20idei_media20
    01.06.2004 02:00
    Рубрика:

    Докажи, что умер по правилам

    Родителям пришлось самим искать тело погибшего сына, а потом доказывать, что он погиб на службе

    Речь пойдет о бездушии армейских бюрократов, которые затаскали по судам родителей умершего офицера.

    Трагедия произошла в поселке Нименьга Архангельской области. Поначалу Геннадия Алахирева считали пропавшим без вести, потому что он исчез из части. Будь Геннадий солдатом, записали бы в дезертиры. А так все понимали: кадровый офицер просто так не сбежит. Значит, с ним что-то случилось. Но искать его особо было некому. Поэтому поиски поручили... родителям.

    Отец лейтенанта - Николай Николаевич - несколько недель кружил с военными на вертолете над тайгой. Тщетно. А обнаружил сына он в последний день, отведенный частью для поисков. И совершенно случайно. Просто вышел за ворота воинской части и нашел тело Геннадия, лежавшее возле забора.

    Ничего криминального в кончине офицера следствие не обнаружило. Смерть как смерть. По официальной версии, Геннадий отошел в мир иной в результате острой сердечной недостаточности. Правда, незадолго перед смертью он проходил медкомиссию. "Врач сказал: ты здоров как бык!" - похвастался тогда офицер родителям. В июне у него была свадьба. В августе Геннадий погостил в отпуске у родителей в городе Скопин Рязанской области. А в сентябре его нашли мертвым возле воинской части. Такая вот судьба. Родители получили выписку из приказа по строевой части о том, что смерть их сына связана с исполнением обязанностей по воинской службе.

    Через несколько лет Николай Николаевич и его супруга Мария Николаевна решили оформить пенсию по утере кормильца. Но это оказалось не так просто, как написано в законах. Вообще супруги Алахиревы, уже вполне пожилые люди, не имели от государства никакого "снисхождения" в виде льгот, даже по коммунальным платежам. Просто местный военкомат до сих пор не выдал им официального извещения о гибели сына. Чиновники гадают: стоит ли "засчитывать" эту смерть как гибель при исполнении? Поэтому отделались справкой, что действительно был человек и умер. Но четких формулировок в этом документе нет.

    Когда же Николай Николаевич и Мария Николаевна заикнулись о пенсии по случаю потери кормильца, то районный военкомат послал их. В райсобес. Тот запросил облсобес. А там отказали, потому что Геннадий был офицером и именно военкомат должен заниматься подобными вопросами. Круг замкнулся.

    Родители Геннадия вновь написали заявление в райвоенкомат. Теперь тот не стал их никуда отсылать, а просто отказал. Поэтому в 2002 году юристы одной из правозащитных организаций подали от имени Николая Николаевича и Марии Николаевны иск к Скопинскому районному военкомату с требованием признать отказ незаконным и назначить пенсию. Суд этот иск удовлетворил. Но рано радовались.

    Военные чиновники подали кассационную жалобу в Рязанский областной суд, который отменил решение нижестоящей инстанции. Дело было передано на новое рассмотрение. Ответчика (то есть государство) представляли заместитель военкома и начальник отдела по социальному и пенсионному обеспечению. Они представили суду заключение военно-врачебной комиссии, в котором отрицалось наличие у погибшего военной травмы.

    В свою очередь, родители потребовали представить те документы, на основании которых эксперты сделали такой вывод. Ведь не с потолка же они должны были брать эти данные, а с каких-нибудь медицинских карт, прочих документов. У ответчиков их не оказалось. Поэтому суд не принял это заключение и вновь решил дело в пользу родителей погибшего. Вердикт был вынесен несколько дней назад. Но говорить о счастливой развязке (хотя в подобной ситуации вряд ли уместно говорить о счастливой развязке) опять же рано. Чиновники недовольны этим решением. Безусловно, они постараются его обжаловать. Так что назначать пенсию никто не спешит.

    Настоящая беда - бездушие столоначальников. Точнее, те методы, которыми они пытаются отстоять государственную, по их мнению, копеечку.