Новости

17.05.2004 01:30
Рубрика: Культура

Большая Морская - чужие берега

Дмитрия Набокова беспокоит судьба Музея Владимира Набокова

Аукцион в Швейцарии, на который Дмитрий Набоков выставил несколько раритетов с личными автографами своего отца Владимира Набокова, наделал немало шума в Санкт-Петербурге. Ведь город считает его "своим", поскольку здесь, на Большой Морской, прошло детство и отрочество самого загадочного писателя ХХ века. Однако сейчас музей Набокова на грани банкротства и может быть выселен, поскольку не платит за аренду.

 

Нам удалось связаться с Дмитрием Владимировичем Набоковым.

- Дмитрий Владимирович, судьба Музея Набокова в Петербурге сейчас складывается непросто...

- О, это очень волнует меня! Я знаю, что какие-то люди решают его судьбу, но понять, как это будет решено, невозможно... Неприятно, что даже для такого заведения нельзя сделать исключение, чтобы не платить огромные деньги за аренду, - ведь книги Набокова, как я знаю, одни из самых читаемых в России...

Насколько я знаю, каждый год в день рождения моего отца - а нынче это был юбилей, 105 лет, - всегда отмечается у вас, в Санкт-Петербурге, на Большой Морской, в нашей квартире в доме номер 47. Всегда широко отмечают юбилеи и в Америке, там настоящий культ отца...

- Владимир Набоков на вопрос корреспондента, каким он считает себя писателем, когда-то ответил - все-таки американским писателем. Как вы думаете, это иронический ответ или серьезный?

- Конечно, иронический! Но репортеры никогда не отличают серьезный ответ от шуточного! Поэтому этот ответ отца был тиражирован везде как вполне серьезный! На самом деле, каким он еще может быть, кроме русского? Можно писать и даже думать - как он - хоть на китайском, но принадлежать своей нации. И он принадлежал России и принадлежит ей - независимо от того, где он живет, какие у него привычки и каков образ мышления. Впрочем, это все рассуждения достаточно умозрительные. Отца, на самом деле, мало волновало, где он живет и кто он по национальности. Он действительно был самым настоящим гражданином мира - в самом прямом смысле!

- Известно его более чем скептическое отношение к русским авторам, своим современникам - Бунину, Пастернаку. Чем вы можете это объяснить?

- Это достаточно сложный для меня вопрос... Он не любил Пастернака как писателя, ему не нравилась такая литература...Что касается Бунина, то общения, насколько мне известно, было немного, и он мало обращал внимания на то, что кто-то еще занимается литературой... Он обожал бабочек - вот это действительно было его настоящей страстью... Он создал альбом "Бабочки Европы" - научный каталог с описанием известных видов. Часть его знаменитой коллекции, я знаю, есть и у вас в Петербурге в музее-квартире на Большой Морской...

- Вы всего однажды были в Петербурге. Почему?

- Я приезжал по приглашению и много общался с людьми, приятными для меня. Вадим Старк, благодаря которому и существует музей отца, - мой друг, - организовал для меня эту поездку. Я был восхищен Петербургом!

- Он оказался таким, о котором вам рассказывал отец, или вы читали в его книгах?

- И да и нет! Что-то превзошло мои ожидания, а что-то угнетало меня! Но в целом - это великий европейский город - жаль, что в таком запущенном состоянии...

О причине, по которой Дмитрий Владимирович расстался с редкими книгами, наперебой гадали корреспонденты всех российских выпусков теленовостей. А я даже не стала спрашивать. Вырученные на аукционе деньги в несколько раз превышают сумму арендной платы, которую музей заплатить не в состоянии и из-за которой он может быть выселен на улицу. И Дмитрию Набокову было бы стыдно говорить о том, что петербургские чиновники не смогли найти возможность сохранить музей, дом, откуда начал свой путь гений-изгнанник...

Культура Арт Музеи и памятники Общество Ежедневник Образ жизни Филиалы РГ Северо-Запад СЗФО Санкт-Петербург Петербургская жизнь Творчество Владимира Набокова