06.04.2004 23:00
    Рубрика:

    В Старой Станице каждая вторая семья – многодетная

    Здесь каждая вторая семья — многодетная

    Одни из старейших жителей необычного хутора — Василий и Надежда Гончары. Их дом стоит первым у дороги, ведущей из райцентра, на высоком донском берегу. О том, что это Старая Станица, мы узнаем благодаря нашей провожатой — сотруднице сельской администрации. Указателей с названием хутора в природе не существует. А зачем? О плодовитой станице здесь знают все.

     В роддом — под конвоем

     

    Василий и Надежда жили в соседних домах. В ее семье было семеро детей, в его — трое. В 1958 году они поженились. На следующий год на свет появился первенец — Виктор.

    - Он у меня настоящий богатырь — больше пяти килограммов, — вспоминает Надежда Васильевна. — Когда нянечка в роддоме сказала мне об этом, я даже не поверила. Говорю: что-то ты ошиблась, взвесь-ка еще раз. Ну, а потом больше не удивлялась. Ведь четверо из 16 моих детей я родила весом 5500 граммов, ростом 60 сантиметров, а самые маленькие у меня были девочки — 4200-4500.

    После Виктора у Гончаров родились еще семь мальчиков — как шутит глава семейства, целая футбольная команда: Миша (у него пятеро детей), Александр (девять детей), Петр, Павел, Анатолий, Андрей (семеро детей), Василий.

    — А потом Бог дал двух девочек: Лену — у нее четверо детей и Нелю — у нее тоже четверо деток, — говорит Надежда Гончар. — Дочки так похожи между собой, что, когда они учились в техникуме, многие были уверены, что они двойняшки. А еще посторонние часто путают Петра с Виктором.

    — А разве у Лены не трое детей? — неожиданно перебивает супругу Василий Михайлович.

    — Да нет, четверо, — с уверенностью отвечает она и начинает перечислять внуков по именам.

    — Я, правда, не помню, а Надежда Михайловна всех по памяти знает, — заметив мою улыбку, объясняет Гончар. — Кто когда родился, с каким весом, у кого сколько детей.

    В 1976 году родился Женя, а в 1977 — Гена. Его Надежда Гончар рожала в Ростове, куда ее отвезли чуть ли не под милицейским конвоем. Просто врач местной женской консультации хотела, чтобы Гончар немедленно легла в роддом, а та сопротивлялась — не время еще.

    — Я же чувствую, что рано мне рожать, — признается Гончар. — Чего я поеду, когда у меня дома еще столько дел: нужно траву покосить, наготовить еды на неделю вперед, постирать, убрать.

    Когда казачка косила траву, будучи на последнем сроке беременности, на нее приходили посмотреть мужики и бабы со всей округи. Казалось, огромный живот ничуть не мешал ей, а даже наоборот — работа так и горела у нее в руках.

     

    Трудотерапия с пеленок

     

    — Зарплаты никогда не хватало, — признается Василий Гончар. — Но нас спасали козы. Дети садились в круг и начинали драть с них шерсть, а потом мы ее продавали на рынке. Это приносило стабильный доход. Мы даже смогли отложить деньги на книжку, и на свадьбу каждому из старших детей дарили по три тысячи рублей. По тем временам — сумма немалая. А потом деньги сгорели, шерсть перестала пользоваться спросом, и жить стало тяжелее.

    Сейчас Василий и Надежда Гончары — пенсионеры. Имея 42 года трудового стажа, он получает 1100 рублей. Она — 894 рубля. Копейки, особенно если учесть, что обучение самого младшего сына ежемесячно обходится в 500-600 рублей. Поэтому Надежда Васильевна работает сторожем на одном из немногочисленных местных предприятий.

    А вообще работы в станице практически нет. Дети Гончаров вынуждены ездить в соседние Николаевку и райцентр Константиновск. Трудоустроиться по месту жительства смогли лишь Петр и Михаил. Один занимается фермерством, другой работает водителем.

    Несмотря на это, Гончары уверены, что все у их детей будет хорошо, что они всегда смогут обеспечить свои семьи и не сломаются под гнетом житейских проблем.

    — Мы дали им самое важное: научили трудиться и делать добро людям, — говорит Василий Михайлович.

     

    Комментарии

     

    Татьяна Выгонская, начальник отдела охраны здоровья женщин и детей Министерства здравоохранения Ростовской области:

     

    — На Дону традиционно в сельской местности рождаемость выше, чем в городах. Например, в прошлом году в Ростове на тысячу жителей родилось 8,6 новорожденных, а в Мартыновском районе — 14,9. Меньше всего рожают в шахтерских районах, оно и понятно почему, а больше всего — в Азовском, Аксайском, Орловском, Зерноградском, Константиновском районах. Мне кажется, это объясняется тем, что уклад жизни на селе более размеренный. В городе люди больше настроены на карьеру, жилищный вопрос здесь стоит острее.

    Мое отношение к женщинам, которые рожают каждые полтора года? Как врач, я знаю, что это большая нагрузка на организм. Ведь расходуется его пластический материал, зачастую такие мамы страдают анемией, у них проблемы с зубами, проявляются другие хронические заболевания. Не зря есть четкая медицинская рекомендация — между рождением детей должно пройти не менее двух-трех лет: девять месяцев женщина вынашивает ребенка, один год — кормит его грудью, а второй-третий — восстанавливается.

     

    Владимир Рудометов, главный врач Мартыновского района:

     

    — Почему в нашем районе такая высокая рождаемость? Чтобы было понятно, отвечу вопросом на вопрос. Где вообще рождается больше всего детей? Правильно, в странах третьего мира. По социально-экономическому положению наш район никогда не был в числе донских передовиков, зато рождаемость — ого-го!

     

    Светлана Ивлева, хранительница очага в единственной в Ростове приемной семье, воспитывает девятерых детей, трое из которых — собственные:

     

    — У сестры моего мужа тоже большая семья, в которой растут приемные дети. Они живут на селе, а мы — в городе. Так что у меня есть возможность сравнить, и я пришла к выводу, что в сельской местности поднять детишек легче: есть свое хозяйство, которое не только приносит хороший урожай, но и дисциплинирует детей, приучает их с малолетства к труду. В городе, конечно, труднее. И прежде чем решиться родить ребенка, родители должны сто раз взвесить свои возможности, смогут ли они дать ему все необходимое.