22.04.2004 17:48
Поделиться

Воронеж. Жажда замучила

«Если вода не отвечает требованиям безопасности, то она должна быть признана технической, а не питьевой. Цену надо определить в зависимости от качества воды, как это делается во все цивилизованном мире» – вчера такое заявление сделал главный санитарный врач Воронежской области Михаил Чубирко. С питьевой водой в регионе действительно беда. Даже две: дефицит (это в большей степени касается Воронежа) и плохое ее качество. Кстати, в общероссийском рейтинге по качеству питьевой воды Воронежская область занимает 67-е место из 89.

Известно, что за всю свою жизнь человек выпивает около 70 тонн воды и, как заметил Луи Пастер, которого любят цитировать эпидемиологи, человек выпивает 90 процентов своих болезней. Специалисты считают, что именно по причине некачественной воды средняя продолжительность жизни в нашей стране лет на 12-15 меньше чем на том же Западе.

Между тем, как показывает опыт, с годами ситуация лучше не становится: сегодня в Воронеже ежесуточный дефицит воды 130 тысяч кубометров, поэтому вода подается по графику. Что в свою очередь увеличивает риск ее микробного загрязнения. Водоводы – старые (износ – 60 процентов), десятая их часть – вообще не отвечает требованиям безопасности. К тому же в Воронеже водопроводы не могут справиться с растущими потребностям. За последние три года потребности – с учетом вновь построенного жилья – увеличились на 63 тысячи кубометров воды, а инфраструктуру водоснабжения «прирастили» только на 30 тысяч. В сельских районах и того хуже: далеко не везде есть централизованное водоснабжение, что повышает риск попадания в воду чего-нибудь «инородного». Самыми отстающими в этом отношении остаются Эртильский район, где централизованным водоснабжением обеспечено 35 процентов населения, Терновский и Грибановский районы с 12,6 и 11 процентами соответственно. К тому же в отличие от Воронежа в сельских районах далеко не на всех скважинах есть очистные сооружения, что тоже чревато различного рода чрезвычайными ситуациями.

Довершают неблагополучную картину природные особенности воронежской воды вредные для здоровья человека, как то: повышенная жесткость, чрезмерное содержание железа, марганца и бора. Этот «букет» природных загрязнителей дополняют нитраты – антропогенное загрязнение, распространенное прежде всего в районах области, где раньше щедро рассыпали удобрения. Исследования показали, что в тех районах, где в воде присутствуют нитраты, у населения заболеваемость раза в два-три выше, чем в районах благополучных по этому показателю.

Как заметил Михаил Чубирко, за последние десять лет никакого движения в части улучшения качества питьевой воды в области не произошло. И это при том, что в прошлом году во всем мире питьевой воде уделялось особое внимание: 2003 год был объявлен ООН годом пресной воды. Основных причины такого прохладного отношения три: нет денег, зачастую нет понимания проблемы, а иногда у водопроводов даже хозяев нет. Понятное дело, что в последнем случае ни о каком бесперебойном снабжении, а тем более о выполнении санитарных требований и речи быть не может. Как следствие,  с каждым годом в районах уменьшается число целевых программ по улучшению качества питьевой воды, а соответствующий областной закон и вовсе не работает.

Многие воронежцы, которые уже поняли, что обезопасить себя от вредной для здоровья питьевой воды они должны сами, обзавелись фильтрами, другие предпочитают расходоваться на бутилированную воду. Но, как показывает практика, далеко не всегда содержимое бутылки соответствует тому, что на ней написано: в одной – каких-то сульфатов не хватает, в другой – их наоборот больше необходимого. Бывают случаи, когда производители используют некачественную углекислоту. Или когда само производство можно определить как антисанитарное.