Новости

Ученые Российской академии наук готовят новый школьный учебник по истории мировых религий
Надо ли в принципе преподавать историю религии в школе? Лучше делать это факультативно или в обязательном порядке? Кто будет вести эти уроки и не превратятся ли они в проповедничество? Будет ли на них обсуждаться вопрос: есть Бог или нет? Как уживутся на страницах нового учебника Библия и Коран, Тора и Буддийские священные писания?

Разные, подчас прямо противоположные мнения столкнулись на совете экспертов, который прошел в "РГ". Вопросы эти тем более актуальны, что во многих российских регионах преподавание нового предмета уже идет полным ходом.

Гостями редакции стали: директор Института всеобщей истории РАН Александр Чубарьян, руководитель Центра по изучению религии и церкви при Институте всеобщей истории Евгения Токарева, председатель Научного совета РАН "Роль религий в истории" Александр Назаренко, ведущий научный сотрудник Института восточных культур РГГУ, зав. кафедрой истории и теории религии Библейского Богословского института Алексей Журавский, генеральный секретарь конференции католических епископов отец Игорь Ковалевский, ректор института образовательной политики "Эврика" Александр Адамский и преподаватель предмета "История религий" в московской гимназии N 1541 Елена Титова. Вела совет экспертов заместитель главного редактора "Российской газеты" Ядвига Юферова.

Дорогой компромиссов

- Бывший министр образования Владимир Филиппов неоднократно заявлял, что школа должна пойти навстречу церкви. Был создан Координационный совет минобразования и Московской патриархии. Некоторые регионы восприняли это как руководство к действию. Так, в большинстве школ Белгородской области уже введены "Основы православной культуры". В то же время регионы, где православие не столь распространено, высказывают недовольство: Россия - многоконфессиональная страна, почему именно православие должно прийти в государственную школу? Нынешнее Министерство образования и науки РФ предложило изучать в школе историю религий. Ученым РАН поручено написать учебник по этому предмету. Вы, как специалисты, убеждены, что именно в такой форме религия может прийти в школу?

Назаренко: Вводить подобный предмет в средней школе необходимо. Вопрос: в какой форме и на каких условиях? Ведь во многих школах этот урок уже есть: появился он стихийно, по желанию педсовета или родителей. Но видение, как его преподавать, разное. И мы получаем хаотическую картину, не регулируемую государством.

Токарева: История религии является не только частью истории как таковой, но и частью культуры. Это неотъемлемый элемент любой цивилизации. Изучение истории религии необходимо для образованного человека.

Журавский: Такой предмет и учебник нужны, и именно в формулировке "История религии", а не "Основы православной культуры". Писать его должны светские специалисты по различным религиям.

Адамский: Конечно, молодые люди должны знать историю религии, особенности различных конфессий. Но структура школы сегодня уже сложилась. Поэтому введение сейчас нового предмета приведет к отторжению молодых людей от религии, усилению негативного к ней отношения. Мы много раз на опыте убеждались в том, что за последние полвека введение в школах новых предметов не давало ожидаемого эффекта. Разумнее давать знания по истории религии в рамках уже существующих учебных предметов - истории, литературы.

Отец Игорь Ковалевский: Основная проблема, не будет ли такой предмет иметь конфессиональный характер. Этого опасается общество. А вторая проблема - кадры. Естественно, учителя должны иметь определенную квалификацию. Например, выпускников итальянской частной духовной семинарии просто так никто в школу не пустит. Чтобы преподавать, им необходим диплом университета. И это правильно.

Язычество подружится с христианством

- Вопрос к разработчикам будущего учебника, специалистам РАН. Когда ожидать его выхода?

Чубарьян: Надеюсь, к 1 сентября 2005 года учебник будет готов. Сейчас разрабатывается концепция, структура, подбираются авторы. Например, это может быть просто справочник "Мировые религии (история и современное состояние)". А можно дополнить его теоретическими вопросами: вера и разум, вера и знания. Сейчас важно решить, на кого будет рассчитан учебник. Предварительно мы договорились, что на учителя.

- О каких религиях в нем будет идти речь?

- Это, по общему мнению, три ветви христианства, а также буддизм, иудаизм и ислам. Но мы хотели бы в нашем учебнике дать представления и о древних верованиях и даже о язычестве.

