Новости

05.03.2004 02:00
Рубрика: Общество

"Отметай все слухи и болтовню, как сор..."

Известный режиссер Юрий Кара начал съемки телесериала "Любовь к тебе, как бедствие" о жизни и любви известной актрисы Валентины Серовой. Фильм будет представлен на суд зрителей в следующем году - в шестидесятилетие победы в Великой Отечественной войне. Один из спорных и уже сегодня вызывающих возражения сюжетов фильма - роман актрисы с маршалом Константином Рокоссовским. Внук маршала, тоже Константин и тоже Рокоссовский, в эксклюзивном интервью "РГ" впервые опровергает этот эпизод из жизни популярной актрисы и своего легендарного деда.

- Константин Вильевич, в биографии каждого известного человека есть темные пятна. И каждый биограф стремится трактовать их по-своему. Вот так произошло и с историей взаимоотношений Валентины Серовой и вашего деда. Теперь она в новой интерпретации всплывет в картине Юрия Кары. Вы можете предположить, насколько близким к истине будет фильм?

- Насколько мне известно, соавтором сценария выступает Наталья Пушнова, автор книги о Валентине Серовой. Книгу эту я читал, и фильм, который из нее получится, мне, мягко говоря, не симпатичен. Во всяком случае, та его часть, которая посвящена Рокоссовскому. Пушнова все время ссылается на других людей: мол, не знаю, правда ли это, но мне говорили. Поэтому к автору книги претензий вроде бы быть не может - она все рассказывает с чужих слов. Но вы сами понимаете, что в фильме не может быть таких недомолвок. Режиссер не выскочит на сцену и не заявит в камеру: "Следующий эпизод мы знаем по слухам и вообще ни в чем не уверены, так что не воспринимайте его всерьез. Возможно, что всего этого никогда не было". А ведь летописцы этой чудесной истории не удосужились даже поинтересоваться биографией маршала. Ручаюсь вам, что если бы Наталья Пушнова (я буду ссылаться на ее книгу, так как именно она собрала все слухи об этом романе) поинтересовалась жизнью Рокоссовского, она удивилась бы тому, насколько не соответствуют фактам рассказы "наперсников влюбленных".

- Факты - вещь упрямая. Вы считаете, что Наталья Пушнова не всегда следует этой истине?

- Итак, факты. Если взять книгу о Валентине Серовой, а она, повторю, наиболее полно отображает предполагаемую картину, история получается приблизительно такая: "Рокоссовский получил осколочное ранение в бою под деревней Сухиничи 8 марта 1942 года. Его срочно доставили в полевой госпиталь города Козельска и оттуда - в Москву. Рана оказалась тяжелая - повреждены легкое и позвоночник". Все это правда.

Красавица актриса с бригадой приезжает подбодрить находящихся на излечении военных. Такое действительно было.

Она заходит в палату Рокоссовского и... любовь с первого взгляда. Влюбленным ничто не мешает. Актриса относительно свободна, генерал - относительно тоже. Его семья в далеком 41-м пропала без вести, и Серова помогает ему забыться. Цитирую: "В Москве еще лежал снег, и Рокоссовский ждал сообщений о жене и дочери, ждал каждый день и не терял надежду, что они не в плену". А вот тут начинается вымысел. На самом деле семья Рокоссовского никуда не пропадала, а спокойно жила в Новосибирске, ожидая, когда он сможет перевезти жену с дочерью в Москву. В семейном архиве сохранилась справка начальника штаба 16-й армии от 30 сентября 1941 года, которая подтверждает, что Рокоссовская Юлия Петровна вместе с дочерью Адой Константиновной Рокоссовской проживает в городе Новосибирске по ул. Добролюбова, 91.

