Новости

30.03.2004 01:50
Рубрика: Власть

Закон имени Павлика Морозова

Стучать или информировать? В России принимаются местные законы, которые утверждают правила сбора сведений от граждан

Подозрительный сосед

В Москве создается 680 общественных пунктов охраны общественного порядка, где милиция и горожане смогут обмениваться информацией. Не вывезли вовремя мусор, сломали забор, подростки хулиганят, сосед исчез, а в его квартире хозяйничают неизвестные - до всего есть дело зоркому глазу соседей. О своих наблюдениях, сомнениях они теперь смогут сообщать представителям муниципалитета и милиции, которые обязаны будут проверить факты и принять меры. Таково краткое изложение функций тех, кто станет принимать информацию от населения в общественных пунктах охраны общественного порядка. Тут люди смогут поговорить, поделиться сомнениями или подозрениями с представителями общественных организаций и органов самоуправления жильцов, народными дружинниками и, конечно, сотрудниками милиции и МЧС.

Свои сомнения, подозрения, наблюдения и другую инфомацию граждане смогут передать дежурным представителям милиции и муниципалитета.

Скажем прямо, Америки Москва не открыла. В той же Мурманской области с апреля 1997 года работают свыше 20 таких пунктов, в Республике Алтай - 118. Существуют подобные структуры и на Брянщине. Но именно московский закон о таких пунктах вызвал бурную реакцию среди определенной части общественности. По депутатам Мосгордумы ударила тяжелая артиллерия правозащитных организаций, усмотревших в нововведении призрак 37-го года. Столичных законодателей обвинили в возрождении стукачества.

Однако с этим согласны не все.

Бабушка с мобильником доносит

Игорь Голощапов, ветеран КГБ:

- С точки зрения технологии разницы между доносительством и информированием гражданами правоохранительных органов о подозрительных фактах и правонарушениях практически нет. Различие в сути. О доносительстве можно говорить в случае, когда речь идет о борьбе с инакомыслием. Подобная практика, кстати, существует во многих странах, в том числе демократических. Там это трактуется как один из элементов защиты государственного строя. Существовала она и в СССР, причем в нашем обществе эта форма негласного сотрудничества со спецслужбами оценивалась крайне негативно, почему и получила ярлык "стукачество".

В результате дискредитации подвергся весь институт негласных помощников правоохранительных органов, от чего в первую очередь выиграл криминал. Эффективность работы милиции и спецслужб без поддержки общества резко снизилась. Как следствие, в начале 90-х годов мы наблюдали резкий всплеск преступности и активизацию иностранных разведок, которые практически беспрепятственно собирали информацию экономического характера на территории России.

Хорошо, что столичные власти и правоохранительные органы пришли к пониманию, что проблему обеспечения правопорядка без широкой опоры на силы общественности не решить. Почин положен, необходимо теперь выработать оптимальную форму сотрудничества.

Я скептически отношусь к идее возрождения народных дружин или пунктов охраны общественного порядка, поскольку отсутствует система стимулирования людей. Уповать же на доморощенных миссис Марпл, которые сидя на скамеечках во дворах станут следить за подозрительными личностями, несерьезно. Мне кажется, необходимо шире использовать возросшие технические возможности населения, в первую очередь широкое распространение мобильной связи. Тем более что подобный опыт есть. Так, некоторые радиостанции сумели привлечь в ряды своих нештатных корреспондентов несколько тысяч активнейших помощников из числа автолюбителей, которые регулярно информируют их о заторах на московских дорогах.

Милиции надо тоже проявить творческий подход, создав при этом соответствующие технические условия: выделить многоканальную телефонную сеть по типу железнодорожной справочной, указать номера пейджеров, куда можно направить информацию. Необходимо активнее использовать и зарубежный опыт работы правоохранительных органов с населением. Например, в Канаде инструкции о том, что делать гражданам в экстремальных ситуациях, например, в случае захвата заложников или встречи с подозрительными личностями, выполнены в форме комиксов.

Инна Святенко, заместитель председателя комиссии  Мосгордумы по законодательству и безопасности, разработчик закона:

- Еще в 2002 году в Москве была принята городская целевая программа "Безопасность москвичей в жилом секторе". Власти предприняли первую попытку привлечь жителей столицы к организации общественного порядка на территории их проживания. Признаюсь, поначалу дело пошло со скрипом. Москвичи не доверяли милиции, мне как депутату постоянно жаловались на то, что она не реагирует на их обращения, а та, в свою очередь, сетовала на пассивность простых людей.

Но, как видите, ситуация меняется, и сегодня мы уже говорим о пунктах общественного порядка как о состоявшемся факте. Кстати, идея их превращения в центр обмена информации между правоохранительными органами и населением принадлежит начальнику ГУВД Москвы Владимиру Пронину, с которым мы работаем в тесном сотрудничестве.

Опрос

Исследования, проведенные в столице фондом "Общественное мнение", показали, что свыше 70 процентов опрошенных поддерживают сотрудничество между правоохранительными органами и гражданами. Это подтверждают и факты.

Пункты действуют в Москве лишь третий месяц и не во всех районах, а между тем к ним уже потянулись люди. Так, в Таганском районе студенты вышли с инициативой создавать при них молодежные отряды, которые бы контролировали общественный порядок на территориях, прилегающих к вузам и общежитиям.

Столичным законом заинтересовались и в Госдуме РФ. По взаимной договоренности опыт будет проанализирован, после чего депутаты планируют приступить к разработке аналогичного федерального закона.

Власть Работа власти Госуправление Власть Право Права человека Москва Московская городская дума