Новости

22.03.2004 02:10
Рубрика: Общество

Люди быстрой заморозки -2

Столица больше не делит бездомных на своих и чужих

В конце декабря "РГ" писала о жертвах холодов в столице, среди которых немало бродяг. Желая спасти бездомного, оказавшегося ночью на морозе, автор этих строк попыталась пристроить его в городскую ночлежку. Не получилось. За время, прошедшее после публикации, список жертв вырос более чем в два раза. Как предупредить новые? Об этом разговор с зам. руководителя департамента социальной защиты населения Москвы Владимиром Курушиным.

- Прошлой, более холодной зимой погибших было гораздо больше. Но ведь это не соцсоревнование - какой год победит по числу жертв. До сих пор с диагнозом "переохлаждение" госпитализируются десятки человек. Как такое возможно в огромном, густо населенном мегаполисе?

- А вы знаете, кто замерзает? После прошлогодней зимы мы разбирались, кто эти люди. Выяснилось, что далеко не все бездомные. Неопознанными остается лишь пятая часть погибших от мороза. Кроме того, в ряде случаев по данным бюро судебно-медицинской экспертизы причиной смерти на улице послужили инфаркты, инсульты, травмы. Большинство замерзших находились в состоянии сильного алкогольного опьянения.

- Разве алкоголики не люди? Многих до бездомности пьянство как раз и довело. Их что, не надо спасать? Глядишь, так алкоголизм и одолеем.

- Ежедневно городская служба "скорой помощи" выпускает на улицы до 800 автомобилей. Кроме того, постоянно курсирует огромное количество патрульных машин ГУВД. Ведь именно милиция по закону обязана оказывать помощь людям, попавшим в ситуацию, угрожающую их жизни и здоровью. Безусловно, и она не всегда правильно реагирует, но если бы милиция вообще ничего не делала, счет шел бы не на сотни, а тысячи жизней. Если бы еще не равнодушие и самих москвичей! Пока мы будем дружно проходить мимо лежащего на земле человека, жертв не избежать.

- Вот я хотела проявить высокую сознательность и попыталась пристроить на ночлег иногороднего бездомного. Во всех ночлежках получила отказ. А после 23 часов вообще ни один дежурный телефон не отвечал. Если бы мой "протеже" не был гипотетическим, еще одним трупом стало бы больше.

- Допускаю, что в наших учреждениях что-то может не до конца сработать. Некоторые сотрудники действуют еще по стереотипу и продолжают брать с улицы лишь бывших москвичей. Но с позапрошлого года они обязаны принимать всех, не требуя документов, удостоверяющих личность, не деля на москвичей и иногородних, если речь о людях, действительно оказавшихся в критической ситуации, с угрозой для жизни и здоровья. Об этом мы напомнили на совещании, на котором обсуждалась публикация в "РГ". Наберите номер телефона любой социальной гостиницы или дома ночного пребывания, уверен, что проблем с устройством бродяг больше не будет. Другое дело, что в наши учреждения просятся на постой нередко приехавшие подкалымить из других регионов. Им мы отказываем в приюте, так как просто не в состоянии принять всех, кто едет в столицу на заработки.

- После отмены "101-го километра" бродяги, похоже, вообще перестали интересовать милицию. Бродяжничество и в самом деле не преступление.

- Беда в том, что с ноября 2002 года прекратили свою работу приемники-распределители ГУВД Москвы. В ряде регионов они преобразованы в социальные учреждения по оказанию помощи бездомным. В Москве оставлены в структуре ГУВД и отданы для содержания иностранных граждан, подлежащих административному выдворению либо депортации. Я думаю, это ошибочное решение. Приемники-распределители выполняли очень важную социально-санитарную функцию. Ежегодно туда доставлялись 16-17 тысяч задержанных за бродяжничество. Там устанавливали их личность, выдавали временные удостоверения. Все они проходили санобработку, медицинское обследование. В результате таких проверок каждый год выявлялось более 400 человек, находившихся в розыске за совершение различных преступлений. Эта система работала, как хороший фильтр. С ноября позапрошлого года этот механизм перестал действовать, и милиция по существу устранилась от работы по выявлению лиц без определенного места жительства. Это привело к резкому увеличению числа бездомных в городе, негативно влияет на санитарно-эпидемиологическую и криминальную ситуацию.

- А кто-нибудь считал, сколько их вообще-то у нас в Москве? По данным вашего департамента, 30 тысяч. По оценкам организации "Врачи без границ" - 100 тысяч. А ученые Института социально-экономических проблем народонаселения вообще насчитали 300 тысяч! Может быть, бездомных трудно сосчитать от того, что они невидимы для власти? Ведь у бездомных и бродяг нет правового статуса. До каких пор они будут оставаться людьми-невидимками?

- Необходимо принять федеральный закон, признающий наличие в РФ бродяжничества и бездомности. Предусмотреть в нем кроме социальной помощи и меры принудительного воздействия. Администрация Президента вернула законопроект, подготовленный бывшим Минтрудом, именно потому, что там не были предусмотрены такие меры. На этом все и застопорилось, хотя у проблемы бродяжничества две стороны. Первая - оказание помощи самим бездомным. Вторая - защита прав и законных интересов остальных граждан, которые хотят ездить в чистых вагонах метро и не бояться заразиться какой-нибудь инфекцией.

- И все же люди гибнут. Создайте, например, специальную службу быстрого реагирования. Ведь бездомные не только замерзают, их избивают, калечат, убивают... В центре социальной адаптации "Люблино" готовы круглосуточно оказывать помощь нуждающимся. Для этого им нужно лишь дать два автомобиля, пару мобильных телефонов, создать две дежурные бригады, которые будут немедленно выезжать на сигнал тревоги...

- Любое дело нужно делать профессионально. Уж если организовывать такую службу, надо создать в каждом округе свою дежурную станцию. Понадобится огромный парк машин. Зачем нужна еще одна служба скорой помощи, когда она уже есть? Представьте, поступил сигнал: человек замерзает. Кто поедет? Социальный работник? Он что, окажет медицинскую помощь? Ему придется вызывать бригаду неотложки, а такая задержка может стоить человеку жизни.

- А как вы относитесь к созданию временных убежищ для бродяг, которые практикуют другие страны?

- Что такое, по-вашему, временные убежища - подъезды, подвалы, метро? Вам, например, понравится, когда возле двери вашей квартиры расположится бомж? Вас же раздражает даже его соседство в вагоне метро! Дома ночного пребывания и есть временное убежище. Пусть приходят, ночуют, утром с каждым разберемся. Свободные места всегда есть. Мало? Примем на ночлег, сколько потребуется. Сеть социальных учреждений в столице создавалась с запасом. Эта система эффективна, потому что гарантирована правительством Москвы, бюджетом города. Прием в учреждения социальной помощи - только на добровольной основе, без документов.

- Но если среди бездомных, как вы утверждаете, всего 6 процентов москвичей, а содержание каждого постояльца ночлежки обходится городу в 3-3,5 тысячи рублей в месяц, зачем Москве эта головная боль с приемом иногородних? Ведь их же приходится содержать на деньги москвичей.

- Мы не можем отказать людям, нуждающимся в помощи. Одновременно мы тем самым защищаем и жителей столицы от такого небезопасного соседства. Но, повторюсь, нельзя и дальше тянуть с разработкой федерального законодательства на этот счет. Бездомность и бродяжничество опасны хотя бы тем, что все больше людей затягивают в свой водоворот.

Общество Соцсфера Соцзащита Москва Правительство Москвы
Добавьте RG.RU 
в избранные источники