Но вернемся к книге. Там события разворачиваются стремительно. На следующий же день после знакомства в госпитале Константин Константинович посылает своего шофера за Серовой прямо в театр. Но единственный шофер Рокоссовского, который безотлучно находился при генерале с начала войны и был при нем в госпитале, - Сергей Иванович Мозжухин утверждает, что никогда не привозил Серову к Рокоссовскому. Он рассказал мне другую историю: в день знакомства Серова пригласила Рокоссовского в Большой театр, разумеется, когда он пойдет на поправку. Деду это было приятно, что греха таить, все-таки известная актриса! И спустя какое-то время они туда действительно поехали. В театр они зашли вдвоем с водителем со служебного входа, нашли указанную в пропуске ложу. Серова села рядом с Рокоссовским. На неожиданную пару, разумеется, смотрел весь зал, и генералу было неудобно под пристальными взглядами театральной элиты. Кончился спектакль. Из театра Рокоссовский вышел вместе с Сергеем Ивановичем. Сел в машину и вернулся в госпиталь. И пошли по Москве слухи.

- И больше Серова в госпиталь не приезжала?

- Почему же, приезжала. И совершенно напрасно. Светлана Павловна Казакова, вдова маршала артиллерии Казакова, который был в 1942 году командующим артиллерией 16-й армии и одновременно - лучшим другом дедушки, рассказывала: актриса как-то приехала в госпиталь еще один раз. Это было в начале мая, и бабушка уже была в Москве. Серову к генералу не пустили. Одно дело актриса, которая участвует в концерте, другое - посетитель. Ее не ждут. Она попросила разрешения поговорить с его женой. Юлия Петровна вышла. Серова призналась, что питает симпатию к генералу. Бабушка искренне посоветовала ей выбросить это из головы. Все понятно - герой, романтика, но в жизни все прозаичнее.

- Вы ссылаетесь на очевидцев. А Наталья Пушнова в своей книге цитирует сестру летчика Серова Агнию, которая видела Рокоссовского в квартире у актрисы.

- В своих воспоминаниях Агния Серова опровергает себя. Она утверждает, что встретила генерала у Серовой ранней весной 42-го года. Но в марте Рокоссовский был ранен, врачи боролись за его жизнь. Самостоятельно передвигаться генерал смог только в мае. А выписался он из больницы 22 мая - это уже поздняя весна. Скорее всего Агния Серова слышала где-то историю о том, что он якобы жил у Серовой. В любом случае пусть это остается на ее совести.

- Так Рокоссовский все же жил у Серовой?

- Да что вы... Во многочисленных легендах говорится: после выписки из больницы генералу предложили остаться на некоторое время в Москве и подлечиться. У него, как утверждают, не было в столице жилплощади, и он якобы несколько месяцев жил у Валентины Серовой. Цитирую Наталью Пушнову: "Врачи рекомендовали некоторое время отдохнуть в домашних условиях. Правда таковых в Москве у генерала не имелось. Зато у Валентины на Малой Никитской было целых две квартиры. Они условились, что он поселится в верхней, Валиной, а сама Валентина поживет пока в маминой, на первом этаже". Но на самом деле за месяц до его выписки из госпиталя Мосгорисполком, учитывая заслуги Рокоссовского при обороне Москвы, выделил ему квартиру на улице Горького, куда в апреле 1942 года переехали жена и дочь. Читаем книгу дальше: "Роман продолжался недолго, месяца три. Они ничего не скрывали, не прятались". Однако генерал, и это легко проверить, был на фронте уже через три дня после выписки. В нашем семейном архиве сохранилась справка из госпиталя о том, что 22 мая 1942 года он был выписан. В послужном списке маршала, в приказах и архивных документах значится, что 25 мая он прибыл на фронт. Этого же числа он пишет в письме жене и дочери: "Милые и дорогие мои Люлю и Адуся! Прибыл на место благополучно. Чувствую себя хорошо. Тоскую безумно. Как-то становится больно, что обстоятельства не позволили мне провести с вами более продолжительное время..." И это, кстати, подтверждает, что несколько дней перед фронтом он провел не у актрисы, а в новой квартире с женой и дочерью. Он не видел их почти год, с 22 июня 1941, когда во главе 9-го мехкорпуса выступил в боевой поход. Так что сами понимаете, нужды жить у Серовой не было. Времени тоже. Да и желания, если честно.

- А про желания у вас тоже есть документы из семейного архива?

