Новости

07.04.2004 04:20
Рубрика: Происшествия

Смерть в кипятке

Чиновники не услышали многолетней мольбы уставшей от унижений учительницы

Перед смертью в реанимационном отделении Ставропольской городской больницы N2 Галина Васильевна Чижова успела дать показания сотруднику Октябрьского ГОВД Носову в присутствии лечащего врача Масаловой. Пожилая женщина рассказала о том, что в то трагическое утро, лежа на своей кровати, стоявшей в коридоре, она не спала, тревожно слушая, как возится на кухне ее зять Александр Егоренко. Он вышел оттуда с семилитровой кастрюлей кипящей воды, подошел к кровати и молча вылил на Галину Васильевну крутой кипяток.

Ее истошные крики разбудили сына Женю и невестку Люду. Сын выбежал в коридор и увидел жуткую картину: стоящую у кровати маму, от которой шел сильный, как в сауне, пар. С ее лица, пузырясь и лопаясь прямо на глазах, клочьями сползала кожа... Рядом голый по пояс стоял зять Егоренко и его жена Наталья. Обезумевший от увиденного Женя бросился с кулаками на Егоренко, завязалась драка. Здоровый и рослый Егоренко повалил субтильного шурина на кровать, залитую кипятком, и вместе с женой Натальей, родной сестрой Евгения, принялся его дубасить...

Все определенно шло к трагедии. Но ее могло и не случиться, если бы жертва хоть единожды была услышана теми, к кому отчаянно взывала о помощи.

Ожогами 2-3-й степени было поражено 40 процентов тела - с головы до ног. Врачи пытались спасти Галину Васильевну, но ослабленная после перенесенной всего несколько дней назад хирургической операции бывшая учительница через неделю скончалась.

Материалы прокурорского расследования трагической гибели 65-летней пенсионерки, бывшей учительницы старших классов Галины Васильевны Чижовой, свидетельские показания знавших ее людей невозможно читать без содрогания. Они рисуют картины такого ужасающего бытия, раскаленных внутрисемейных отношений, что понимаешь: все определенно шло к трагедии. Но ее могло и не случиться, если бы жертва хоть единожды была услышана теми, к кому отчаянно взывала о помощи.

Несколько лет прожила учительница Чижова в сползавшем в овраг доме на трех хозяев на жилплощади, подаренной ей отцом. За это время выросли дети: в 1992 году сын Женя уехал учиться в юридическую академию на Украину. В 1990 году, окончив мединститут, уехала к мужу старшая дочь Чижовых Наталья.

Восемь лет назад учительница-пенсионерка с 40-летним стажем получила две комнатенки в ветхом, полуразрушенном жилье переселенческого фонда на улице Карла Маркса. Вместе с ней в квартире, прописавшись, стал жить сын Женя, которого после окончания юракадемии приняли на работу в ставропольскую таможню.

А дальше все закрутилось-завертелось как на ведьмином шабаше. Старшая дочь Галины Васильевны, выкрав домовую книгу, в 2001 году прописывается на жилплощадь матери бeз ее ведома и согласия. Мать потребовала у Натальи вернуть ей домовую книгу, в которую чиновники незаконно вписали новых жильцов. В ответ дипломированная врач-педиатр бросилась душить родную маму, причем в присутствии своего малолетнего сынишки Димы.

С этого времени в перенаселенной халупе начинается кромешный ад. Старшая дочка, по рассказам отца, и в молодости отличавшаяся "грубостью и разнузданным поведением", не стала давать матери проходу.

Когда Галина Васильевна уехала на Украину навестить мужа и младшую дочку, супруги Егоренко выселили ее из комнаты, выставив кровать в захламленный коридор, где хозяйка квартиры и стала "жить" по возвращении. "Ей там было удобно", - не моргнув глазом скажет дочка следователю через несколько дней после трагической смерти матери и тут же станет твердить о том, каким чудовищем была Галина Васильевна, как она им мешала жить. Знавшая крутой нрав дочери, Галина Васильевна, если дома не было сына Жени, единственного ее защитника, ночевала в... подъезде переселенческого дома.

Однажды едва не удушил Чижову, схватив за горло, и зять Александр Егоренко. Задыхаясь, женщина успела прохрипеть ему обещание, что съедет с квартиры, и душитель чуть ослабил хватку (в жалобе в прокуратуру она напишет, что ей угрожала реальная смертельная опасность). Спасаясь от озверевшего мужика, пожилая женщина в разорванной одежде и в крови босиком выбежала на улицу, после чего соседи вызвали милицию. Судебно-медицинская экспертиза зафиксировала избиения, применяя для описания кровоподтеков выразительную цветовую гамму: "темно-бордовый, багрово-синюшный..." Но в возбуждении уголовного дела было отказано.

