19.04.2004 23:30
    Рубрика:

    Выселять должников станет проще

    Выселить должника из квартиры можно. Но сделать это непросто

    В соответствии с новой буквой закона, уже с мая этого года местные власти получают право выселять из муниципальных домов жильцов неприватизированных квартир, за которыми числится более чем полугодовой долг по оплате жилья или коммунальных услуг. Причем должников, следуя тексту поправки, на улицу выставлять запрещено. Прежде чем выселять квартиросъемщиков из отдельной квартиры, им должны найти другое, более скромное жилье из расчета шесть метров на человека.

    Впрочем, и «старый» закон позволял властям бороться с хроническими неплательщиками. Мы уже рассказывали о том, как в Костроме по решению суда был выселен из благоустроенной квартиры горожанин Валерий Сидоров. Правда, далось такое решение местным властям совсем непросто. Иск мэрии рассматривался в суде больше двух лет.

    Долг Сидорова за квартиру на момент подачи иска составлял почти 10 тысяч рублей. Суд подошел к проблеме сверхгуманно: он неоднократно предлагал квартиросъемщику погасить задолженность в рассрочку, поэтапно. Но встречного желания решить проблему так и не дождался.

    Мэрия и не собиралась делать должника бомжем – Сидорову выделена отдельная комната в общежитии. Следом костромской суд рассмотрел еще несколько подобных дел, и не все они завершились принудительным переселением неплательщиков.

    Заместитель мэра Андрей Шилин считает, что такая практика должна применяться все шире. Иного выхода городские власти просто не видят. Сегодня в Костроме каждый третий квартиросъемщик имеет долги за жилье, общая задолженность по оплате услуг ЖКХ в городе зашкаливает уже за 100 миллионов рублей. Для сравнения: в нынешнем году на капитальный ремонт жилья бюджет смог выделить всего 24 миллиона рублей.

    Стало быть, изменения в законе, позволяющие властям и судебным органам более жестко обходиться со злостными должниками, назрели? И теперь мы станем свидетелями не отдельных, редких случаев принудительного выселения, а подобные меры борьбы за чистоту рядов квартиросъемщиков станут рутинной практикой?

    Эти вопросы мы адресовали тем, кому и предстоит выполнять новый закон.

    Виталий Балакин, заместитель директора департамента ЖКХ Ярославской области:

    – Прецедентов с принудительным выселением кого-либо из жилья в нашей области еще не было, хотя это не значит, что должников нет. Если по Ярославлю собираемость текущих платежей за коммунальные услуги составляет более 97 процентов, то в Рыбинске, втором по величине городе после областного центра, это уже 82, а в райцентре Пречистое лишь 80 процентов. Механизм принудительного выселения должен быть как таковой. Но в качестве крайней меры. Нужно создавать маневренный жилой фонд. Когда-то в советские времена такой фонд на случай выселения жильцов на время из капитально ремонтируемых домов был, а сейчас его практически нет.

    Владимир Голов, председатель муниципалитета Ярославля:

    – Выселение из жилья никак не может стать массовым. Сколько раз было – начинаем рассматривать ситуацию с «долгоиграющим» неплательщиком, а оказывается, в основе лежит семейная трагедия, и надо помогать, а не карать. Поэтому и принимаем индивидуальные решения. Вот пример: мать одна растит трех детей, двое из которых – инвалиды, а третий, младший, тоже не помощник – в школу ходит. Что толку их выселять из трехкомнатной квартиры – только беды множить, а денег все равно им взять негде. Долги мы этой семье списали и решили оказывать помощь. Но есть и откровенные халявщики – те, кто пристроился к нашей безалаберной действительности переходного периода и решил, что все сойдет. Вот к ним вполне применимы жесткие меры, прописанные законодательством. Есть еще люди, не способные нести груз растущей квартплаты. Это оставшиеся в больших квартирах старики, инвалиды, которые в принципе уже готовы расстаться с лишними метрами, но не знают, как это сделать: боятся фальшивых риэлторских фирм, опасаются подвохов при обмене. Муниципальной власти надо помогать этим людям и обменять квартиру на меньшее жилье, устроить кого-то в интернат для престарелых, в дом инвалидов. Разумеется, по их желанию. А всего долгов сейчас у Ярославля 109 миллионов рублей, но большая их часть – это старые долги, тех времен, когда «рухнули» рабочие места, зарплаты, пособия. Может быть, государству стоит рассмотреть задолженности тех времен и что-то взять на себя, поскольку люди оказались в критической ситуации не по своей воле.