- Нет, но я верю своей маме - дочери маршала Рокоссовского. Вообще в семье разговор на эту тему заходил очень редко. Однако, когда я заинтересовался этим вопросом, мать отрезала: "Серова выдумала все это сама!" Мне бы не хотелось обидеть потомков актрисы. Возможно, у нее были на то причины, однако в нашей семье эту историю вспоминали с горечью. Злые языки, как говорится, страшнее пистолета, и бабушке пришлось тогда нелегко. Мама рассказывала мне, что маршал, по его же собственным словам, не питал большой симпатии к Валентине Серовой. Их встреча не произвела на него впечатления. И он сначала не понял, что ту галантность, которой Рокоссовский был известен, актриса истолковала по-своему. Думаю, что прозрел он только тогда, когда кто-то из знакомых пересказал слух о его романе с Серовой. Он сразу сел за перо. Написал жене, чтобы держалась, не переживала: "Я знаю, что тебе будет трудно, так как всяких слухов и сплетен не оберешься. Причиной этому является то обстоятельство, что многим стало просто лестно связать мое имя с собой. Отметай все эти слухи и болтовню, как сор". Это было спустя две недели после возвращения на фронт. Бабушка знала, что все это неправда, что после госпиталя он был дома, а не у Серовой, что во время лечения она, а не актриса сидела у изголовья больного, но все равно приятного мало.

- А сам Рокоссовский рассказывал об этом дочери?

- По рассказам деда, Серова действительно писала ему письма, один раз приезжала с артистами в его войска. Тогда она настаивала на отдельном выступлении со своей бригадой в штабе фронта. Шел 43-й год, обстановка была напряженная, и он отказал. Да и на фронт артистов пустили только потому, что генерал понимал: людям нужно хоть на мгновение отвлечься от войны, и лишить солдат небольшого концерта, да еще и с участием той, которая "умела ждать, как никто другой", он не мог. В качестве командующего Рокоссовский был предельно гостеприимен, и только. Кстати, когда я спросил у одного из сослуживцев деда, приезжала ли на фронт Валентина Серова, тот ответил: "А как же? Приезжала. И не только Серова. Многие артисты приезжали". На мой вопрос, приезжала ли она к Рокоссовскому, ветеран обиделся: "Почему к Рокоссовскому? К нам ко всем приезжала. Поднимать боевой дух". Потом он понял, почему я спрашиваю: "Ах, ты об этом? Вздорная болтовня! Такие слухи распускают те, кто тогда не был на фронте".

Люди из окружения Рокоссовского, и прежде всего военные, с удивлением слушали рассказы о мнимом романе и искренне смеялись. Все-таки командующий все время на виду, и его личная жизнь, уж поверьте, была известна его сослуживцам. Она, кстати, не была такой безоблачной, святым мой дед не был, тем более война... Он встретил одну женщину - военврача Галину Таланову. Она была с ним всю войну, родила дочь. И его семье, и соратникам все это было известно. Знали они также, что Рокоссовский разрывается между двумя любимыми женщинами, одна из которых рядом с ним переносит фронтовые невзгоды, а другая ждет его дома. Она ждала его всегда - и когда он сидел в "Крестах" по ложному обвинению, и когда ушел на фронт. Валентине Серовой места в этом любовном треугольнике не было. И можно себе представить, как не ко времени и не к месту была эта известная актриса со своей известной любовью.

- А что стало с письмами, которые актриса писала Рокоссовскому?

- Об этом лучше спросить у потомков Валентины Серовой. Светлана Павловна Казакова рассказывала мне, как старший сын Казакова Виктор, служивший в штабе артиллерии Центрального фронта, по поручению Рокоссовского лично отвозил Серовой записку, в которой тот просил больше не писать ему, а также пачку ее писем. Они были даже не распечатаны. Серова сама открыла дверь. Прочитала. Сказала: "Я сейчас напишу ответ". "Никаких ответов не нужно - у меня приказ".

Кстати, с письмами у писательницы Натальи Пушновой вышел курьез. В своей книге она пишет: спустя пару месяцев после окончания "романа" Серова получила письмо от жены Рокоссовского. В конверте была фотография актрисы с сыном, которую та когда-то якобы подарила Рокоссовскому, и записка с пожеланиями удачи и творческих успехов. Она была подписана Верой Рокоссовской. Представляю, каково будет удивление Натальи Пушновой, если она заглянет в официальную биографию Рокоссовского. Он всю жизнь был женат на одной женщине. И жену его, мою бабушку, звали Юлия. Думаю, что не ошибусь, если скажу, что за все время существования семьи Рокоссовских в ней вообще не было ни одной Веры.

