18.05.2004 02:00
    Рубрика:

    Два месяца после выборов

    Муниципальная власть: прошло два месяца после выборов. Кое-где местной власти по-прежнему нет.

    Новосибирская область: Авось на Оби

    Для финансового благополучия муниципалам не хватает только денег

    Город Обь, расположенный в тридцати километрах западнее Новосибирска, с недавних пор красиво именуют еще и "Аэро-сити" - такое название носит даже городская еженедельная газета. Действительно, жизнь большинства жителей Оби так или иначе связана с авиацией - на территории города расположен крупнейший за Уралом международный аэропорт Толмачево, здесь же зарегистрирована одна из ведущих российских авиакомпаний. Однако внешне
    Обь мало напоминает современный урбанизированный город-спутник. "Аэро-сити" - типичный провинциальный городок.

    Муниципальные власти Оби - администрация и городской Совет депутатов - делят первый этаж типовой "хрущевки" c отделением Сбербанка и двумя магазинами. Над ними, как символ демократии, возвышаются еще четыре этажа, заселенные обычными жильцами. Муниципальные "клерки", работающие в тесноте, да не в обиде, сразу указывают на это гостям: "Смотрите, у нас прямо над государственным флагом сушится белье".

    Обь получила статус муниципального образования с 1 января 2003 года наряду с другими городами областного значения, где прежде не было местного самоуправления, а существовали так называемые территориальные органы государственной власти. Но от этого мало что изменилось. Самостоятельный бюджет у города был и раньше. Правда, появился свой устав. Но собственного имущества город не имеет до сих пор - пока не завершен процесс разграничения полномочий с органами государственной власти. Жизнь, тем не менее, вынуждает муниципальные власти принимать оперативные решения - особенно если это касается жилищно-коммунального хозяйства. Поэтому в городе уже создана дирекция единого заказчика, которая заключает договора между потребителями и поставщиками жилищно-коммунальных услуг, а также собирает и распределяет между поставщиками коммунальные платежи.

    Смотрите, у нас прямо над государственным флагом сушится белье.

    С 1 января 2003 года на баланс муниципалитета перешел военный городок Толмачевского гарнизона. Теперь всю инфраструктуру городка содержит муниципальный бюджет, причем без единой копейки компенсаций со стороны Министерства обороны. Мало того, что коммунальные сети в военном городке изношены донельзя, - здесь уже более полутора десятков лет нет горячей воды и служивый люд вынужден греть воду в титанах. Правда, городские власти уже построили для городка новую газовую котельную, но теперь уже не хватает простой холодной воды. C водой в Оби периодически возникают перебои, особенно в северной части, где расположены авиационный и военный городки: скважины здесь старые, забитые илом, да и соседство с аэропортом не лучшим образом сказывается на качестве воды. В центральной и южной частях города с питьевой водой получше - они подключены к сетям Новосибирского горводоканала и получают воду по установленным лимитам. А это не так уж и много - всего 2,5 тысячи кубометров в сутки, в то время как городу нужно не менее 7 тысяч, а согласно городской программе развития водоснабжения с учетом централизованного водоснабжения частного сектора - около 8,5 тысячи.

    Еще одна острая проблема для городского коммунального хозяйства - высокие тарифы, устанавливаемые поставщиками услуг. Сейчас, как того требует федеральное и областное законодательство, горожане оплачивают 90 процентов реальной стоимости жилищно-коммунальных услуг. И любое повышение тарифов люди воспринимают болезненно: что уж тут говорить, если, например, в военном городке Толмачевского гарнизона тарифы не пересматривались с 1996 года и сразу же поднялись по отдельным видам в три-пять раз!

    - Приходится из двух зол выбирать меньшее: высокие тарифы позволяют лучше подготовиться к зиме, - говорит глава местного самоуправления Валерий Степанов. К тому же, в городе действует система субсидий: в зависимости от материальной обеспеченности горожане получают компенсацию в размере от 6 до 22 процентов стоимости услуг. В настоящее время субсидиями пользуются примерно треть квартиросъемщиков.

    Еще один бич городского хозяйства - изношенность коммунального и жилищного фондов. В Оби многие дома стоят без капитального ремонта еще с 30-х годов прошлого века. Масса бараков так и остались "вечным временным" жильем. У одного из них два года назад рухнула крыша и до сих пор восемь проживавших в нем семей ютятся кто где может - например, у родственников в таких же дышащих на ладан хибарах. По словам главного специалиста отдела архитектуры, строительства и ЖКХ администрации города Обь Елены Шепиловой, на сегодняшний день в муниципальной собственности находится более 300 тысяч квадратных метров жилья, из них 57,5 тысячи относится к разряду ветхого и аварийного. Износ муниципального жилья в среднем составляет 71 процент, в военном городке - 75 процентов. Около трети городских тепловых сетей старше 20 лет, процент их износа - 80 и выше. Водопроводных и канализационных сетей старше 20 лет в городе более половины, их износ составляет соответственно 63 и 73 процента.

