Новости

21.04.2004 03:20
Рубрика: Экономика

Призрак бродит по России, призрак Госкомцен

Вариантов решений, конечно, может быть много. Потребители металлопродукции, вероятно, ожидают директивной резолюции: борьбу прекратить, цены не трогать и держать их на неизменном уровне. Каком - другой вопрос. Металлурги такой вариант развития событий вряд ли будут приветствовать. По их мнению, установление фиксированных цен на металл и другие ограничительные меры (к ним мы вернемся ниже) свидетельствуют о новом появлении на просторах страны призрака "госкомцен", обладающего мощным репрессивным потенциалом, но не способного к творческой перспективной работе.

Акция металлургов и реакция на нее потребителей металлопродукции уже собрали прессу - от Москвы, как говорится, до самых до окраин. Так что предлагаемый читателю взгляд на проблему вряд ли добавит нечто принципиально новое. Однако на некоторых нюансах хотелось бы заострить внимание.

Ситуация и, в частности, место в этой ситуации представителей металлургической отрасли напоминают классический сандвич. Сверху на металлургов давят непосредственные потребители металлопродукции и представители зависимых отраслей. Снизу подпирают поставщики энергоресурсов, сырья и услуг. Но положение металлургов называется не "золотой серединой", а скорее "между молотом и наковальней".

"Верхи" и "низы" действуют по-разному и, по мнению наблюдателей, намеченных целей в большинстве своем всегда достигают. Владельцы энергоресурсов и сырья, например, особо не были замечены в проведении крупных PR-кампаний, создании отраслевых эпистолярных творений в адрес руководства страны, ни тем более в акциях неповиновения или других эпатажных проявлениях. Просто в один прекрасный день поднимаются цены на энергоресурсы и сырье, и дальше должны реагировать уже желающие получить эти товары. Потому что факт свершился, причины объявлены и отступать никто не намерен. Как говаривал великий Суворов: нет у нас в полку слова "ретирада". Не будем спорить, насколько болезненно повышение цен на сырье для потребителей сырья. Но к сведению приведем одну цифру: доля сырья в структуре себестоимости металлургической продукции составляет по разным данным не менее 75 процентов.

Что касается ценовых показателей, то, по некоторым обобщенным исследованиям, проведенным лидерами мировой металлургической отрасли, цены основных российских поставщиков железнорудного сырья выросли за последний календарный год более чем в 1,5 раза, сравнявшись с аналогичными показателями мирового рынка. Некоторые российские поставщики пошли дальше. В связи с экспортными льготами, появившимися в самом конце 2003 года, производители умудрились перекрыть мировой ценовой уровень от 20 чуть ли не до 100 процентов. Сделано это было очень кулуарно, поэтому ни шумихи в прессе, ни политических демаршей не последовало. Особенно дотошным объяснили: дефицит на рынке всегда приводит к повышению цен. Это же закон, господа! Чего возмущаться?

Российский коксующийся уголь тоже если не по качеству, то по цене медленно, но верно догоняет мировые аналоги. Специалисты отслеживают эту динамику, пытаются анализировать и даже делать прогнозы. Однако в итоге вся аналитическая работа сведена к констатации неутешительного факта - стало дорого.

Также невесело выглядит ситуация и с металлоломом. Закупочные цены на него выросли более чем вдвое, а следом "прыгнул" и экспорт - по некоторым оценкам, более чем на 75 процентов по сравнению, например, с 2002 годом. Совершенно естественно, что бизнесмены вывозили и вывозят прежде всего лом очень качественный, как говорят специалисты, "тяжеловесный". Это те сорта, которые в металлургическом производстве являются наиболее экологически чистыми и эффективными. На внутренний же рынок предлагается товар похуже, то есть с большим количеством примесей, низким содержанием стали, пригодной к вторичному использованию, называемый в профессиональном кругу "легким ломом".

Осталось вспомнить электроэнергию, природный газ и транспортные перевозки. Было бы смешно прочитать в газете, что именно эти три компонента, влияющие на себестоимость металлургической продукции, стабильно помогают металлургии брать новые и новые производственные высоты. Поэтому читается совсем другое. А именно: начиная со второй половины 2000 года, динамика индексов цен в этих отраслях значительно опережала, например, показатель на горячекатный прокат. Добавим к этому, что средний расход газа на одну тонну холоднокатного проката и удельный расход электроэнергии на одну тонну выплавленной стали у нас в стране значительно выше, чем за рубежом. Это плохо и, наверное, даже стыдно. Но такова действительность. Изменить ее можно за счет коренной модернизации производства. А модернизация стоит денег, и немалых. А большие инвестиции в страну идут, но медленно, причем гораздо медленнее, чем нужно, чтобы перегнать в этом смысле Португалию. Следовательно, любой проект переоснащения крупного металлургического предприятия может быть успешно реализован только за счет прибыли. К этому вопросу мы еще вернемся.