- Кто будет писать статьи об основных конфессиях?

- Сотрудники Института всеобщей истории РАН. У нас есть специалисты по католичеству, протестантизму, есть отдел, который занимается Востоком. Восточные религии, особенно ислам, должны появиться в учебнике в современной трактовке. Работают эксперты и по православию, мы привлечем авторов "Православной энциклопедии". Этому разделу будет уделено особое внимание.

- А вы будете в этом учебнике отвечать на вопрос: есть ли Бог?

Чубарьян: Лично мое мнение: отвечать на этот вопрос не надо. Но, с другой стороны, если мы даем людям представление, что такое религия, то следует говорить и о вопросах, которые она ставит.

Эти знания абсолютно необходимы в жизни. Хотя бы для того, чтобы понимать мировую художественную культуру и живопись. Ведь сегодняшняя молодежь, приходя, скажем, в Эрмитаж, просто не понимает, что изображено на картинах с библейским сюжетом. Из школ многие ребята выходят, не зная, какие религии есть и чем они отличаются друг от друга. Например, более 90 процентов детей не ответят, в чем разница между протестантством и католичеством.

Курс истории религий, несомненно, может воспитывать у детей толерантность. То есть объяснять, что людей не надо делить по религиозному принципу, цвету кожи, расовой принадлежности.

Адамский: Здесь произнесено слово "учебник". И как только он выйдет, что меня пугает, мы сразу получим и сетку часов, и почти наверняка обязательное преподавание, и штатное расписание. Словом, все, что связано с административно-насильственным изучением предмета.

Любой новый предмет будет давать обратные результаты. Мы видели, что случилось, когда появился предмет "Этика и психология семейной жизни" или "Основы безопасности жизнедеятельности".

Часть культуры? Не только

- Сегодня ни общество, ни семья, ни школа не справляются с воспитанием детей. У определенной части общества есть надежда, что история религии в какой-то степени возьмет на себя воспитательные функции.

Адамский: Меня пугает, что мы обсуждаем введение этого предмета как решенный вопрос. На каком правовом основании религия начинает преподаваться в школе? Есть богатый опыт воскресных школ, где воспитание адептов церкви и изучение религиозного уклада в высшей степени уместны. Почему мы так настойчиво пытаемся внедрить религию в школу?

Отец Игорь Ковалевский: В воскресных школах трудно себе представить преподавание религии именно как части культуры. Это всегда катехизация, вовлечение в лоно церкви. Наряду с этим необходимо давать информацию о религии как части культуры. Я вовсе не предполагаю, что это будет отдельный школьный предмет со своей сеткой часов. Скорее всего, таким урокам найдется место в рамках курса всеобщей истории.

Чубарьян: Я тоже против специального предмета "история религии". Она может преподаваться в школьном курсе истории. Министерство, на мой взгляд, не должно вводить его в обязательном порядке. На первой стадии учитель и школа должны сами решать этот вопрос. Сейчас главная проблема образования - это разрыв между школой и вузом. Выход многим видится в профильной школе. Там, мне кажется, этому предмету как исторической специализации самое место.

Титова: Почему мы боимся введения самостоятельного предмета? Я считаю, что предмет "История религии" имеет право на существование. Если раздробить его по всем курсам и раздать разным учителям, то мы неизбежно столкнемся с трудностями. Во-первых, подготовить весь школьный коллектив к преподаванию такого сложного курса практически невозможно. Во-вторых, при таких фрагментарных экскурсах в область религиозной культуры мы не сможем показать закономерности развития религии.

Назаренко: Курс можно было бы назвать "основами религиозной культуры". Очень важно, чтобы у учителей истории, для которых новый предмет будет дополнительной нагрузкой, был в руках учебник, написанный специалистами и одобренный министерством. А то получается, что вводится предмет "История религиозной культуры", а преподавать его будет священник из соседнего прихода. И фактически мы получим урок Закона Божьего.

В этом светском курсе, несомненно, должны быть и исторический, и богословский компоненты. Необходимо говорить и о том, какую роль та или иная конфессия играла в культурной жизни общества. Без этих знаний общая картина мира рассыпается, выглядит неполной. Например, на уроке русского языка учитель говорит, что Кирилл и Мефодий изобрели славянскую азбуку, но умалчивает, что они сделали это для перевода Священного Писания. Или когда на уроке истории речь заходит о Смутном времени, то говорят, что это польская интервенция на Русь с целью посадить короля Владислава на русский престол. И ни слова о подвиге патриарха Гермогена, который рассылал по церковным приходам письма об изгнании поляков из Москвы. В таких случаях мы недополучаем знания об истории нашей страны. Но преподавание этого предмета должно быть факультативным.