    - В части собираемости налогов бюджет Оби вполне самодостаточен, - рассказывает заместитель председателя городского Совета депутатов Николай Субботин. - Основными налогоплательщиками выступают такие крупные предприятия как авиакомпания "Сибирь" и аэропорт Толмачево. Проблема в нормативах отчислений регулирующих налогов, которые нам устанавливают областные власти. При этом единственный аргумент, который предъявляется, - что Обь, мол, и так живет лучше всех. Да, у нас даже в самые тяжелые времена не было задолженности по зарплате. Но это потому, что местные власти работают над увеличением налогооблагаемой базы. А есть те, кто сидит сложа руки и получает дотации - им больше ничего и не надо. Обь вполне могла бы жить и развиваться за счет своего бюджета, но денег на развитие просто нет. В городе нет стадиона, школ не хватает, в детские садики - очередь. Жилье вообще не строится. То есть наша самостоятельность заключается в том, что мы сами едим тот кусок, который нам отрезают от нашего же бюджетного пирога. А этого огрызка хватает только на выплату зарплаты и латание дыр в коммунальном хозяйстве.

    Впрочем, несмотря ни на что ощущения неминуемой катастрофы у городских властей все же не возникает - "как-нибудь да прорвемся".

    Юрий Прокопьев

    Свердловская область: Пенсия после пиара

    С июля прошлого года по март нынешнего в Свердловской области непрерывно шли предвыборные кампании разных уровней - далеко не всегда "чистые" с точки зрения политтехнологий. Однако с черных пиарщиков хоть шерсти клок: их полемика породила инициативу федерального масштаба. В Нижнем Тагиле и Екатеринбурге пенсионеры получат компенсацию из местного бюджета.

    Пока шли дебаты, виртуальный подкуп избирателей сопровождался нелицеприятной полемикой о том, "кому сколько дать". Идея состояла в том, чтобы доплачивать всем пенсионерам, имеющим пенсию ниже прожиточного минимума (определенного правительством области в 1680 рублей) до уровня этого пресловутого минимума. Кому-то должно было достаться 500 рублей, кому-то - 2. Главное, чтобы "нищих пенсионеров в области не осталось".

    На листовках кандидата в мэры Екатеринбурга Олега Гусева подтекст был сформулирован наиболее ясно: мол, выберете меня мэром - выплачу всем 13-ю пенсию из собственного кармана.

    Сколько ни говори слово "халва", во рту слаще не станет. В этом жители области убедились сразу после окончания кампаний. Пилюлю подсластил один из горнозаводских мэров, глава города Нижний Тагил Николай Диденко. Он одобрил инициативу депутатов-единороссов о выплате надбавки к пенсии инвалидам и детям-инвалидам в среднем по 150 рублей в месяц. Таким образом, в России появился первый прецедент увеличения пенсий органом местного самоуправления за счет собственного муниципального бюджета. Тема муниципальной пенсии долго "мылилась" в городской Думе, пока не появился документ "Положение о муниципальной компенсационной выплате отдельным категориям населения в 2004 году". Выплаты администрация намерена производить один раз в год. Дети получат деньги соответственно к Дню защиты детей, инвалиды - к Дню инвалида, пенсионеры - в канун Дня пожилого человека. В свете предстоящей административной реформы подобную самостоятельность города в решении социальных проблем можно было бы приветствовать, если бы не экономическая ничтожность документа.

    По оценке экспертов, на прибавку к пенсии могут претендовать около 20 тысяч жителей Екатеринбурга. Это в теории, а реально перечисленные категории граждан - в основном люди, нуждающиеся в опеке, больные, малограмотные, парализованные или откровенно пьющие. Они наверняка не смогут выбрать полностью ассигнованные им деньги. Невостребованные компенсационные выплаты в худшем случае будут "стерилизованы", то есть списаны в счет бюджетного дефицита, а в лучшем варианте пойдут на премии работникам администрации.

    Сергей Мартьянов

    Тамбовская область: Витамины чемоданами

    Лирически настроенные чиновники из центра называют местное самоуправление "витаминами для демократии". Муниципальные же власти полагают, что не помешала бы еще и белковая пища, а также жиры и углеводы...

    Если в большинстве регионов страны местное самоуправление работает только на уровне районов, то в Тамбовской области со всеми его прелестями столкнулись и города, и поселковые советы. Скажем, в один прекрасный день тихая районная Жердевка получает в подарок от министерства обороны в управление потрепанный реформами военный городок. Он для местной власти что чемодан без ручки: и бросить жалко, и нести неудобно. Дома нужно капитально ремонтировать, содержать, а средств в бюджете для этого нет.

    Почти год назад в Тамбовской области прошла инвентаризация бывшей колхозно-совхозной собственности, в результате которой сельские советы получили в "подарок" более тысячи водонапорных башен и водозаборных узлов. Точно таких же "чемоданов".

    Новый Закон "Об общих принципах организации местного самоуправления в РФ", который вступит в силу через полтора года, недавно обсуждался в городе Мичуринске при участии полномочного представителя президента РФ в Центральном федеральном округе Георгия Полтавченко.