Так вот, такая "подпорка" для металлургов болезненна и, наверное, в каком-то смысле обидна. Почему? Потому что она нивелирует практически все основные конкурентные преимущества национальной черной металлургии - дешевое сырье, дешевая электроэнергия, дешевые услуги. Что в чистом остатке? Как что?! Дорогой прокат!

Но дорогой прокат не нужен потребителям. Нет, он был, есть и будет нужен всегда, при любом природном, а также политическом и экономическом климате. Однако борьбу за ценовые параметры металлопродукции ее потребители также будут вести всегда. В нынешней кампании (а она далеко не единственная, если просто беглым взглядом окинуть последнее десятилетие национальной экономики) "верхи" избрали метод общественного влияния.

Это старый, проверенный, прекрасный по результативности и весьма экономичный метод борьбы с оппонентами. Он всегда или почти всегда приносит результат в силу своей универсальности. Он использовался при режимах самых демократических и тоталитарных, при коммунистах и капиталистах, в странах самых развитых и тех, где не ступала еще нога цивилизованного менеджера.

Металлурги и вся их сверкающая огнями плавок и огнедышащими жерлами печей отрасль были представлены в виде эдакого монстра, допускающего фатальную ошибку (если не сказать - преступление!) в виде повышения цен на свою продукцию. Повышение цен осуждалось всеми доступными для массмедиа способами. В качестве дополнения директора заводов группами и единолично подписывали петиции, обращения и открытые письма. Рискну предположить, что были еще и "закрытые" письма, дающие эффект гораздо больший, чем самые публичные послания.

Наблюдатели заметили одну особенность. Система акцентов была выстроена таким образом, что отнюдь не сам факт повышения цен вменялся в "вину" металлургам. И даже не попытка обвинить их в сговоре - сговор ведь надо доказать - ставилась во главу угла. Акцент имел глобальный характер. Рисовалась, в частности, эпическая картина гибели национальной экономики. Не выдержав повышения цен на трубную заготовку, горячекатный и холоднокатный прокат, российское ЖКХ (так и не успевшее реформироваться до нужного состояния) медленно погибает, грозя социальными бунтами и неурядицами, холодом и антисанитарией, особенно в регионах. Национальный автопром, только-только начавший набирать обороты и уже заставивший призадуматься о будущем европейские и японские автомобильные концерны, рушится на глазах злобствующих поклонников подержанных иномарок. Коллапс настигает машиностроительную отрасль. С астрономических до обыкновенных земных падают доходы нефтянки. И словно "красное колесо" катится по стране заоблачная инфляция, лишая россиян последней надежды на ипотеку, отдых на Кипре, домик в деревне и в целом на удвоение валового внутреннего продукта. Одним словом, наступает новый, он же последний и решительный армагеддон.

Не все однако звучало пессимистично. Как альтернатива виртуальному экономическому кризису предлагался целый ряд мер, призванных если и не обеспечить безбедное и сытое будущее, то, во всяком случае, спасти всю экономику, причем вместе с "эгоистичными" металлургами. Этих мер, которые, кстати, в разной форме уже переданы для изучения руководству страны, насчитывается более десятка. Среди них - введение пошлин на экспорт металла, металлолома, ферросплавов, чугуна, заготовки для передела, листового проката и кокса; отмена или значительное снижение пошлины на ввоз более дешевого импортного металла, труб и заготовок, в частности прутка из Украины и оцинкованного проката из Казахстана; временное фиксирование цен на определенный объем металлопродукции для внутреннего рынка; введение запрета металлургическим предприятиям увеличивать цены на продукцию без согласования с антимонопольными структурами; снижение цен на продукцию до декабрьского уровня и утверждение максимально допустимого уровня цен на металл и другие.

Один из комментариев, который появился после публикаций в газетах списка спасительных мероприятий, и свелся к тому, что в России запахло Госпланом и Госкомцен. То есть если перефразировать одну из самых знаменитых фраз марксовского "Манифеста", то получается: "Призрак бродит по России, призрак Госкомцен".