    Константин Мельников, директор ДЭЗа Кировского района Ярославля:

    – Что надо сделать, чтобы не доводить ситуацию до крайней – до насильственного выселения? Постоянно, не остывая и не уставая, заниматься разгребанием этих рутинных дел. У нас, к примеру, заведена система напоминаний: задолжал за месяц – в квитанции-счете сразу напомним: не забудьте гасить, дальше пойдут пени. Не платит два месяца – попадает в зону особого внимания, наши работники идут к старосте дома, дают список нерадивых с просьбой поторопить. Еще не приняты меры – частично лишаем услуг (если это не влечет аварийной ситуации). Следующий шаг – вызов на административную комиссию, реже – в суд. Меры незатейливы и неоригинальны, но в большинстве случаев действенны.

    Виктор Федоров, заместитель главы города Суздаля:

    – С владельцами приватизированных квартир проблем не меньше, чем с арендаторами муниципального фонда. Стоит нормальный дом, а там в одной из приватизированных квартир семья пропила все и бомжует. Мало того, что они не платят за услуги, но еще и создают угрозу для остальных жильцов. И того и гляди  устроят пожар. И соседи умоляют: «Избавьте нас от них, пожалуйста!» Как этот вопрос решать практически, новые поправки к закону не отвечают.
    Нужен механизм. Ведь вопрос стоит не просто о выселении на улицу, а о переселении в худшее жилье. А у нас нет и такого.

    Валентин Качеван, глава округа Муром:

    – Проблема заключается в том, чтобы иметь резервный жилой фонд. Мы сегодня этим занимаемся. В округе есть достаточно много домов, которые сегодня не используются. В том числе и бывшие детские садики. В них будем делать так называемое коммунальное жилье и переселять туда тех, кто не платит.

    Это непопулярные меры, и, честно говоря, мне они не особенно нравятся. Но я не вижу другого пути. Сегодня на квартиросъемщиках Мурома висит 30-миллионный долг. Примерно столько город ежемесячно платит за потребленные газ и электроэнергию.

    Чтобы компенсировать неплатежи населения, коммунальщики вынуждены брать кредиты. В прошлом году мы заплатили только по процентам 7 млн. рублей. Это огромная для нас сумма! А могли бы потратить ее на ремонт жилья, на благоустройство дворовых территорий. Так что из-за неплательщиков страдают не только жилищно-коммунальные предприятия и бюджет, но и те, кто платит исправно.

    Владимир Косткин, заместитель главы города Владимира:

    – В городе более 50 задолжников, которых уже сегодня можно переселять, потому что они не платят по 2 – 3 года. Допустим, если у человека однокомнатная квартира, будем выселять в общежитие. А на его место вселять жильцов из общежития.

    Очень много людей, которые имеют лишнюю площадь. Живет, например, одна бабушка, у нее нет денег, чтобы платить за свою большую квартиру, но она бережет ее для наследников. Долги растут, а дети и внуки помощи ей не оказывают. Здесь обмен тоже возможен.  Естественно, он будет проводиться в пользу тех, кто стоит в очереди на расширение. Тем, кто живет в однокомнатной квартире, а нуждается в большей жилплощади, будем предлагать переехать в двухкомнатную квартиру должников, а им – в меньшую, однокомнатную.

    Александр Лебедев, начальник управления ЖКХ Вологодской области:

    – От законодателя ожидали большего. Того, что будет более четко прописан механизм взыскания задолженности со злостных неплательщиков уже после вынесения судом решения. Ведь основную массу неплательщиков составляют граждане, не имеющие имущества, на которое можно бы было наложить взыскание в счет уплаты долга. Кроме того, законодатель не прописал механизм решения проблем со взысканием долга в отношении лиц, жилье которых приватизировано.