20idei_media20
    02.06.2004 01:00

    Заминированные пляжи

    Безответственное отношение к безопасности в акваториях черноморских здравниц может привести к трагедии

    Девять лет назад аквалангисты - сотрудники научно-экспериментального морского биотехнологического центра "Большой Утриш" (НМБЦ) перед строительством дельфинария обследовали дно и случайно наткнулись на затопленную баржу времен Великой Отечественной войны длиной в 40 метров, с прекрасно сохранившимися боезарядами. Вот что рассказал корреспонденту "РГ" Георгий Трофимов, местный житель, сотрудник НМБЦ и профессиональный водолаз.

    - Снарядов на судне было очень много, - говорит он. - В 1987 году мы две недели работали с саперами из Керчи. Килограммов четыреста боекомплектов вывезли в Сукко, там в долине рвануло неудачно, половину раскидало. Тогда снаряды в море стали топить. Тонну-полторы вывозили каждый день, - это были боеприпасы разных видов, патроны, противотанковые гранаты, баллоны типа кислородных, только низенькие. Один взорвался на наших глазах, - его разнесло полностью. Тогда мы разрядили только то, что было на борту, в легкодоступных трюмах. Когда баржа тонула, на бок легла, половина боеприпасов вывалилась в грунт.

    По словам профессионального водолаза, боеприпасы, возможно, остались и в заваленных металлом трюмах, в которые не было доступа. Раньше путь к "Гардинии" был закрыт, а сейчас уследить за дайверами-любителями, выбравшими затонувший корабль для погружений, невозможно. Боеприпасы с "Гардинии" растаскиваются на сувениры!

    В этом корреспонденты "РГ" убедились сами - один из утришских жителей прямо на берегу показал боевой патрон длиной в детскую ладонь, с разрушенной оболочкой, вытащенный во время погружения с той самой баржи.

    - Поставят ныряльщики буек - мы срежем, - сетуют водолазы. - Так они на стальном тросе его прикрепили. А ведь на барже есть фугасные снаряды, которые могут взорваться в любой момент, если их выкатить на берег.

    В редакции Краснодарского представительства "РГ" сейчас находятся копии информационно-аналитической записки "Об обеспечении безопасности мореплавания, подводного туризма и морских купаний в прибрежной акватории Черного моря в административных границах федерального курорта Анапа".

    Факты, изложенные в информационно-аналитической записке, говорят о том, что история с "Гардинией" - не единственный пример безалаберности местных властей. В перечне опасных объектов вблизи анапских морских берегов значится донная мина массой около 100 тонн, найденная дайверами осенью 2000 года на глубине 17 метров. В акватории вблизи лечебного пляжа одного из санаториев находятся останки военного корабля на глубине трех метров.

    Опасные сюрпризы из военного прошлого порой цепляют тралами корабли. Старпом Валерий Голованов, имеющий 36-летний морской стаж, рассказал корреспонденту "РГ", как однажды его команда трое суток ждала саперов из Феодосии.

    - А потом оттащили бомбу под Малый Утриш и взорвали ее, - говорит старпом. - Теперь, если встречаем боеприпас, обрезаем трал, кидаем мину или бомбу в море и идем дальше. Не можем мы так долго ждать. А если море штормит - что ж, качаться с бомбой три дня?..

    Моряки считают, что должна быть специальная, мобильная, хорошо оснащенная саперная служба, которая могла бы быстро реагировать на такие ситуации.

    Компетентно

    Игорь Кошман, начальник Новороссийского профессионального аварийно-спасательного формирования "Каскад-регион":

    - Новороссийские аквалангисты по нашей просьбе недавно обследовали "Гардинию". Все упирается в деньги... Устраивать подрыв баржи неэффективно, весь боезапас не сдетонирует. Есть два варианта - либо кропотливый труд водолазов-саперов, либо более безопасный - закрыть баржу саркофагом. Ну а в первую очередь нужно хотя бы перекрыть доступ к ней... Ведь в районах интенсивных боевых действий в крае плотность нахождения боеприпасов - один на 15 квадратных метров.