Историков отправят на переподготовку

- Кто все-таки должен вести этот предмет в школе?

Чубарьян: Думаю, что учитель истории. Но он не может преподавать эту дисциплину, окончив только истфак педвуза. Там сейчас даются минимальные знания по основам религиозной культуры. Педагогическое образование необходимо модифицировать, а для школьных историков открыть специальные курсы переподготовки.

Кто еще может готовить педагогов для преподавания истории религии? В министерстве образования и науки лежат заявки об открытии теологических факультетов в ряде университетов, а 12 университетов их уже имеют.

Журавский: Понятие "светское богословие" давным-давно существует на Западе, а у нас оно еще не привилось. Теологический факультет должен готовить специалистов в области религиоведения, издательской деятельности, церковной журналистики. В том числе и учителей истории религии.

- Мы только обсуждаем и спорим о перспективе введения истории религии в школе, а во многих регионах уже преподаются основы православной культуры. По сути, уже происходит та самая кахетизация, чего вы все опасаетесь...

Титова: Да, и учебники уже изданы. Я принесла две брошюры. Одна - учебная программа "Основы православного мировоззрения", другая - "Православная культура в школе". Они предназначены для учителей, которые преподают "Основы православной культуры" в общеобразовательных школах. Так вот, светской альтернативой и должен стать курс "Истории религии".

Отец Игорь Ковалевский: Один из представителей православной церкви согласился со мной, что программа курса "Основы православной культуры" глубоко богословская, фактически программа православных духовных семинарий. Должен отметить, что во многих субъектах Федерации принята местная законодательная инициатива, которая не соответствует Федеральному закону о религиозных объединениях.

Титова: К сожалению, если такой курс захочет ввести администрация региона, то учителю остается лишь подчиниться. Я знаю педагогов, которые с этим реально столкнулись. Какие у них проблемы? Не все же из них являются верующими. А этот курс прописан с богословских позиций и предполагает, что учитель должен прийти к вере.

Адамский: В этом году министерство все-таки приняло нормативный акт, по которому в школах можно использовать только учебники, имеющие грифы министерства: "допущено" или "рекомендовано". И если мы начинаем вводить учебник с таким грифом, это вовсе не так безобидно. Может, надо накопить теоретическую базу, понять запросы учеников и проблемы, с которыми столкнутся учителя, и лишь затем садиться за написание учебника?

Журавский: Я рискую прослыть ретроградом, но с учебника все начинается. И если мы, специалисты, его не напишем, то свято место пусто не бывает: его напишет кто-то еще. Ведь уже говорили о том, как интенсивно в ряде регионов идет катехизация, а издание такой учебной литературы поставлено на поток.

- Если мы вводим основы религиозной мысли, то не должны ли мы пойти дальше и наряду с дарвиновской теорией объяснять детям и библейскую картину происхождения мира и человека?

Отец Игорь Ковалевский: Это абсолютно неправильный посыл. Чем вам не нравится дарвиновская теория? Я католический священник, но мне она никогда не мешала. В мировом богословии это давно закрытая тема.

Не будет ли преподавание идеологизировано? Сейчас это трудно сказать. Но и преподавание истории у нас идеологизировано. Одна учительница истории прислала учебник, изданный в России, в котором написано, что Польша - естественный противник России. Ни в одном польском учебнике такого нет и быть не может. Если бы в Польше был издан такой учебник, то разразился бы страшный скандал. Это, к сожалению, идет от низкой гуманитарной культуры.

По опыту разговоров с людьми даже с высшим образованием я прихожу к выводу, что в религиозных вопросах они проявляют неграмотность. Это не их вина. Просто у них не было возможности получить знания в этой области. Что и доказывает необходимость просвещать детей.

Этим советом экспертов мы открываем дискуссию о том, надо ли преподавать историю религии в школе и каким быть учебнику по этому предмету. Желающих высказаться просим присылать свое мнение по адресу: kobe@rg.ru