Новости

30.04.2004 02:00

Греби отсюда!

К берегам подмосковных водохранилищ кое-где еще можно причалить

Старый фарватер

Байдарка, как известно, самый демократичный и самый экологически чистый вид речного транспорта. Поэтому журналисты "Российской газеты" и решили на собственном опыте выяснить, что ожидает любителей экстремального весеннего отдыха в водоемах и на берегах. Маршрут мы выбрали незамысловатый: от Химкинского водохранилища до Пироговского. Сейчас опытные сплавщики вздохнут скептически, но мы ведь не отдыхать ездили, а изучать обстановку. И на этом маршруте предполагалось встретить огромное количество подводных камней. Правда, не в виде порогов, а в виде частных застроек на берегах и встречных, а также попутных водных транспортных средств посолидней, потяжелее и на порядок помощнее байдарки.

К тому же мы вспомнили прошлогоднюю историю, когда глава одного из министерств решил прогуляться на байдарке по Клязьме, а вернувшись, пожаловался коллегам, что что-то неладное происходит в нашем государстве, ибо не мог он пристать ни к одному берегу, даже в туалет сходить - между прочим, физиологические потребности на реках никто не отменял, - и все потому, что берега увешаны табличками "частная территория".

"Эгоизм хозяев прибрежных участков возрастает год от года. Дай только им волю, и они вообще загородят всю Темзу. А пока они это делают с притоками и заводями. Они забивают в дно сваи, с одного берега на другой протягивают цепи и ко всем деревьям прибивают огромные доски с запрещением высаживаться на берег. Вид этих досок пробуждает во мне все дурные инстинкты".

(Джером К. Джером "Трое в лодке, не считая собаки").

И мы решились проверить его слова, каково это - припарковаться бедному туристу, чтобы отдохнуть, поесть, но чтоб с костерком, с палаткой, иначе и не поход это вовсе...

Лодку мы довольно быстро нашли в прокате. Это оказалось не сложно. Но это другая история. Она будет рассказана в следующих номерах. Сейчас стоит лишь добавить, что если бы мы решили пойти в поход как все - в начале мая, то никаких плавсредств, за исключением баллонов от "КамАЗа" обнаружить бы нам не удалось - серьезные туристы-водники бронируют байдарки загодя.

"Всем, кто решит избрать Оксфорд отправной точкой своего путешествия, я рекомендую запастись собственной лодкой, - если только нет возможности запастись чужой, без риска попасться.

Лодки, которые можно получить напрокат в верхнем течении Темзы, повыше Марло, в общем, превосходны. Они почти не протекают и, если соблюдать осторожность, лишь в редких случаях идут ко дну или распадаются на составные части. В них есть места для сидения и все - или почти все -необходимое, чтобы грести и править".

(Джером К. Джером "Трое в лодке, не считая собаки").

Инструкция для начинающих

Местом старта выбраны окрестности платформы Левобережная. Благополучно выгрузившись, мы приступили к сборке нашего плавсредства. Благо у двоих опыт был... Правда, прошел. За давностью лет и невостребованностью в повседневной жизни. По понятным причинам инструкция по сборке нашего "Тайменя-3" не прилагалась. А значит, нам пришлось собирать его методом проб и ошибок и надеяться, что руки все-таки вспомнят.

Добравшись до берега и вытряхнув все из чехлов, все мы - трое участников экспедиции и фотокор, также имеющий кой-какой опыт по монтажу байдарок, грустно задумались. В общем-то, всем понятно, как эта куча трубочек должна будет выглядеть впоследствии, но не совсем понятно с чего начать. Начали с того, что вспомнили, что забыли дома шпильки, которыми надо скреплять кильсоны. Рискованная попытка заменить их найденными на берегу ржавыми гвоздями и проволокой провалилась при первой же проверке на прочность - отплыть на таком судне не рискнул бы и Робинзон Крузо. Пришлось откомандировать "виновника торжества" обратно домой. Пока его нет, оставшаяся часть экипажа судорожно пытается "вчерне" собрать скелет байдарки.

И вот основа собрана - теперь все это необходимо засунуть в шкуру. Процесс увлекательный. Особенно когда по ходу пьесы выясняется, что соединены между собой не те части. Не на те места поставленные шпангоуты - это полбеды, хотя заново вытаскивать стрингеры процесс длительный. Хуже было с фальшбортами. Так как во время сборки они друг к другу плохо подходили (ну потому что и не должны были подходить), их, сопротивляющихся нашей неразумности, заколачивали топором. Теперь представьте, каково все это было разбирать обратно: двое легковесов, отчаянно цепляющихся за одну деталь и старательно упирающихся чем только можно в песок, и тяжеловес, с легкостью выдергивающий эту деталь у них из рук.

