Новости

25.05.2004 05:00
Рубрика: Власть

Гражданская обломовщина

Выражение "гражданское общество (ГО)" стало сегодня примерно такой же разменной монетой, как "перестройка" и "гласность" лет 15 назад. Понятно: мода на слова приходит, проходит, потом опять приходит - круговорот слов в общественном сознании.

А мода на ГО действительно старая - собственно, главным содержанием последних 200 лет западной истории стало реальное развитие ГО, а 200 лет русской истории (с перерывом 1917-1989) прошли под салонно-кухонно-митингово-газетные споры о возможности и нужности ГО в России. Эти споры и стали одним из главных проявлений (заменителей?) самого ГО.

Как почти обо всем в истории России, об этом очень хорошо сказал Толстой - и как почти все, что он сказал, это тоже вполне актуально.

Константин Левин спорит с братом Сергеем Иванычем - философом, либералом, земским деятелем, одним из тех, кто пытался создавать ГО в России. "Я думаю, что двигатель всех наших действий есть все-таки личное счастье. Теперь в земских учреждениях я, как дворянин, не вижу ничего, что бы содействовало моему благосостоянию. ...Для меня земские учреждения просто повинность платить 18 копеек с десятины, ездить в город, ночевать с клопами и слушать всякий вздор и гадости, а личный интерес меня не побуждает".

Черт подери, да ведь то же самое (в особенности "слушать всякий вздор и гадости") с тем же чувством, скажет и сегодня разумный представитель выше среднего класса, следящий за политикой. Он скажет это, например, про выборы в Думу, а уж тем более - про выборы местного самоуправления! Ну в самом деле - сколько нас не убеждай, что от моего голосования на выборах Думы (и даже местной Думы) как-то реально зависит наша жизнь, простые наблюдения, здравый смысл упрямо и уныло твердят: "Не-а, ничего реально в моей жизни не зависит - ни от состава этих Дум, ни от того, как я проголосую". Но может быть, это не логика и здравый смысл, а просто самооправдание нашей обычной обломовщины в отношении гражданских институтов, общих дел?

Между тем Левин продолжает: "Наши учреждения (т.е. элементы ГО. - Л.Р.) и все это похоже на березки, которые мы натыкали, как в Троицын день, для того, чтобы было похоже на лес, который сам вырос в Европе, и не могу я от души поливать эти березки!"

А вот и возражение Сергея Ивановича: "Задача... состоит именно в том, чтобы найти ту необходимую связь, которая существует между личным интересом и общим.

...Березки не натыканы, а которые посажены, которые посеяны, и с ними надо обращаться осторожнее. Только те народы имеют будущность, только те народы можно назвать историческими, которые имеют чутье к тому, что важно и значительно в их учреждениях, и дорожат ими". И в сущности, ничего более определенного кроме вот этой общей веры в ГО - веры, основанной на успешном западном примере, сторонники ГО и сегодня предложить не могут.

С одной стороны, бесспорно: в стране нет главного элемента ГО - не работает (или очень слабо работает) "обратная связь" от народа к власти, общество пассивно, в нем нет никаких элементов самоуправления, абсолютно господствует политическая философия К. Левина. Разумеется, "профессиональные диссиденты" винят в этом власть, "полицейское государство". Но это уж "привычный вывих", государствофобия русской интеллигенции (хоть и поослабшая за последние годы): власть во всем виновата, народ всегда неповинен. Но хотя в России, действительно, государство - первично, общество - вторично, а государственное бытие определяет общественное сознание, все же общество часто куда мрачнее, чем государство.

Возьмем простейший пример ГО - суды присяжных. Российское общество за этот институт не боролось, эти "березки" экспортированы государством с Запада и механически "понатыканы" в наших широтах. И вот "березки зашумели": Сутягин за передачу американцам секретов, выписанных из газет, получил 15 лет, а спецназовцы, убившие 6 безоружных чеченцев, признаны невиновными. Ясно, что если бы дело Буданова судил суд присяжных, его бы на руках вынесли из зала суда, а если бы судили Ходорковского (конечно, без взяток присяжным), он получил бы максимум наказания.

Да, это действительно суды народа - они судят в соответствии с убеждениями (предубеждениями), господствующими в обществе. Картина складывается однородная - при голосованиях (среди зрителей НТВ!) на "Дуэли" с огромным перевесом побеждает тот, кто требует репрессий для гомосексуалистов, прозападные СПС и "Яблоко" проигрывают выборы, а согласно результатам одного из последних соцопросов, 60 процентов респондентов выступают за выселение кавказцев из России.

Авторитарное сознание, ксенофобские настроения подавляющего большинства граждан - очевидный факт, подтверждаемый каждым массовым опросом, факт, который никто и не оспаривает.

ТАКАЯ свободная политическая активность чем она выше, тем вернее ведет не к ГО в либеральном понимании, а к уничтожению ГО, ведет к авторитарно-полицейскому государству. И это движение будет происходить с опорой на большинство.

Противоядие от такого развития событий заключается не в "силах демократии", а в самом авторитарном синдроме общественного сознания, в одной его особенности, специфичной для России.

В России в авторитарный синдром входит как центральный момент - фатализм, покорность власти. Смирение - выражаясь стилем слезливым. Политическая обломовщина - выражаясь стилем желчным.

Все тот же Левин склонял голову перед народом, выразившим свою мысль в предании о призвании варягов: "Княжите и владейте нами. Мы радостно (?!) обещаем полную покорность. Весь труд, все унижения, все жертвы мы берем на себя; но не мы судим и решаем". А теперь народ, по словам Сергеев Иванычей, отрекался от этого, купленного такой дорогой ценой права".

Конечно, сегодня эту мысль никто не выразит такими "крепостными словами" 1870-х годов. Но в главном все-таки зря кипятились либеральные "Сергеи Иванычи" - народ в массе своей по-прежнему не отрекается от своей готовности (права!) подчиняться Власти (хоть и ворча) и от своего нежелания решать свою судьбу. Да, "билль о праве на бесправие" - не лучший фундамент для построения ГО. Но народ честен: верно, мы не готовы к ГО - так мы его и не хотим строить, не навязывайте его нам!

Наиболее либеральным в России сегодня, как и 200 лет назад, оказывается просвещенный авторитарный строй - разумеется, не в формах XIX века...

Означает ли это, что ГО, как выражался герой Искандера, "интересное начинание - но не для нашего климата"? Вовсе нет. Климат меняется - теплеет. Свобода личности, передвижения, собственности, даже и свобода слова - необходимость этих свобод для себя осознала уже вся активная часть народа. Когда-нибудь (!) возникнет и ощущение связи этих свобод с политическими свободами, с тем самым ГО.

Но реально строить ГО в России может только власть - прокладывать дорогу к ГО через трясину политической обломовщины общества.

Власть Позиция Колонка Леонида Радзиховского