Галина Васильевна подает в краевую прокуратуру жалобу на незаконный отказ в возбуждении уголовного дела. Но, испытывая настоящий страх перед нешуточными угрозами дочери с зятем, предъявляет к ним частное обвинение, настаивает на выселении из квартиры. Дело попадает к Е. Руденко, мировому судье судебного участка N1 Октябрьского района, и та под разными предлогами несколько месяцев его мусолит, вплоть до самой смерти заявительницы.

Между тем прокуратура признает жалобу учительницы обоснованной и отменяет постановление дознавателя Д. Мясникова, отказавшего в возбуждении уголовного дела. Все материалы направляются прокурору Октябрьского района для дополнительной проверки, о чем сообщают Чижовой. Ту же информацию ей подтверждают из краевой прокуратуры еще раз - 9 июня. До драматического финала остается 17 дней.

В этот день, 9 июня, Галина Васильевна ложится на операцию по удалению грыжи. Дни пребывания в больничной палате станут самыми спокойными и почти счастливыми днями мученической жизни последних лет. На собачье место в коридоре под шипение дочери и зятя она возвращается из больницы 16 июня. А через десять дней наступает трагическая развязка - Галина Васильевна попадает в реанимацию со страшными ожогами. Там, спустя неделю, и умирает.

На фоне патологической ненависти Натальи и Александра к матери и теще в версию о случайном характере драмы не верил никто из знавших семейство Чижовых - Егоренко, особенно соседи, на глазах которых шла многолетняя травля старой женщины и которую они глубоко уважали за порядочность и добрую душу. Об этом они твердят на допросах, пишут в заявлениях в прокуратуру. Но вывод следствия однозначен: причинение смерти по неосторожности. Суд с выводом следствия согласился и приговорил подсудимого Егоренко к двум годам лишения свободы условно с испытательным сроком в один год.

Муж и сын погибшей подали кассационную жалобу с просьбой "приговор отменить как необоснованный, несправедливый и незаконный". Судебная коллегия по уголовным делам Ставропольского края оставила кассационную жалобу без удовлетворения и, чуть изменив приговор Октябрьского суда, назначила наказание Егоренко в виде лишения свободы сроком на один год и шесть месяцев условно.

- В Библии сказано: "Стучись, и тебе откроют". Галина стучалась в горадминистрацию и правоохранительные органы несколько лет. У "дверей" ее и убили, - вздыхает овдовевший Иван Чижов. - Используя все законные методы, добьюсь решения о новом расследовании дела.

Комментарий

Илья Зубко

 В прошлом году в России было совершено более 121 тысячи преступлений на бытовой почве, - заявил "РГ" заместитель начальника Главного управления обеспечения общественного порядка Службы общественной безопасности МВД России, генерал-майор милиции Владимир Голубовский. - Из них более 60 тысяч, то есть примерно половину, раскрыли участковые уполномоченные милиции. Хулиганство, организация и содержание притонов, умышленное причинение вреда здоровью, убийство на бытовой почве, побои,
истязания, угроза убийства - вот далеко не полный перечень преступлений, которые в милицейской практике принято относить к бытовым. Нужно заметить, что благодаря профилактической работе их число постепенно снижается. К примеру, за последний год - на 5,2 процента.

В последнее время многое делается для возрождения института народных дружин и общественных пунктов охраны порядка. На это выделяются дополнительные средства. Предполагается, что участковые, как и советские "анискины", будут знать все о неблагополучных семьях, проживающих на вверенных им территориях, и таким образом помогут предотвратить преступления.

Еще в декабре 2002 года руководство МВД издало приказ, согласно которому каждый участковый милиционер должен лично обойти все квартиры на своем участке, представиться жителям и оставить визитную карточку с контактными телефонами и часами приема. Подобный обход он обязан проводить каждые полгода. Впрочем, по словам Голубовского, зачастую граждане сами не хотят обращаться в милицию, а если и жалуются, то писать заявление категорически отказываются. К примеру, участковым стоит немалых усилий уговорить жену написать заявление на собственного мужа, регулярно избивающего ее и детей. Люди продолжают надеяться, что их близкие одумаются и кошмар закончится, но тем самым только усугубляют проблему.

Происшествия Преступления Криминал