Новости

31.03.2004 04:30
Рубрика: В мире

Ташкент - город взрывов

Власти ведут настоящие уличные бои с исламистами

Все началось с того, что возле милицейского блокпоста примерно в 8 часов утра водитель "Тико" проигнорировал команду остановиться. Его стали преследовать. Вышедшая из автомобиля женщина привела в действие взрывное устройство, затем последовал взрыв самого автомобиля. Позже вспыхнула перестрелка. Был убит сержант милиции и несколько террористов. Один из них взорвал себя прямо на площади Ялангач.

В понедельник, напомним, были убиты и ранены 45 человек. Нападения на милицейские посты, перестрелки, взрывы шахидок на рынке Чорсу и автобусной остановке около мечети Кукельдаш, а также в доме бухарского пенсионера - там тайно собирались члены нелегальной исламской партии "Хизб-ут-Тахрир" и готовились самодельные бомбы - открыли новую страницу в борьбе с международным терроризмом.

Выступая с обращением к нации, президент страны Ислам Каримов прямо заявил, что нет сомнений в зарубежном следе трагических событий. И это похоже на правду. Уж слишком ташкентские подрывники напоминают палестинских, иракских и чеченских камикадзе.

Прежде исламские фанатики, борющиеся против правительства, никогда не прибегали к использованию камикадзе. В феврале 1999-го боевики Исламского движения Узбекистан провели в Ташкенте серию взрывов. Один из них предназначался Исламу Каримову, который должен был в тот день участвовать в заседании правительства. Тогда погибли и были ранены около тридцати человек.

Затем банда террористов попыталась прорваться в Ферганскую долину, однако этот рейд захлебнулся в горах Киргизии. Потом был разгром в горах под Термезом мятежного кишлака, где окопались вооруженные сторонники ваххабизма.

В ответ узбекские власти обрушили на исламистов волну репрессий. За решетку были брошены тысячи сторонников партии "Хизб-ут-Тахрир", заочно приговорены к смерти лидеры ИДУ Тахир Юлдашев и Джума Намангани, Президент Ислам Каримов, чтобы остановить массовую вербовку узбекской молодежи в ряды подпольщиков, заявил тогда, что "отец за сына отвечает". На практике это означало, что семья, откуда ушел в боевики один из членов, попадала под жесткий прессинг властей.

Узбекское правительство не остановили ни громкие обвинения международных организаций в нарушении прав "независимых мусульман", ни давление западных дипломатов, призывавших Ислама Каримова реагировать "адекватно" на разрастающуюся угрозу. Он упрямо стоял на своем: террорист должен быть обезврежен до, а не после. Единственное, на что соглашался Ташкент, так это регулярные амнистии для заблудших, для тех, кто решил добровольно вернуться из таджикских, афганских, пакистанских лагерей для подготовки боевиков. В нынешнем году, например, вышли на свободу более семисот вчерашних исламистов. Один из них, Ойбек Ходжаев, вернувшийся из Афганистана, рассказал, как нелегально вывозились за границу целые семьи, чтобы таким образом "приковать" боевиков к "священному джихаду".

Репрессии, однако, не сломили исламистов, которые без труда находили сторонников среди бедной сельской молодежи, среди тех, кто за годы независимости из комсомольцев и коммунистов превратился в ярых приверженцев Аллаха. Все чаще чекисты обнаруживали подпольные типографии, оборудованные по последнему слову техники, оружие. В сети "Хизб-ут-Тахрир" и других радикальных организаций стали попадать офицеры, врачи, учителя, чиновники. Они искренне считали, что, как написано в одной из листовок, "бог озадачил вас быть независимыми от неверных, освободиться от их угнетения, убрать кровожадных властителей, создать единое халифатское государство, где исповедуется только ислам. Аллах будет вести строгий счет в выполнении этих задач".

Свою возросшую силу тахрировцы показали в ноябре прошлого года. Тогда синхронно, день в день, сразу в нескольких городах Таджикистана, Казахстана, Киргизии прошли массовые манифестации с требованием осудить режим Ислама Каримова, жестоко преследующего исламистов. Одновременно устроили пикет напротив узбекского посольства и лондонские сторонники "Хизб-ут-Тахрир". В британской столице находится официальная штаб-квартира партии.

Новая волна активности тахрировцев поднялась после разгрома талибов в Афганистане и свержения Саддама Хусейна. Обе эти кампании были решительно поддержаны официальным Ташкентом. В листовках и прокламациях, которыми "Хизб-ут-Тахрир" уже завалил всю Среднюю Азию и Казахстан, сурово обличается политика США, Израиля и их союзников, звучат призывы к свержению местных правителей, "погрязших в связях с неверными".

Подняло голову и Исламское движение Узбекистана. 16 февраля нынешнего года Верховный суд Узбекистана приговорил к расстрелу Азимджана Каримова, сотрудника контрразведывательного подразделения Исламского движения Узбекистана. Он был заслан в Киргизию с крупной суммой в валюте, чтобы поднять на воздух посольство США. Но вместо этого с подельниками из Киргизии и Казахстана взорвал бомбу на бишкекском рынке и совершил налет на обменный пункт в городе Ош в Киргизии.

Сейчас улицы Ташкента патрулируются усиленными нарядами милиции, из города закрыт выезд - идут активные поиски преступников, оставшихся на свободе. Перекрыты границы с Казахстаном, Киргизией и другими соседними странами.

Исламские радикалы готовы идти дальше. Одна из группировок разместила на своем сайте такой текст: "Этого следовало ожидать. Никакие репрессии не останутся без последствий. Теперь униженные, оскорбленные, те, у которых братья, сестры замучены в казематах режима, начали отвечать. Их мишенью были именно палачи, которые уже давно забыли об ответственности за свои противозаконные действия. Но они и их лидеры в лице Каримова, Алматова (министр МВД. - "РГ") и Иноятова(глава госбезопасности. - "РГ") забыли одну важную вещь: нельзя бесконечно издеваться над народом. Он рано или поздно ответит с такой силой, что этим господам палачам некуда будет деваться".

Все это говорит о том, что "черный понедельник" может стать началом более драматичной и кровавой борьбы между светским правительством, отягощенным тяжелыми проблемами переходного периода, и исламским подпольем, которое пытается использовать нищету, подогреть недовольство определенной части общества, молодежи, сбитой с толку националистическими и экстремистскими лозунгами.

В мире экс-СССР Узбекистан Происшествия Терроризм Мировой терроризм