркивает, он не скрывает женщину. А одежда как раз позволяет быть самой собой. Что касается советов, что женщинам носить... Важно, чтобы женщина была внимательна к себе, определила себя и в соответствии с этим одевалась. Мода всех нивелирует. А для женщины, по-моему, главное - проявить свою индивидуальность.

Когда я вижу на московских улицах пончо с острыми углами или яркие индийские орнаменты, отмечаю, что все-таки это как-то дико смотрится среди московской архитектуры.

- Как соотносится возраст с модой?

- Свой стиль находишь с годами. Не стоит бояться экстравагантности. Женщина в возрасте, одеваясь оригинально, делает это не потому, что хочет кого-то удивить, - она просто такой себя видит. В элегантном возрасте можно позволить себе слегка уйти в фольклор - за долгую жизнь мы больше понимаем наш национальный характер. На сколько лет я себя ощущаю? Слова моей свекрови вспомнила: "Я все чаще замечаю, что самая старая в компании..." Но, к стыду своему, должна признаться, что чувствую себя совершенно юной... Из-за немецкого имени у меня было много комплексов - после войны во дворе меня все дразнили, и я росла очень застенчивой. До 35 лет глаз не могла поднять, руку стеснялась протянуть. Поэтому сейчас, когда я, наконец, хоть это преодолела, стала спокойнее относиться к себе. Чего не могу, того не могу. Зато открыла в себе такие возможности, о которых и не догадывалась...

- Вы согласны с тем, что модельер шьет потенциально на себя?

- Не знаю, как модельеры-мужчины, но женщины довольно часто это делают. Я, во всяком случае, первый экземпляр всегда примеряю на себя, выхожу на улицу и смотрюсь во все витрины и в глаза прохожих, как на вещь реагируют женщины в толпе. Ведь мне хочется, чтобы моя одежда шла не только прекрасным манекенщицам, но и женщинам моего плана, возраста, которые работают, ходят с сумками. Ну а я сама себе манекенщица. По-моему, очень женское качество воспринимать все через себя. Мужчины отвлеченнее мыслят, а мы больше актрисы в жизни. Женщина постоянно ставит себя на место другого. В моей студии образовался как бы женский клуб - столько судеб проходит передо мной, столько сюжетов для Людмилы Петрушевской и Татьяны Толстой! Когда слушаешь женские истории, понимаешь, что каждый мужчина - он сам по себе, твердо стоит на своих позициях, а женщине - любой, даже очень независимой, приходится подстраиваться. Мы, как психологи, больше разбираемся в жизненных ситуациях. Когда при разговоре с мужчиной возникает проблема или конфликт, удивляешься: даже самый умный всегда смотрит только со своей колокольни. Вы не заметили? А женщина гибче, если поставит себе задачу все-таки прийти к истине. Это так глубоко в ней заложено. И поэтому женщина-модельер сначала все на себя примеряет. Хотя бы в мыслях, а потом других представляет в этой одежде. Если бы я была мужчиной и не старалась следить за собой, оставаться женщиной в любом состоянии и возрасте, мне труднее было бы делать модели. Но я такую философию развела...

- Марта, а какие-нибудь фамильные драгоценности у вас сохранились?

- Мои драгоценности - старинные лоскутки. (Показывает на стопку различных по ветхости тканей. - Ред.) Лежат, ждут своего часа. Вот эти бархатные фрагменты со стеклярусом - начала ХХ века, а эта тряпочка с золотым шитьем и фигурно вырезанной чешуей - XIX века. Я с них технику беру. Что-то нахожу в антикварных магазинах - старушки несут... А здесь уже узор из книги Фаберже - мотивы использовала. Что-то взяла с иконы Николая Угодника - стояла перед ней, квадратики срисовывала.

- За основу вы берете русский крой и стиль...

- Псевдорусского, яркого, широкого, словом, того, что можно носить только с кокошником на голове, вы у меня не найдете. Русские мотивы я выполняю в пастельных серых тонах - цвета идут от Серебряного века. А русский крой я очень люблю - крой русского сарафана и душегреи с силуэтом, расклешенным от груди и лопаток. Стиль лебедь. Идет практически всем.

- Как русский стиль, идущий в основном от деревенских традиций, приживается в городе?