Смешно? Четыре часа ушло у нас на то, чтобы собрать-таки эту конструкцию. За это время на берегу сменилось восемь зрительских составов, которые с удовольствием наблюдали за бесплатным цирком. Девушки из третьего состава даже попросились прокатиться, но так и не дождались финала. Волей не волей вспоминается Джером К. Джером с мальчиками от Бигса, бакалейщика и обувной лавки. Впрочем, зрители сопровождали нас всю дорогу.

Поплыли

Но вернемся к старту. Собранный "Таймень" благополучно был спущен на воду под наши радостные крики "ура". Погрузили вещи, погрузились сами, старт. Мы рванули вперед. Несколько мощных гребков и... байдарка повернула к берегу. Выправили направление и пошли... к другому берегу. После пятого кульбита вспомнили о существовании руля, который в спешке просто забыли опустить в воду.

Итак, канал имени Москвы. По всем Химкам пристать к берегу практически не возможно. Во-первых, запрещено соответствующими знаками, а во-вторых, канал он и есть канал: со всех сторон обрамлен подобием набережной. Но уже за Химками появляются берега, вполне приспособленные для высадки. Знаки, впрочем, остаются в силе. Правда, штрафовать за незаконную парковку некому. Из-за опоздания на старте и сгущающихся на глазах сумерек, экипаж принимает волевое решение - на сегодня, хоть мы и проплыли всего пять километров, все - финиш. Выбрав более-менее пологий берег, швартуемся. Оказывается, вытащить намокшую посудину из воды гораздо сложнее, чем ее туда спустить. Тем более в канале, берега которого уложены крупными булыжниками и бетонными плитами. Другая проблема - поднять разбухшее плавсредство на 20 метров вверх по склону, туда, где решено разбить бивуак. Еще выше по склону - деревня. И в этом наше счастье - все-таки при возникновении каких-нибудь конфликтов с местными жителями у нас всегда будет отговорка, что священного права частной собственности мы не нарушили.

В итоге нам удалось не только поставить палатку, но и развести небольшой костер: благо дров хватало. Было тихо, никто из хозяев ближайших домов даже не поинтересовался, кто и зачем приплыл. Перекусив на скорую руку, отправились спать.

А поутру они проснулись...

Народ стал появляться только утром. В основном рыбаки и собаки с хозяевами на утреннем променаде. Правда, нашу ярко-желтую палатку все они обходили десятой дорогой. Мы же тем временем решили заняться подготовкой к рыбалке. Двое из нас, позиционировавшихся как очень серьезные рыболовы, с головой ушли в процесс превращения красивой палочки в полноценную рыболовецкую снасть. Третий же, затаив дыхание, наблюдал за ювелирной тонкостью процесса: узлы из тонюсенькой лесочки завязывались отнюдь не с первого раза. А полученные результаты не всегда удовлетворяли рыбаков, и все начиналось сызнова. Тем временем двое местных рыболовов уже методично прочесывали канал спиннингом.

- Как успехи?

- Да никак. Канал просто мертвый пока. Хотя не везде так. Вон там за поворотом недавно пятикилограммового судака вытащили. А там - ближе к Клязьминскому водохранилищу - и плотва, и щуки, и бобры водятся.

- А что, бобры тоже клюют?

- Не клюют, но гадят.

- А есть-то местную рыбу можно?

- Да.

Однако выглядят воды канала крайне непрезентабельно: вокруг прибрежных камней расплываются радужные круги, ветер гонит по водной глади клочки буроватой пены и бутылки, сквозь воду просвечивают пивные банки. Умыться в такой воде никто из нас так и не рискнул. Но больше всего мусора на уровне высоты паводковых вод - там скопилось такое количество пластиковых бутылок и алюминиевых банок, что даже наша активная их уборка с последующим сжиганием трофеев на костре не привела к заметному результату. В Москве, наверное, мусора не меньше, но именно здесь - на природе, эти предметы выглядят особенно вызывающе. Удивительно, но факт, мусор на берегу не волнует никого - ни хозяев прибрежных домов, ни руководство канала. Во всяком случае было незаметно, чтобы кто-нибудь кроме нас попытался его убрать.

