20idei_media20
    01.06.2004 04:00
    Рубрика:

    Радзиховский о российском капитале

    Так вот. Среди 552 миллиардеров мира - 36 российских граждан (если вычесть 6 "юкосовских банкротов", останется 30). Среди 500 крупнейших компаний мира - 7 российских. По числу легальных миллиардеров Россия на третьем месте в мире, по числу крупнейших компаний - на тринадцатом. Богатейший гражданин России (и Англии) Абрамович (повторяю, "банкрота Ходорковского" не учитываем) на 25-м месте в рейтинге миллиардеров, а крупнейшая российская компания "Газпром" - на 77-м месте в рейтинге компаний. Совокупный капитал российских миллиардеров равен почти половине совокупной капитализации крупнейших российских компаний. В США совокупный капитал миллиардеров - около 6% совокупной капитализации компаний.

    Смысл этих цифр абсолютно очевиден: львиные доли пакетов акций (много больше 50%) крупнейших компаний в России сосредоточены в руках сверхузкой группы людей. В США (тем более в Европе) основная масса акций находится у миллионов, десятков миллионов мелких акционеров, пакет в 1-2% кажется уже чудовищным. Поэтому наш капитализм можно назвать "номенклатурным", "олигархическим". Западный капитализм - социальный.

    При этом надо иметь в виду, что в США и Европе конца XIX века - 30-х годов века ХХ, когда в экономике доминировали частные семейные фирмы, картина распределения общественных богатств была похожа на современную российскую. Структуре капитала соответствует и управление им. Владелец, являющийся управляющим, - норма для России, исключение - на Западе. Там с 1950-х годов прошла "революция управляющих" - крупнейшие АО возглавляют не владельцы (таковых просто нет), а наемные менеджеры. Вполне понятно, что у нас, когда фирмы были созданы 10-12 лет назад совсем молодыми людьми, они же и остаются сегодня владельцами и руководителями, формальными и, уж точно, фактическими. Это придает русскому капиталу большую агрессивность, активность (иногда переходящую в авантюрность), но и делает его менее прозрачным и респектабельным по западным меркам.

    Структура капитала определяет и структуру общества. Западное общество с десятками миллионов мелких акционеров - общество реального среднего класса, не зависимого от государства, то есть то самое гражданское общество (ГО). Наше общество, где на вершине - десяток олигархов и несколько сот магнатов рангом пониже, дальше следует круг их менеджеров и обслуги, а внизу копошится гигантская масса, едва сводящая концы с концами, - это олигархическое общество.

    Что касается собственно производства, то здесь опубликованный список крупнейших компаний убедительно подтвердил нашу славу сырьевого придатка.

    Из 7 российских компаний, попавших в список, 4 - сырьевые ("Газпром", "ЮКОС", "Сургутнефтегаз", "ЛУКОЙЛ"), а также РАО "ЕЭС", "Норильский никель" и МТС (а в мировой экономике из 500 компаний сырьевых - 66).

    Важнейшие отрасли, определяющие современное лицо экономики: компьютеры и ИТ-оборудование, программное обеспечение и услуги, фармацевтика и биотехнология, электронное оборудование, здравоохранение (не как социальный институт, а как мощнейшая область индустрии!) - вообще практически не существуют в России, запредельно отставание в банковской сфере.

    Экономика нефти и металла - опять же западная экономика первых десятилетий ХХ века, времен Карнеги и Рокфеллеров, стальных и нефтяных баронов ("барон" - не случайная метафора, обозначает связь и с землей, и с феодальным строем, а вот "компьютерный" или "программистский" барон как-то не выговаривается). Да, социальная структура общества, структура собственности, структура производства - все одно к одному, вся социально-экономическая система в нашей стране здорово похожа на то, что было на Западе от 100 до 50 лет назад, в эпоху "промышленного феодализма".

    Маркс считал, что передовые страны показывают отсталым их неизбежное будущее. Значит ли это, что Россия "догонит" сегодняшний Запад - лет через 50 наша социально-экономическая система станет такой же, как на Западе сегодня? (То есть, что мы завтра, как и сегодня, будем догонять вчерашний день Запада). Такие представления о линейном прогрессе, где все идут гуськом, "держа дистанцию", по лыжне, проложенной передовыми странами, неверно прежде всего арифметически. Так, если взять в качестве интегрального показателя зрелости экономики величину ВВП на душу населения, то выяснится, что в ХХ веке в России (СССР) этот показатель скакал - от 25% уровня США (1927 год) до 53 % (1975-й) и опять до 25% (2001-й). Дистанция между нашей "Волгой" и "кадиллаком" менялась больше чем в 2 раза!

    Но еще важнее не цифры, а качественное описание общества. Так, средний класс на Западе не только сейчас, но и 100 лет назад был куда более значительным, чем в России сегодня, - за счет многомиллионной мелкой буржуазии, владельцев сотен тысяч, миллионов мелких и мельчайших фирм. Политические свободы и гражданские организации на Западе 100 лет назад были гораздо больше, чем в России начала ХХ века и начала XXI века. Собственно, в США, Франции, Англии уровень политической свободы за 100 лет мало изменился. (А вот социальных гарантий и политкорректности на Западе в начале ХХ века было, понятно, куда меньше, чем сегодня.) Но при полной смене вывесок и в России не слишком изменился характер политических и гражданских институтов по сравнению, скажем, с 1913 годом (советский период мы, естественно, отбрасываем).

    Так что Запад остался при своем, органичном ему уровне политических организаций и институтов, а Россия - при своем, органичном нам.

    "Отчаявшиеся демократы" могут простонать, что мы отстали от Запада в плане демократии и ГО не на 50-100 лет, а навсегда, обречены быть "страной рабов, страной господ". Ликующие фундаменталисты-патриоты могут сказать: никто ни от кого не "отстал". Просто мы - качественно разные, такими были и будем, у нас менталитет, да и сам климат не "гражданский", а "государственнический".

    Но нельзя сказать и того, что в "чистом производстве" мы катимся по западной лыжне, хотя бы и с лагом в 50 лет. Например, наша автомобильная промышленность, созданная волевым решением власти, отстала от западной не на 5, 10, 50 или 100 лет. Она отстала, неконкурентоспособна - навсегда. Так стоит ли сегодня вбухивать нефтедоллары (насильственно их перекачивая из сырьевой отрасли) в создание, скажем, российских компьютеров, если считать, что они будут неконкурентоспособны, как наши автомобили? Но с другой стороны, если оставить все так, как само идет, если экономика останется "естественно-сырьевой", то через 30-50 лет Россия воспроизведет, пожалуй, не сегодняшнее западное, а сегодняшнее венесуэльское общество. Во всяком случае, в системе сырьевой экономики обязательно отомрут - за ненадобностью - высокое образование, наука, культура...

    Так есть ли тут выход?