Новости

05.03.2004 06:00
Рубрика: Происшествия

Спасти экспедицию

Дрейфующая научная станция "Северный полюс-32" терпит бедствие

Я употребляю слово "неожиданно", потому что все случившееся не вписывается в те представления о норове Ледовитого океана, которые были накоплены поколениями исследователей. Станция сейчас находится примерно в 600 километрах к северо-западу от Шпицбергена в открытом океане. Ее окружают поля прочного многолетнего пакового льда. И вот в среду, примерно в 17.20 по московскому времени, эти ледовые массивы под воздействием каких-то неведомых сил пришли в движение, началось мощное торошение, которое в считанные минуты смяло почти весь поселок. Такие мощные и грозные подвижки если случаются, то обычно вблизи земли или крупных айсбергов, а тут открытый океан. Загадка...

Спустя два часа я разговаривал по спутниковой связи с начальником станции и по совместительству врачом Владимиром Кошелевым. Мы с ним за этот год регулярно перезванивались, и я уже привык к тому, что на вопрос, что новенького, мой старый товарищ меланхолично отвечал: "Все по плану". И на этот раз его голос был по обыкновению спокоен, однако поведал "начальник полюса" о событии просто сенсационном.

-Мы спокойно занимались своими делами, в основном связанными с подготовкой к эвакуации станции. 15 марта из Мурманска должен был выйти ледокол, а 20 марта мы ждали его у себя. Паковали ящики, разбирались со снаряжением, материалами. Одиннадцатимесячный дрейф завершался без приключений.

Правда, днем "задышала" старая трещина в районе лагеря: сначала она разошлась, потом сошлась, но в этом ничего особенного нет. И вдруг крик: "Сильное торошение!" Я едва успел выскочить наружу из своего сборно-щитового домика, смог взять с собой только самое необходимое. И на моих глазах домик был смят, ушел под лед. То же самое случилось с тремя другими домами, в которых находились дизельная, кают-компания, камбуз. Ребята выбежали наружу, кто в чем был. Слава богу, никто не пострадал.

Вслед за первым ударом минут через пять последовал второй. Ты же знаешь, я много лет зимовал в Арктике, но таких торосов прежде не видел - гигантский вал. Он наползал на нас и сокрушал все на своем пути. Мы лишились двух тракторов, снегохода, почти всех припасов. 90 процентов всего оборудования и снаряжения пропало. Успели буквально выдернуть полмешка рыбы, оленью ногу и мешок манки.

Когда торошение прекратилось, мы с удовольствием обнаружили, что два дома остались целыми. Пока целыми. И два японских аварийных движка. И бочки с топливом. Так что тепло есть. Каша есть. Связь есть. Знаем, что в беде нас не оставят.

-Это случилось в темноте? И какая погода сейчас на станции?

- Нет, было достаточно светло, полярная ночь уже отступает. В последние дни сильно потеплело - до минус 20 градусов, хотя еще позавчера было минус 40.

На этом деликатный Кошелев, тысячу раз извинившись, попрощался: "Надо ребятам помогать. Уже темно, а мы должны еще раз окрестности внимательно осмотреть, собрать все, что уцелело. Спать-то сегодня не придется".

Да, теперь им будет не до сна. Двенадцать полярников в двух крохотных домиках, а над ними грозно нависает ледяной вал. Если он опять стронется с места, то погребет под собой и эти хилые сооружения. Что тогда станет с людьми? В Арктике трудно загадывать, но я склонен верить в благополучный исход этой драматической ситуации.

Во-первых, и сам Кошелев, и почти все его товарищи - опытные зимовщики, попадавшие в разные переделки. Владимир Семенович много лет работал на острове Врангеля, дрейфовал на разных "СП". Даже если стихия разрушит оставшиеся дома, люди смогут продержаться несколько дней на льдине, пока не придет помощь.

Кстати, на помощь им спешит основатель этой станции, ее главный опекун Артур Чилингаров. Вице-спикер Госдумы уже через полчаса после ЧП создал оперативный штаб по организации спасательных работ. В пятницу из Архангельска вылетит тяжелый вертолет Ми-26, который возьмет курс на Мурманск, Шпицберген, а оттуда - на "СП-32". Возможно, для подстраховки будет задействован и самолет Ан-74, который также приземлится на Шпицбергене.

Герою Советского Союза Чилингарову не впервой проводить такого рода операции. Свою Звезду он получил за спасение затертого льдами судна у берегов Антарктиды. А свой арктический стаж ведет с комсомольско-молодежной "СП-19", которую 35 лет назад тоже изрядно поломало в Ледовитом океане. Та станция располагалась на так называемом "ледяном острове", то есть на крупном айсберге, толщина которого была более 30 метров. Все равно размолотило на куски.

Ломало и почти все остальные льдины, где селились полярники. Первую "папанинскую" станцию дрейф вынес в Гренландское море, и четверку героев пришлось экстренно выручать с помощью ледоколов. Станция "Северный полюс-7" раскололась в день своего торжественного открытия. Льдина с "СП-5" за время дрейфа ломалась 25 раз. Такова, увы, специфика этого "бизнеса".

Но стоит ли тогда овчинка выделки? Надо ли было России после 12-летнего перерыва возвращаться в высокие широты? Напомню: персонал "СП-32" был десантирован на заранее подобранную льдину севернее Новосибирских островов в апреле прошлого года. На финансирование этой эпопеи государство не выделило ни копейки - все расходы взял на себя своеобразный консорциум из спонсоров. Для нашей арктической науки это событие было знаковым: оно означало возвращение к фундаментальным исследованиям приполюсных районов, то есть той сферы, где российские приоритеты всегда были бесспорны.

За 11 месяцев станция проделала затейливый путь по океану протяженностью более 2750 километров и сейчас находится в малоисследованном секторе Арктического бассейна. Артур Чилингаров считает, что эксперимент полностью себя оправдал. В ходе дрейфа ученые сделали уникальные наблюдения. Буквально полмесяца не дожила дрейфующая обсерватория до своей плановой эвакуации на Большую землю.

"РГ" будет следить за развитием событий на Северном полюсе.

Происшествия ЧП Стихийные бедствия