- Константин Вильевич, вы можете рассказать еще какие-нибудь курьезы?

- Еще одна ошибка, которая часто встречалась мне в разных СМИ, - это романтическая история о том, как в 1949 году перед отъездом маршала Рокоссовского в Польшу в качестве министра обороны актер Павел Шпрингфельд видел его под окнами у Серовой. Причем Серова якобы поспорила, что в пять часов там будет стоять военный, которого Павел узнает. То есть это был не единичный случай. Если внимательно прочитать биографию маршала, то становится ясно, что Павел Шпрингфельд что-то перепутал. Дело в том, что с июня 1945 года до своего назначения министром обороны Польши маршал командовал Северной группой войск, которая размещалась на территории Польской Народной Республики. И пафосный отъезд в сорок девятом в Польшу на самом деле был элементарным переездом из Легницы в Варшаву. То есть стоять под окнами у Серовой маршал мог бы только в том случае, если бы она проживала в польском городе Легница. Так же можно развенчать и другие мифы.

- А с Константином Симоновым Рокоссовский общался?

- Да. Дед очень уважительно относился к Симонову, любил его стихи. Книги поэта с дарственными надписями занимали почетное место в книжном шкафу в его кабинете. Они много раз встречались на фронте. После возвращения деда из Польши Симонов часто приглашал его на встречи с фронтовиками. О поэте дед всегда отзывался с уважением и питал к нему искреннюю симпатию. Это уже и я помню. И, насколько мне известно, Симонов тоже хорошо относился к деду. Не думаю, что, если бы роман с Серовой был реальностью, Рокоссовский нашел бы в себе силы общаться с ее мужем. Он был очень стеснительным человеком, ему все было "нехорошо", "неудобно". И в такой неловкой ситуации я не могу его представить.

- Константин Вильевич, ожидается, что фильм о Валентине Серовой выйдет как раз к шестидесятилетию победы в Великой Отечественной войне. Он еще раз подчеркнет, что Рокоссовский был обыкновенным человеком, не чуждым любви. Пусть это выдумки, но это очень красивая романтическая история. Почему она вам так не нравится?

- По многим причинам. Прежде всего ужасно неприятно мне было читать, что моя бабушка якобы попала на прием к Сталину и пожаловалась ему, что у Рокоссовского, мол, роман с актрисой. Бабушка прекрасно знала, что никакого романа не было. И если бы она действительно попала на прием к Сталину, то скорее попросила бы защитить честь полководца и его доброе имя. Если такой эпизод появится в фильме, то это уже не романтическая история, а просто оскорбление памяти моей бабушки, которая по определению не была способна на такие поступки.

Да и вообще история эта вовсе не так безобидна, как может показаться. Каким предстает в свете всех этих россказней Рокоссовский? Этакий лихой ловелас, повеса. Не успел прийти в себя от ран, как тут же влюбился как мальчишка, да еще и наврал возлюбленной, что семья в оккупации. Нежился в ее объятиях несколько месяцев, пока вверенные ему войска громили врага почем зря. Потом жена прознала и устроила скандал, причем на высшем уровне. Он испугался, сбежал от любовницы, и не куда-нибудь, а на фронт. Но совсем ее не бросил, находил моменты между боями, чтобы пересечься накоротке. Этакий поручик Ржевский в генеральских лампасах. Надо абсолютно не знать Рокоссовского, не понимать его характера, не учитывать происхождения и воспитания, чтобы додуматься до такого. Я, к сожалению, не читал сценарий, но если там действительно присутствует Рокоссовский, если все мифы, которые представлены в книге Натальи Пушновой, будут экранизованы, то мы, конечно, не сможем закрыть на это глаза. Но пока остается надеяться, что режиссер и сценаристы постараются следовать исторической правде. А люди будут вспоминать о моем деде, как о полководце, а не как о герое-любовнике. Ведь реальные боевые подвиги Рокоссовского были значительно важнее, чем вымышленный роман со звездой советского кино.

Общество История Общество Ежедневник Стиль жизни
Добавьте RG.RU 
в избранные источники