- За русскими сарафанами в стиле модерн, как у Билибина, Бакста, ко мне духовенство приходит. Во Франции, Америке их носят с удовольствием, а у нас пока робко. И в деревнях теперь, увы, все ходят в одежде городской и некрасивой... Я городская жительница, но в деревне всегда с интересом наблюдаю за русскими женщинами, хотя бы как они платок повязывают. И, когда оказываюсь там, всегда спрашиваю, не осталось ли чего-нибудь из старого. Но свое обычно не ценят, говорят, выбросили давно...

- В советское время вы подолгу жили в Париже. Когда вы там выставлялись в последний раз?

- В прошлом году в городе Ди на юге Франции проходил фестиваль, посвященный Москве. Это курортный город, там каждый год устраивают фестиваль какого-нибудь города или страны. Меня пригласили, предоставили выставочный зал, устроили необычное дефиле - один день все женщины города Ди (такие, которым подошли мои наряды) вышли на центральную площадь, и все ходили по улицам в моих костюмах... А без коллекции последний раз я во Франции была в декабре.

- Из вашей последней поездки в Швейцарию вы много идей привезли?

- Цюрих - город странный. Там абсолютная экологическая чистота, прозрачные воды, в которых нельзя ловить рыбу, чтобы не нарушать флору и фауну. Впечатление такое, что даже мух нельзя убивать... Чистый воздух, бесшумные лифты, по городу ездят только трамваи, потому что это экологически чистый транспорт. Старики, кажется, живут по сто-двести лет. Там говорят: у нас вообще не умирают. Медицина на высочайшем уровне, все сделано так, чтобы человек жил бесконечно... Все тихо, спокойно, все разговаривают вполголоса, никакой музыки на улицах. Уж слишком все устроено. Цюрих не дает толчка для творчества.

- А Париж?

- Париж - безусловно. Его ночная жизнь, целые улицы моды - сплошь шикарные дома моделей... Некоторые идеи мне дает Запад, а за тканями я на Восток езжу. Сейчас вообще много внимания обращают на Восток, оттуда идут фасоны, но я выбираю более скромный фольклор, который ближе к нашим традициям... И индейская, негритянская мода для нас скорее экзотика. Когда я вижу на московских улицах силуэт пончо с острыми углами или яркие индийские орнаменты, отмечаю, что все-таки это как-то дико смотрится среди московской архитектуры.

- А на ваше состояние архитектура влияет?

- По-моему, очень. Я вообще считаю, что архитектура к моде подходит очень близко. В архитектуре много линий, которые повторяются в одежде. Например, стиль модерн - это же кладовая идей...

- Мы подошли с вами к теме русского модерна. Вы его развиваете в своем творчестве. Более того, мне кажется, что вы вообще живете по правилам русского модерна, нежели по законам современного общества. У вас дома в отдельно взятой квартире царит Серебряный век. И дело не в изломанных линиях интерьера, а в атмосфере. Кажется, так говорили, так думали, так вели себя дамы Серебряного века...

- Не знаю, на себя трудно со стороны посмотреть...

- Тогда давайте посмотрим со стороны на других. На какие детали вы прежде всего обращаете внимание, чтобы составить представление о женщине? Что для вас показательно: прическа, туфли, сумка?

- Я расскажу следующую историю. Однажды, когда я подъезжала к Парижу, какая-то женщина, уже не молодая, стояла в тамбуре. Курила, смотрела в окошко, а у нее на лице было необыкновенное выражение какого-то радостного ожидания: приближается Париж... В чем она была, я уже не помню. Но ее глаза никогда не забуду. Так что женщину прежде всего характеризуют выражение лица и взгляд.

- Марта, скажите, а сильно ли отличается взгляд женщин работающих от взгляда тех, кто занимается только собой?

- ...Мне интереснее шить именно для работающих женщин. Большая часть времени у меня самой идет на заработок. Конечно, жалко времени, которое могло бы быть потрачено на творческую работу, но кто об этом не жалеет. С другой стороны, я иногда думаю, хорошо, что мне надо зарабатывать деньги, ведь сколько есть скучающих дам, которые не знают, куда себя деть. Я вижу, как они мечутся. Женщины по своей природе - неспокойные существа, они не могут, как мужчины, сидеть на пенсии и смотреть телевизор. Им обязательно нужно к чему-то стремиться. Или женщине нужны перемены в личной жизни, или она впадает в такое состояние, когда говорит: я хочу сама не знаю чего. Но нам с вами, я думаю, такая неуспокоенность не грозит...