    Мэр Тамбова Алексей Ильин, он же глава местного самоуправления, внимательно прочитал текст обсуждаемого закона и на заседании в Мичуринске сказал о нем все, что думает. Например, что десять лет назад бюджет Тамбова был в три раза больше нынешнего, но городу оставалось 40 процентов собранных налогов, а сегодня ему перепадает всего 10 процентов. Под действующие федеральные законы об инвалидах и "О ветеранах" подпадают 70 тысяч горожан, но финансируются они в лучшем случае на 30 процентов. Причем три четверти оставшихся налогов уходит на оплату света и тепла, пятая часть - на зарплату, а оставшиеся шесть процентов - на реализацию полномочий местного самоуправления.

    - Благо бы все эти средства оставались в области, - говорит Ильин, - но ведь из-за жесткой централизации деньги идут исключительно в Москву!

    500 тысяч квадратных метров кровли жилых домов, построенных в 60-70 годы, текут, а около тысячи квартир в недавно построенных домах не востребованы из-за низкой платежеспособности граждан, нуждающихся в жилье.

    - И при всем том, - саркастически замечает мэр, зиму город пережил нормально, и явка на президентские выборы была выше, чем в соседних областных центрах...

    Георгий Полтавченко, в ответ на последнюю реплику похвалив собеседников за "успехи", пояснил, что закон об МСУ пока "открыт для доработки". Или, как уточнил тамбовский губернатор Олег Бетин, находится "в стадии созревания". Однако судя по уже появившимся "всходам" радикального перераспределения бюджетных средств не предвидится.

    Евгений Писарев

    Прямая речь: Как разобрать завалы

    Николай Павелко, советник главы администрации Каневского района Краснодарского края

    На органы местного самоуправления, помимо повседневных забот и постоянно происходящих выборов, ложится ответственность по разборке правовых "завалов" на местах, созданных за все время существования МСУ в России. Как это делать - понять бывает довольно трудно. Что говорить, если даже министерство экономического развития и торговли - один из разработчиков реформы местного самоуправления располагает довольно скудным "разъяснительным материалом" о том, как внедрять новый закон в жизнь.

    В общей сложности, по оценке специалистов, для претворения реформы в жизнь необходимо внести свыше 215 изменений в законодательные и нормативно-правовые акты РФ.

    Закон четко определяет перечень вопросов местного значения для всех муниципальных образований. Четко определено имущество, которое может находиться в собственности субъекта РФ и в собственности муниципальных образований. Это дает основания полагать, что подспудно по мере вступления в силу новых законов будет дан старт для нового витка приватизации - благо имущества, не подпадающего под положения этих документов, у субъектов РФ и у органов местного самоуправления достаточно. Главное на этом этапе - не впадать в крайности и добиваться, чтобы налоги от новых хозяйствующих субъектов, созданных в процессе приватизации, оседали бы в полном объеме в местных бюджетах, а не в других местах.

    Основную проблему - наведение порядка в межбюджетных отношениях - можно с полным на то основанием считать политической. Если этой цели не добиться, то основная масса муниципальных образований так и не сможет нормально работать, продолжатся перепалки между различными уровнями власти.

    Большинство муниципальных образований - сельские округа. А на селе сегодня мало эффективных собственников, это по большей части компании, пришедшие со стороны. Казалось бы, вот они - субъекты для налогообложения. Но не все так просто. Заводы, производящие продукцию на нашей территории, платят налоги не в местный бюджет, а по месту юридического адреса. Назрела необходимость внести изменения в законодательство в целях того, чтобы налоги платились по фактическому месту нахождения.

    Закон предусматривает для "слабых" муниципальных образований выравнивание уровня бюджетной обеспеченности. Это в свою очередь может привести к тому, что некоторые руководители не будут проявлять должной самостоятельности и по старой привычке станут ждать дотаций. Закон предусматривает ответственность органов местного самоуправления за просроченную задолженность муниципальных образований по исполнении своих долговых и (или) бюджетных обязательств. Но разве испугаешь наших глав ответственностью, когда страна столько лет жила не по закону, а "по понятиям".

    В состав нашего Каневского района Краснодарского края входят девять сельских округов. Мы решили выйти с законодательной инициативой в Законодательное собрание Краснодарского края, чтобы законодательно закрепить границы района, наделить его статусом муниципального и т.д. Далее намерены провести инвентаризацию имущества, земельного фонда, составить реестр налогоплательщиков для муниципального района и проектируемых сельских поселений, изучить финансовую составляющую муниципальных образований. Потом будут разработаны модельные уставы муниципального района и сельских поселений, проведена подготовка к проведению выборов в органы МСУ и определены модели управления ими. О каждом шаге, естественно, сообщается жителям районов.

    Планы - это прекрасно, но на практике все осложняется "правовым нигилизмом" граждан. Мало кто звонит на "горячую линию", которую мы организовали в районе по вопросам МСУ. Людям, похоже, это попросту безразлично. Поэтому главное для нас сейчас - привлечь к реформе МСУ как можно более широкие массы общественности. И надеяться, что федеральная власть со своей стороны разгребет законодательные "завалы" и доработает правовую базу реформы.