Наконец и наша снасть готова. Можно пускаться в путь. Под любопытными взорами соседской компании стаскиваем байдарку к воде. И загружаемся в нее без происшествий, вызвав некоторое разочарование у зрителей. Дальше до самого Долгопрудного наш путь лежит между крутых берегов, одетых понизу в бетон. Жизнь на них кипит - велосипедисты ездят, конники скачут, парочки чинно прогуливаются.

Напротив первых долгопрудненских домов нас догоняет крутой катер-иномарка. По земле ездил бы, точно "Мерседесом" звали бы. Мы судорожно соображаем, куда бы спрятаться. Ведь лихой глиссер на полном ходу поднимает крутую волну, вполне способную потопить наше утлое суденышко. Тем временем, не долетая метров двадцати до нас, катер резко сбавляет ход и прокрадывается мимо "на мягких лапах". Потом, удалившись на безопасное расстояние, он вновь дает полный ход и под рев мощного мотора скрывается за поворотом.

В том, что это не было случайностью, мы убедились через несколько минут, когда катер возвращался обратно: его капитан вновь проделал все вышеописанные процедуры и помахал рукой на прощанье. Приятно все же встречаться с вежливыми людьми, думающими не только о себе.

Трое в лодке, собака - на берегу

Организм потихоньку втягивается в работу. Руки уже совершенно автоматически машут веслами в нужном ритме. Однако свежий воздух и физические упражнения пробуждают просто зверский аппетит. Пора причаливать. И, как выясняется, очень своевременно. Мимо нас один за другим тянутся грузные сухогрузы. Увернуться от них в тесноте канала мы вряд ли бы смогли. Пара мореходов отправляется в ближайший магазин за съестным.

Известно, что таракан адаптируется к любой среде за считанные минуты. Такой способности за человеком мы не подозревали. И тем не менее после десяти километров заплыва с водной гладью мы свыклись, но явно отвыкли от тверди земной. Выйдя на берег, мы приобрели характерную походку моряка, вернувшегося из долгого плавания. Каждый шаг таил в себе подвох, ноги только и ждали момента, когда земля качнется в ту или иную сторону, и уже готовились поймать равновесие... Но земля оставалась на месте. Чего не скажешь о равновесии.

Обычный поселковый магазин. Уже на пороге слышим где-то сзади детский голос: "Сок березовый купите!"

Пацан с кучей банок вокруг.

- И почем?

- Какой? Вот с сахаром, вот без. Попробуйте. Два литра - 100 рублей, литр - 50, поллитровая банка - 30...

После недолгого торга - к этому моменту подошел второй пацан - цена упала до 50 рублей за два литра.

- Это он вам скидывает, - говорит первый бизнесмен - пятиклассник. Его напарник в третьем классе.

- А где вы сок берете?

- А там, в роще. Мужика попросили дерево пробить... Бадья, пять литров, за три часа наполняется...

- И сколько за день заработка?

- Нам хватает...

- Ну удачи вам в бизнесе, - и мы отправились с банкой сока к воде, лодке, и коллеге, томящемуся в ожидании пищи.

...И все-таки не обошлось без собаки. Спускаясь с косогора, встретили. Холеная, мощная, породистая, в ошейнике. Шла мимо и в гордом одиночестве. Ну не хватало нам для комплекта. Подозвали - подошла. Колбасу съела с удовольствием и больше не отходила. Мы уже и стол накрыли, и уселись, и обедаем - лежит в сторонке, мол, ее это не касается, но не уходит. Очень вежливая и воспитанная псина оказалась, в отличие от литературного Монморанси. Пожрать не прочь, но к столу, который на земле, ни-ни. Жаль, что в лодку она не поместилась бы ни при каких условиях, а то забрали бы.

Выбирая место для трапезы, вновь обращаем внимание на огромное количество мусора на берегу: битое стекло, пластиковые бутылки, сигаретные пачки и т. д. и т. п. Местами из-под мусора даже не видно травы. Мы, конечно, собрали мусора сколько смогли, но это была капля в море. Вот если бы все отдыхающие на берегу сделали то же...

Главное в капитане - вес!

Отправляемся дальше. В экипаже происходит смена рулевого. Почетная обязанность возлагается на самого крупного покорителя водных пространств. Трудности начались уже при посадке. Как выяснилось, место капитана в корме байдарки крайне узкое и на таких седоков не рассчитано. Так что новому рулевому экипажа пришлось втискиваться туда как пробке в бутылку. Надо сказать, что в этом были свои плюсы: сидючи в середине, он имел обыкновение перемещаться вправо или влево. Лодка угрожающе кренилась и рыскала из стороны в сторону. На месте капитана корабля он оказался как нельзя кстати - придал устойчивость судну.

