Новости

10.03.2004 05:13
Рубрика: Власть

Горизонтальная вертикаль

Первыми действиями Путина было создание "вертикали власти", подчинение "разболтавшихся" регионов Москве. Однако, как мне кажется, было бы неверно думать, что эта работа закончена. Напротив, на втором сроке Путина построение этой "горизонтальной вертикали" продолжится с новой силой - хотя, очевидно, в новых формах.

В России сохраняется "золотой фонд", костяк губернаторов и президентов, которые безраздельно правят в ряде важнейших регионов вот уже более 10 лет, многие с 1991 года, а подавляющее большинство остальных губернаторов и президентов были избраны в 1996 году и только единицы - после 2000 года, то есть при Путине.

Конечно, все эти губернаторы и президенты - люди, лишенные политических амбиций, абсолютно далекие от публичной политики. О возможности организованной губернаторской фронды можно забыть после реформы Совета Федерации. Губернаторы, входят они в "ЕР" или нет, - люди совершенно беспартийные, сверхлояльные по отношению к Президенту и Правительству, словом, те самые "крепкие хозяйственники". Проблема лишь в том, что многие из них слишком уж крепкие.

Это вполне естественно, иначе и быть не могло. Возглавлять по 12-10-8 лет огромные территории ("равняется четырем Франциям"), так или иначе участвовать в создании русского капитализма, в приватизации всей гигантской собственности, находящейся на их земле, - вот удел наших губернаторов. И дело вовсе не в размерах личного состояния. Если судить по декларациям об имуществе, представленным в ЦИК, только президент одной из республик и губернатор одного края могут считаться по-настоящему богатыми людьми. Правда, губернаторы не указывают сведений об имуществе своих родных и близких, но дело, повторяю, не в этом.

Губернаторы, за редчайшими исключениями (считается, что одно из таких исключений - Башкортостан), никогда не контролировали (по крайней мере их контроль не был решающим) крупнейшие, федерального масштаба, предприятия (нефть, газ, энергетика, металлургия, ВПК), расположенные на их территориях. Эти предприятия, как правило, входят в вертикально интегрированные ФПГ, с руководством в Москве. Разумеется, владельцы ФПГ поддерживают хорошие отношения со "своими" губернаторами - но не более того.

Однако у местного руководства были и остаются свои "законные" сферы интересов. Строительство, недвижимость, торговля, коммунальное хозяйство, местные банки - вот конгломерат, который в реальных российских условиях находится под контролем местной администрации. В этом смысле главы регионов могут считаться "естественными монополистами". Перевод платежей из "уполномоченных банков" в казначейства отчасти поколебал эту монополию, но основа ее осталась. Эта основа выражена крылатой фразой "ты на чьей земле живешь?!" (строишь, торгуешь и т.д.). И одна из главных задач Правительства Путина-Фрадкова - провести постепенную реструктуризацию вот этих "естественных монополий". Одним из элементов этой реструктуризации должна стать реформа ЖКХ. Другой элемент - новый Земельный кодекс. Третий, может быть, самый важный, - необходимость проведения вполне определенной жесткой государственной политики, создающей условия для реальной конкуренции в строительстве жилья и дорог.

Однако гладко, как всегда, только на бумаге. А в бесчисленных оврагах, из которых, собственно, и состоит Россия, могут бесследно утонуть любые реформы и кодексы - точнее, их можно так реализовывать, что монополия местных глав станет только "намного естественнее".

Вместе с тем любое реформирование структуры местной собственности-власти - это, пожалуй, самая трудная, опасная и деликатная задача из всех, какие могут стоять перед Правительством.

Дело не только в том, что избранного губернатора (тем более - президента!) нельзя снять и совсем не просто подвергнуть уголовному преследованию. Как раз сейчас в СМИ сообщается о двух делах: губернатора Ненецкого автономного округа "пытаются судить" за избиение петербургского милиционера, а председателю Госсобрания Якутии предъявили обвинение в том, что он до смерти избил жену. Но даже судить за вполне конкретные тяжкие насильственные преступления этих местных руководителей много труднее, чем с олигархами или федеральными чиновниками воевать... Что же говорить о куда более влиятельных руководителях! Москва всегда помнит (и правильно делает!) и то, что в рукаве у многих местных руководителей всегда находится "национальная карта", каждое обвинение против конкретного президента тут же переворачивается, разумеется, в "нападение на народ", который он представляет. Скажем, так всякий раз происходит в Калмыкии, когда московские СМИ в очередной раз вспоминают про Кирсана Илюмжинова и некоторые пикантные особенности "Степного уложения".

Впрочем, не меньшие трудности возникают, и когда речь идет отнюдь не о "национальных республиках", а, скажем, о Москве.

Абсолютная политическая лояльность Лужкова по отношению к Путину так же бесспорна, как бесспорно и то, что Лужков (после отставки Касьянова) остался, наряду с Чубайсом, последним из могикан ельцинской эпохи. Обычная ирония судьбы - непримиримая вражда Лужкова с Ельциным и Чубайсом ничего тут не меняет. Их объединяет нечто большее, чем личные отношения - объединяет эпоха, стиль. Эпоха и стиль, которые сегодня активно устраняются.

Ситуация для Лужкова обострилась в связи с трагедией в "Трансваале". Хотя Елена Батурина неоднократно и резко отвергала всякое свое отношение к владельцам злосчастного аквапарка, но та великая тайна, которой почему-то окружено имя владельцев, не способствует успокоению общества. Однако это лишь надводная часть айсберга. Значительно серьезнее другое - то, что непосредственно касается каждого москвича. Закрытость для "чужих" московского строительного комплекса, отсутствие реальной конкуренции, разрыв в разы между себестоимостью и продажной стоимостью жилья - все эти темы в Москве стали тем более жгучими, что обсуждение их ведется в основном "на кухнях".

Известно, что Лужков пользуется действительно массовой поддержкой москвичей. Любопытно, что вечные слухи о коррупции чиновников народ совершенно не смущают - "Берут везде, но в Москве хоть дело делают!"

Как в этой ситуации вести себя Кремлю?

Ясно, что отставка Лужкова грозит обрушением всего "аквапарка" московской власти-собственности. Человеческих жертв, понятно, не будет, но Москву засыплет обломками, и из-под завалов городу вылезти было бы нелегко. С другой стороны, какой-то передел самой сладкой в стране московской "естественной монополии", включающей тот же строительный комплекс, АФК "Систему", рынки и многое другое, тоже, видимо, неизбежен. Вот эту "квадратуру круга" и предстоит разрешить Кремлю.

Теперь давайте вспомним, что подобные проблемы накопились по всей стране, что решать их придется не последовательно, а одновременно - и тогда мы получим представление о масштабе задач, стоящих перед властью.

Власть Работа власти Регионы Колонка Леонида Радзиховского