Надо признать, наверное, что этот призрак действительно весьма силен. Металлургов обвинили в ценовом сговоре, в сверхприбылях и теперь пытаются воздействовать на них вместо рыночных методов административными. Хорош ли этот способ? Для кратковременной победы - да. Для экономической перспективы - нет. Металлурги признают, что 2003 год закончился для них с результатами достаточно неплохими. Однако если в ближайшие пару лет не начнется техническое перевооружение отрасли, то ее ожидают не прогресс и прибыли, а деградация и убытки. Это значит снижение производственного потенциала, потеря конкурентоспособности и рынков сбыта за рубежом, масштабное сокращение производства и комплекс социальных проблем территорий.

Однако в прошлом году успешно развивалась не только черная металлургия. Рост связанных с ней отраслей - нефтегазовый комплекс, машиностроение и металлообработка - более чем наполовину обеспечил общее увеличение объемов промышленного производства страны за 2003 год. По мнению специалистов, межотраслевой баланс в промышленности не был нарушен. И это при том, что цена на основные сырьевые ресурсы для металлургической отрасли выросла значительно, причем по некоторым позициям это увеличение составляет до 150 процентов.

Есть еще некоторые цифры. Экспорт - важная и хорошая статья дохода. Металлургов обвиняют в излишних экспортных амбициях. Однако в течение последних трех лет рост поставок на внутренний рынок составил 12 процентов, а экспортные поставки увеличились на 9 процентов. Административным решением такое соотношение может быть изменено молниеносно. Но кому это выгодно? Может быть, тем, кто таким способом пытается добиться более выгодных условий ведения бизнеса, минуя или избегая этапа его адаптации к рыночным условиям?

Возможно, кто-то пытается спрятаться за мерами тарифной защиты от зарубежных конкурентов? Есть такой способ выживания. Правда, он очень недолговечен. Он "затягивает", как наркотик, но не избавляет от объяснений на тему отсутствия роста финансовых показателей предприятия.

Можно в конце концов попытаться объяснить акционерам, что все беды компании, отсутствие прибыли, дивидендов и даже зарплат происходят только от повышения цены на прокат или на трубную заготовку (термин, понятный нынче, кажется, и младенцу) и дальше попугать граждан инфляцией, девальвацией, стагнацией и администрацией. Но это проходит трудно. Все уже грамотные.

Кстати о грамотности. Цифры - упрямая вещь. Но при всей своей однозначности могут дать картину более широкую, чем первоначальный рамочный взгляд пользователя. Например, в самом начале апреля претензии к металлургам высказали представители столичной строительной индустрии. По их мнению, рост стоимости арматуры влечет за собой непрекращающееся повышение цен на столичном рынке жилья. В прессе приводились такие цифры: за 2003 год цена арматуры выросла более чем на 50 процентов, а за первый квартал 2004 года - еще на 17 процентов. Было даже обращение к руководству металлургических комбинатов о заморозке цен на арматуру.

Ответ компании "Мечел" оказался совершенно неожиданным для московских строителей, так сказать, ассиметричным. В "Мечеле", как выяснилось, не собираются замораживать цены на продукцию. На это существуют как минимум две причины. Во-первых, за 2003 год стоимость руды увеличилась практически в три раза. Поэтому повышение цен является естественным шагом, чтобы избежать необратимых потерь и работы себе в убыток. Во-вторых, по расчетам специалистов компании "Мечел", доля цены металла в себестоимости 1 квадратного метра московского жилья составляет 65 долларов и практически не отражается на итоговой стоимости квартир. При цене в 1500 долларов за метр жилья в столице о 65 долларах говорить действительно несерьезно. Впрочем, люди разные: кому суп жидковат, кому жемчуг мелок.

Но вернемся к началу. Думские слушания грядут. Это не первая и не последняя попытка побороться с рынком методами госрегулирования. Мы уже пробовали защищать всех от каждого и каждого от всех. Результаты не всегда радовали, вернее всегда не радовали. Каждый раз, издавая законы в пользу одних и ущемляя интересы других, мы, как правило, противоречили законам рынка и даже здравому смыслу. Разогнать экономику, добиться ощутимых результатов очень трудно, почти невозможно при помощи декретов, запретов и ограничений. Это будет вечный тришкин кафтан. Между тем мировой опыт содержит массу положительных примеров решения непростых проблем, в основу которых заложены не обращения трудовых коллективов, а желание работать и способность видеть перспективу. Пора и нам пополнить мировую копилку.

Экономика Финансы Фондовый рынок Экономика
Добавьте RG.RU 
в избранные источники