Но все трудности были успешно преодолены, и вновь берега побежали по обе стороны от нашей лодки. Вот, наконец, Клязьминское водохранилище. Мы крутим головами, пытаясь убедиться - правда ли, что все берега Клязьминки уже раскуплены и везде стоят столбы с грозными табличками: "Частная собственность. Проход запрещен". Выясняется, что это утверждение верно лишь отчасти. На правом берегу - если идти из Москвы - действительно территория одного яхт-клуба переходит в территорию другого клуба, не оставляя ни сантиметра зазора. Левый же берег манит пустыми пространствами. Впрочем, рыбаков нет ни там, ни там. Да и вообще вокруг как-то пустынно: байдарок, кроме нашей, ни одной, водный мотоциклист просвистел лишь один. Только небольшие катерки уже упомянутых яхт-клубов иногда проплывают мимо.

Заметим, что вырулив из узкого канала на просторы Клязьминского водохранилища, мы осознали, что наше путешествие не столь безобидно, как казалось. До ближайшего берега метров триста, вода на грани замерзания, северный ветер в лицо и заметное волнение... Между прочим, по инструкции, байдарка предназначена для плавания при высоте волны не более 15 сантиметров. И при очередном близком проходе катера приходилось срочно разворачивать лодчонку носом к волне, чтобы не перевернуло. И все равно захлестывало (больше всего страдал наш тяжеловесный капитан).

- Катер идет! - кричит кто-нибудь из нас, едва только враг покажется вдалеке, и мы мгновенно начинаем готовиться достойно его встретить. Я хватаю рулевые шнуры, Гаррис и Джордж садятся рядом, обязательно спиной к катеру, и лодка тихонько дрейфует прямо на середину реки.

(Джером К. Джером "Трое в лодке, не считая собаки".)

Измученные гребцы

Подходим к очередной бухточке. На берегу виднеются стильные строения, пришвартован корабль "Алеша Попович", далеко в воду выдается причальный пирс. На пирсе компания молодежи. Девчонка из этой компании, завидев нас, машет рукой: "Ребята, прокатите!" Подгребаем к берегу.

- Я не на шпильках, - сразу предупреждает наши возражения она.

- Однако это будет дорого стоить...

- Сколько? - спрашивает девушка.

- Да не вопрос, - почти в унисон произносит ее парень.

Впрочем, из-за очевидных технических проблем прогулка не получается. Прощаемся со случайными собеседниками и под их завистливые вздохи - хорошо же вам так отдыхать - медленно отчаливаем.

Вот и Пироговское водохранилище. Выглядит оно почище Клязьминского. Берега его застроены. Но место для привала можно найти и здесь. Финиш путешествия уже близок. Это хорошо: настало время сориентироваться. Достаем карту. Пристань "Бухта Радости" на ней обозначена. Но ее можно отнести сразу к трем причалам. Какой из них - наша цель? Наконец, после долгих переговоров по мобильнику со встречающим нас коллегой берем курс вдоль берега. Несмотря на вечерний час и, мягко скажем, нежаркую погоду, берег сплошь заполнен народом. Отовсюду тянет мангальным дымком, орут магнитофоны - веселье бурлит. Находим удобное место, причаливаем и приступаем к разборке плавсредства.

Правда, сперва, несмотря на подступающие сумерки, требуется срочно переодеться в теплое, мягкое, а главное - в сухое. От мокрой одежды тело бьет такой озноб, что схватиться за нужную деталь байдарки практически невозможно. Разбирать с таким трудом собранный "Таймень" по покровом ночи - предприятие малорадостное. Потому с тем же энтузиазмом, с которым гребли, принимаемся демонтировать верно послужившую лодку. Пожалуй, мы перекрыли в тот вечер все нормативы по скоростному разбиранию байдарок.

А затем была спасительная баня, камин, шашлык, партия в бильярд и долгие рассказы про наше незамысловатое, в общем-то, приключение. Общий вывод участников экспедиции: плыть можно.

Плавали, знаем...

- Что ж, - сказал Гаррис, протягивая руку к бокалу, - путешествие было на славу; я от души благодарен старушке Темзе. А все же мне кажется, что наш последний поступок - когда мы дали тягу - был мудрый поступок. Итак, за здоровье Троих, благополучно выбравшихся из лодки!

(Джером К. Джером "Трое в лодке, не считая собаки").

Филиалы РГ Столица ЦФО Московская область
Добавьте RG.RU 
в избранные источники